дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Эш попадает в мир, где царят совсем другие законы, видит то, чего раньше не видит, а потом уходит с осознанием того, что у него иной путь


Покидая заведение Эрреро, Эш был в несколько встрепанном состоянии. Он не знал, что ожидать от разговора. Да и передача, которую дал ему с собой Джозеф, вызывала ненужный интерес. Но вскрывать плотный пакет или открыть коробку он не собирался. Это, в конце концов, его не касалось.
Всю дорогу до кафе "Стюарт", он молчал, собираясь с мыслями. Даже начавший остервенело лить дождь не сбил его с мыслей. "Духи любят неопределившихся жрать". Уже стоя перед дверью в заведение дискордант встряхнулся и постучал в дверь. А получив ответ просто толкнул ту от себя, заходя в помещение.
В помещении было непривычно. Как будто попал в мир, подчиняющийся совершенно иным законам. Законам, лежащим под слоем толкований, которые формируют так называемую реальность. вроде бы забегаловка как забегаловка, но внутри на гребне волны лежал полуразложившийся мертвец со смутно знакомыми чертами лица, и в его груди огоньком билось сердце. Над мертвецом склонился черный дракон, залитый дождями, и по его чешуе будто прокатывались речные волны. Неподалеку в водных оковах лежал лицом вниз другой мертвец, иссушенный и смешавшийся с тьмой. Одна рука у него была черна вся. А рядом с ним сидел возмутительно похожий на нормального человека... человек с огненной искрой внутри. И ножом вырезал приток реки из кости давно умершего древнего существа.
Леон напрягся, очарование беседы моментально пропало. Он мгновенно вспомнил, в каком... положении пребывает. Кто бы ни зашел, лежать перед ним в позе пожилой морской звезды, без крови и возможности даже голову повернуть, было унизительно. Одно дело Пилигрим, перед которым Леон совсем недавно вывернул душу наизнанку, а другое - кто бы там ни пришел.
Первая реакция была выйти, и осторожно закрыть дверь за собой. Пламя и горящий парк показались совершенно понятными и родными. Эш вздрогнул. А потом закрыл за собой дверь, отсекая себя от реальности на улице. Он сам шел сюда, сам просил об этом.
Казалось, что внутри кафе мир сошел сума, потеряв свою форму и законы. Волна, дракон, бьющееся огнем в груди трупа сердце. Дискордант старался не смотреть слишком уж внимательно и пристально, хотя черное тело мифического дракона привлекало взгляд своей странной, совершенно чуждой красотой. Он взял себя в руки и сделал шаг вперед.
- Хорошей ночи, господа, - он склонил голову строго следуя этикету. Хотя какой этикет был принят в этом съехавшем с катушек месте, он понятия не имел. - Где я могу найти мистера Шульца?
- Ты уже нашел. Зачем пришел? - отозвался Человек, продолжая резню по кости. Сам Алекс, если обратит на себя внимание, увидит, что его руки тоже стали руками мертвого. давно и безоговорочного мертвого.
- За ответами на вопросы. Я знаю исчезающе мало, чтобы ответить на те, что были заданы. И за обучением.
Он обогнул тело дракона и волну, подходя ближе к магу. Происходящее выбивало из колеи, сбивало с мысли и действовало на нервы одновременно. Да, на давно мертвые нервы. Эш знал, что он давно не-жив, по этому вид собственных рук не удивил. Но мысли о том, что тут делают с двумя другими не-живыми, бились в сознании мотыльками. Что ожидает его самого? И что, черт побери, тут стало с миром?!
Человек перетек в форму вопрошающего. Вежливо так, иронично вопрошающего. из его головы вышла огненная ящерица и улеглась ему на плечи.
Леон вздохнул.
