дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Леон пьян и многословен, Лакес занимается делами (и не только), а Гленн - Большая Мамочка с Пирожками (на самом деле с ведром крови) и требует детальных разъяснений творящегося вокруг пиздеца


Леон проснулся еще позже, чем обычно, выныривая из забытья тихого бронированного вагона в обьятия Жажды, боли в обожженных ногах и безумия воспоминаний вчерашней ночи. Вокруг клубились тени. Некоторое время вся суть Леона искренне хотела стать такой же тенью - спокойной и не обязанной ничего делать. Крови как раз хватало, чтобы раствориться... и не собраться обратно. Густая и еле текущая в жилах, она все еще имела привкус порошка. "Вставай".
Леон перекатился на бок, поднялся, и, стараясь не особо хромать, вышел наружу. Надо было дождаться Лакеса.
... И если Леон думал, что ночь пройдет как то так, спокойно, когда никто к нему не будет приставать, то крепенько так ошибся. Ибо встречным маршутом к нему уверенно двигала Гленн. Уже не в шикарном платье, конечно, а примерно в том, в чем каждую ночь ходила. Платье было решено заныкать до какого либо особого случая.
- Ночи, босс. Есть разговор, полагаю, важный. Про Джуд... э... ну в общем, про Джуд, Эрреро и чего вообще почем. Полагаю, тебе надо в курсе быть.
Долго затягивать вводную часть цимисх не любила, справедливо полагая, что если вот она пристает к начальству с полной фигней или не в тот момент, то Леон как нибудь сумеет непрозрачно намекнуть, что не надо так. Хотя... Хотя надо сказать, выглядел сейчас Леон более чем сомнительно. Фигово он выглядел, что уж там. "Сушеная треска, натершая ноги"- если бы Гленн умела в красивые метафоры, то она охарактеризовала бы состояние ласомбры именно так. Но она не умела, и вместо этого просто сказала:
- Эм... Я так то вижу, что ночь не лучшая... Виноватый есть?
Ну да, она практиковала деловой подход, и сейчас этак во всей ее фигуре, в спокойном в общем то, даже обстоятельном вопросе, звучала очень спокойная готовность оторвать кому либо последнюю жопу. Потому что даже полену понятно, что не сам с собой Леон вот это вот сделал, и очевидно еще более, что подобные явления должны приносить адекватные последствия. Например, в виде оторванной жопы.
Леон махнул рукой. То ли приветствуя Гленн, то ли отвечая неопределенно на последний вопрос.
- Политика. Дерьмовая, надо сказать, политика, но какой город, такая и политика. Можно считать, что мы пока в плюсе. Что там с Эрреро?
- Ну, если что, у политики то имя есть?
Как бы между делом обронила Гленн, этак качнув головой, как будто к вопросу относилась крайне философски. Что, конечно, было крайне обманчивым впечатлением. Но тему эту пока отложила на потом. Надо в конце концов быть последовательной, а неоторванные жопы никуда не убегут...
- Так вот. Позапрошлой ночью Алан сказал, что этот Эрреро просит помощи с э... Джуд. Которую, в смылсе которого кто то крепко пожевал. Ну, значит, еду я туда... И вижу занимательную картину.
тут воспоследовал пересказ того, как именно Джуд-Алекс-Эш выглядел, когда цимисх вошла к нему.
- А дальше началось увлекательное. Эрреро говорил про Джуд так, будто это его м... собственность. Джуд не возражала... в смысле не возражал, но. У меня не возникло уверенности, что там прямо все так ажурно. Потом Эрреро попросил изменить Джуд внешность, мотивируя тем, что те, кто ее... его погрыз, могут вернуться и адово отомстить. Джуд опять соглашается, правда это явно для него было новостью. Я что хочу спросить- Джуд теперь как соотносится то с нами и Эрреро? Он, грубо говоря, в чьей стае?
Леон был немного не готов к повороту диалога в эту сторону, и это отразилось на его лице полностью. Он снова неопределенно махнул рукой и сел на подножку своего вагона, приглашая Гленн сесть рядом.