Эш вздрогнул, пытаясь не дернуться слишком сильно. То, что до этого казалось сошедшим сума миром решило окончательно его добить. Внутри что-то мерзко задрожало, словно он находился в нескольких метрах над замлей без возможности схватиться за что-то устойчивое. Дискордант прижал руку к груди, прикрыл глаза и принудил себя вспомнить, что за этими стенами, которые существовали и не-существовали одновременно, был ливень. Простой такой ливень, от которого ткань пиджака теперь долго будет влажной, умывающий город от пыли дня и красящий булыжники мостовой в темный, почти черный цвет. Где-то за этими стенами гудят моторами редкие машины, проползающие по ночному городу большими механическими жуками. А потом открыл глаза, старательно принуждая себя вспомнить лицо Шульца, его голос и интонации.
- Я должен определиться с тем, чего хочу, что должен, обязан и буду делать. Пока мои ответы слишком туманны, а духи не любят неопределенности. По этому я пришел сюда. Просить об учении и знаниях.
Простой? Скорее привычная иллюзия. Мир усмехнулся и спросил губами Человека: "А что ты уже знаешь?"
- Я знаю (а знаю ли?), что служу Погребальному Огню. Что должен приносить жертвы как жрец, убирая то, что отжило, за Жнецом. И более я не знаю ничего. Знаю... Это пришло минуя сознание.
Мир рассмеялся. Мир скинул еще одну свою вуаль. Вуаль, скрывающую ход судьбы. Алекс видел и знал, как движется колесо Сансары. И видел, как трое из них находятся за его пределами, но один уже встает на ступицы. Возвращается в то, чему предопределено быть. и видел, как бежит, надрываясь, второй мертвец, но бежит по ободу снаружи. и видел, как скользит между ступицами Человек. И видел реку и искру, которым нет дела до того колеса, но и они когда-нибудь умрут.
Начало и конец - едины. Змей, что кусает собственный хвост. Колесо было естественным движением бытия, его основой и продолжением, смертью и рождением нового. Эш не знал, что делать и почему Человек может легко пройти сквозь ступицы, находясь вне этой системы. И что происходило с этими двумя не-живыми, которые взаимодействовали с Колесом. Один возвращался к циклу, а второй... куда он бежал? К кому он бежал?
Какова его, Эша, роль в этом всем? Жрец... Тот, кто приносит огонь или является стражем границы? Он смотрел, пытаясь понять происходящее и то, что требуется от него. Помочь тому, кто возвращался или тому, кто бежал? Или никому из них?
- Почему ты вне Колеса? И что с этими двумя мертвецами?
"Что я должен или не должен делать?"
- Я в нем, - Человек пожал плечами.
- А они? - Эш смотрел на двух мертвых, пытаясь понять происходящее. Все казалось сумбурным и попытки прояснить для себя ситуацию лишь еще больше запутывали. Он понимал, что не-живые умудряются быть вне Колеса. Но рано или поздно и они будут возвращены в круговорот бытия.
- А вы немертвые. И вам положено умереть или ожить.
- Моя роль - приводить в исполнение закон Сансары, приносить Пламя Перерождения. Но я не знаю ни знаков, ни указаний.
Все происходящее было на стлько метафорическим, что Эш пытался схватиться хоть за что-то, что было понятным. Но тут не было ни нот, ни звуков. Ни чего-то, что было бы понятно хоть как-то более, чем на инстинктивном, подсознательном уровне. Казалось будь тут физическое уравнение - он бы и то лучше его понял, чем нечто излишне абстрактное. Но он пытался, старался понять то, что происходило, всматриваясь в движение Колеса, в бег мертвеца и чье-то возвращение.
- Вас тут трое, которым по мнению моих коллег по цеху, следует привести этот приговор в исполнение. Ты в том числе.
Человек принялся подсоединять к воде дым над ней.
- В вас жив только ваш разум.
В мире снова что-то изменилось. Почему-то стало предельно ясно, что тот, чье тело лежало на волне, на самом деле далеко, очень далеко. Колдун скучал и был равнодушен, а еще один немертвый...
...источал ПРЕЗРЕНИЕ, к словам и тому, что они в себе скрывали. Столь плотное и насыщенное, что оно затопило Эша лужей липкой, вязкой рвоты. То, что сам немертвый лежал в ней же его, похоже, не смущало.