- Понимаешь... - Леон был не до конца уверен, понимает ли он сам, но все же решился. - Я предлагал Джуд сотрудничество, но она... он... решил откусить чуть больше, чем мог проглотить. И, разумеется, поперхнулся. Он объявил себя Алексом, принес некоторое количество проблем Домену и в конце решил померяться со мной Правом. Нарушил прямой мой приказ и я его... выгнал. Сплавил к Эрреро с глаз долой. Если он решил воспользоваться ситуацией и лечь под него целиком... что ж, я пожелал бы Эрреро удачи с этим, но он облезет, figlio di puttana.
- А. Ага. Понятно. Значит, Джуд теперь не с нами.
Гленн заняла предложенное место, и размашисто почесала в затылке. Ситуация действительно проясилась. Что ж, бросая вызов вожаку, действительно имеет смысл готовиться не только выигрывать. И если что, выпереть такого активного политически товарища на мороз, а не убить на месте- это по доброму. Очень по доброму.
- В общем, на всякий случай, последний раз при мне они договорились, что Джуд теперь Эш. А еще это приметный такой мужчина, у которого на лице шрам и не хватает одного глаза.
Рукой Гленн проела у себя по щеке, показывая как именно шрам расположен. Важная же, приметная деталь.
- Так вот, и еще такой вопрос- а этот Эрреро, он какого клана? Потому что чохом менять внешний вид на чешую и пятнышки- это я мне думалось, к моим родичам вопрос. Но если бы он был из них, то с Джуд не возникло бы необходимости кого то звать. Сам бы управился.
- Чешуя?! - Леон удивленно посмотрел на Гленн. - Серезно?! Хха. Это... поворот, да. Тогда понятно, почему он... не представлялся. Змеи, это... - Леон сделал сложный жест, - Змеи. Сетиты. Старая... линия. Возможно, старше твоей. Сильная кровь, но... ты же видела змей? От клубка их столько же толку, сколько и от одной. Валяются пузом на теплом камне, разевают пасть и все на этом. Слишком индивидуалисты. Не видят дальше своего носа и ничем не интересуются. Я не думал, что в Камарилье такого встречу, выродок, наверное. А, и еще их... религия. Очень мутная, совершенно бессмысленная, даже глупее, чем у некоторых смертных. Настолько мутная, что единственный их способ кого-то заставить в нее поверить - это гипноз. Так что в глаза им не смотри. Ты же не смотрела? Ты вообще... по какому поводу он тебе чешую демонстрировал?
- М.. да... Он что то такое говорил, про богиню и вообще.
Гленн смущенно ковырнула ботинком грунт, и если было правильное определение для того, чтобы описать всю ее позу, то оно звучало как "палевно".
- М... смотрела, но ничего такого не было. Глаза как глаза, желтые, с вертикальным зрачком, красивые... Впрочем, я полагаю, ему было не до гипноза. Короче, я сейчас все расскажу по порядку... В общем, после того, как закончилось собирание Джуда по кускам, Эрреро предложил поглядеть его заведение и... Ну, мы подрались. Хотя, это сильно сказано- подрались, он шустрый фиг попадешь и сильный как бизон. Но не меткий.
Гленн взяла трагическую паузу, понимая что в пересказе логичность дальнейших событий крайне, просто зубодробительно отсуствует.
- И мы того, как бы так сказать, сходили на сеновал. Да, я знаю, что оно глупо звучит, но тогда это выглядело крайне логичным решением. Если я не могу насовать ему в дычу, то по крайней мере могу его поиметь, вроде того. И вот когда я была внутри...
Гленн иобразила руками сложный жест- сперва сложила ладони лодочкой, потом повела ими вперед и в стороны, одновременно разворачивая запястья ладонями наружу, как если бы разводила в стононы ветки... или воду... или- чужие ребра...
- Ну, он покрылся чешуей, и стал очень гибким. Действтиельно как змея.
Леон обалдело смотрел на Гленн, не перебивая и пытаясь вместить в свое сознание эту информацию.