Все это казалось галлюцинацией. Без четких правил и установок. Почему не-мертвый возвращался? Почему другой бежал? Хрупкость и иллюзорность происходящего давила на разум, не говоря ни одного ответа на заданные вопросы. Эш закрыл глаз, стараясь хотя бы мысленно вернуться к более понятным вещам. К гудению ламп, свету софитов, шероховатым поверхностям камней кладки. К тому, что было понятным и стабильным.
- Мое понимание происходящего расплывается кляксой бензина по воде, мистер Шульц. Распадается под пальцами от того, что это не имеет четких граней и физических законов.
- Оуф... жрец, жрец, ну-ну, - маг выразил усталость и иронию. - Не туда смотришь. если тебе нужны физические законы, ну зачем ты пытаешься понять мистические? а потом тонешь в них. Ты получил должность? Запроси должностную инструкцию. оговори условия. сформируй инструкцию для себя. А не бегай.
- По этому я и пришел к вам, мистер Шульц, чтобы понять что я смотрел до этого не туда, - Эш все еще стоял с закрытыми глазами, стараясь привести внутреннее ощущение спонтанного головокружения к чему-то, с чем можно было работать. - Да, я получил должность. Такая формулировка для меня действительно понятней. И не получил эту самую инструкцию, без которой мои должностные обязанности выглядят слишком смутно. И я не буду бегать.
Слова, казалось, сделали все наконец проще. Понятней. Убирали метафизику в понятные, ясные для Эша вещи.
- Вы можете посмотреть, как с подобным справлялись другие. Видите ли, ваш работодатель обязан, подчеркиваю, обязан обеспечить вас точными сведениями о том, что строго необходимо. Но вот все остальное уже исключительно ваше дело. Инструмент, сопровождение... что там еще.
- Я не знаю где почерпнуть нужную информацию о том, как с этим работали другие. Я столкнулся с этим слишком внезапно. Возможно об этом знаете вы, мистер Шульц, - Эш открыл глаза, надеясь что мир вокруг наконец приобрел... хотя бы какие-то более-менее стабильные очертания.
Мир был стабилен. просто здесь царило мнение другого человека.
- Мифология. Сходите в библиотеку. а, нет, это не то... - задумчивость мага была ощутима всей кожей. - Скорее что-то от мусорщиков, чистильщиков, палачей... трупожогов, в конце концов.
- Благодарю, мистер Шульц, - от сравнения стало слегка... не по себе. Впрочем в этом была своя истина. Принимать должное как есть, и не пытаться облечь это в красивую обертку метафизики. Утилитарность действий, выбор... направления и специализации. А следовательно и инструментов, правил и догм. Эш поклонился магу. - Что я должен вам за урок?
- Для начала сказать, почему у вас в руках моя вещь. А лично... когда найдете тех, кто близок к вам по духу, передайте им, что я был бы не против переговорить с ними об общих делах.
- Это вещи господина Эрреро. Происходящее сбило меня с толку, по этому я забыл отдать их сразу, - он протянул Шульцу плотный сверток и шкатулку. - Когда я найду тех, кто будет близок мне по духу... Я передам им ваши слова.
Дискордант кивнул, понимая что с этими "близкими по духу" придется так или иначе встретиться лицом к лицу, кем бы они ни были. И просьбу мага он озвучит именно так, как она прозвучала.
Колдун поднялся и забрал вещи. кивнул на прощание. то, что это было именно прощанием, не подлежало сомнению. И оспариванию. "У тебя иной путь".
Эш кивнул, принимая это как истину. Да, иной.
Выйдя на улицу он прибавил шагу, стараясь оказаться как можно дальше от этого места, впитывая стабильность и ограненность мира вокруг как пилюлю от пережитого.

@темы: ночное кафе «Стюарт», Пилигрим, Леон, Джуд/Алекс/Эш, 1926 год, 12 сентября