Гленн тоже помолчала, давай боссу возможность осмыслить услышанное. Надо было как то развить информативность рассказа, но блин, как именно? То, что было естественно и совершенно логично тогда, для двух тварей, совершенно размывалось и выворачивалось наизнанку, будучи рассказано языком людей.
- Ну, в общем, он так то по итогам не в обиде. Мне даже кажется, что прямо наоборот. Звал заоходить еще, платье подарил.... Но это все не то. Как бы так сказать, он, пока был в чешуе, не то чтобы говорил... Скорее как когда с животными общаешься через анимализм, не совсем словами, но понятно. Так вот, говорил про богиню, про свою территорию охоты, куда готов впустить. Как хищник, почуявший самку и зазывающий к себе. И это подводит нас к следующему моменту. Во первых время, проведенное на болотах, а во вторых- отрывание задниц.
- Так?... - Леон чуть напрягся, но торопить Гленн было бессмысленно. У нее был свой ритм и логика повествования.
- В принципе, это ловчее показывать, потому как эта штука посылает любой маскарад просто-таки под откос. После болот я умею менять свой вид, ну, себя. Целиком. Когти, хвост, хитиновая броня- кило на двести, не меньше.
Гленн обвела руками нечто неопределенное в воздухе, что в рамках повествования было надо вспирнять как нечто замечательное, волшебное и офигительное. Так навреное, можно показывать руками размах и контуры коробки с подарком на Рождество.
- И, я хочу сказать, что это рабочие килограммы и когти. Так вот, возвращаясь к вопросу о виноватых- босс, ты если что, прям вот не стесняйся, говори как есть. Потому что ну, если на нас кто наезжает, то это не очень хорошо. И я конечно поперек твоей стратегии ничего делать не буду, но если что- я вполне могу оторвать пару задниц кому надо. Вот.
Последние слова прозучали можно сказать почти что с пафосом. ну, по крайней мере с убежденностью и готовностью кааак встать, кааак навешать всем, кто покусился на небольшой уютный мирок цирка таких пиздюлей, чтоб еще пару-тройку лет "эти все" даже думать о цирке остерегаллись, не то что соваться с грязными ногами.
Леон улыбнулся.
- Спасибо, Гленн. Я ценю. Но, как я сказал, это не наезд. Это... использование возможностей, предоставленных ситуацией. За некоторые вещи надо платить. За некоторые амбиции - тоже. Я заплатил за то, что получил в итоге. Тот, кто сделал это - заплатит позже. Политика. Но ты права как минимум в одном - моя текущая форма вводит... в некоторые заблуждения. И может навести кое-кого на ложные соображения. - Леон нахмурился и помолчал. - Так все-таки, я правильно понял, что вы с Эрреро отлично провели... ночь? Без претензий? Это... в целом, один из редких плюсов нашего статуса. Можем спать с кем угодно без обязательств. В любом смысле. Я вот делаю это политически, а ты... так, как тебе удобно.
- Ну да. В бытии вампиром есть свои плюсы. Так то в среднем кой-чего попроще. Но, да, правильно. Провели ночь, в конце ночи я домой вернулась. Типа как приличная.
Гленн тряхнула головой и коротко рассмеялась. Обсуждать постельные похождения, против ожидания попроще не было, прямо вот вообще. Зато можно было съехать на тему политики и того, с кем она там, политика эта, так задорно проходила.
- Ага. Позже значит позже, но! Мне бы знать, кто это такой политиеский деятель тут есть. Ничего такого, просто чтоб случайно в него не вступить и не наломать каких либо дров...
- Маги, - Леон коротко глянул на Цимисху. - Не такие, как Тремеры, а... человеческие. С ними сложно. Но в кого не наступать, я тебе покажу. Хотя... вы все равно наступили. Один из них держит озеро Поншартрен. Говорит, вы у него табличку... сперли.
- Да ничего мы не сперли. Там когда из озера жаба вылезла- страшная, как трехсотлетнее похмелье, хоть за табличку, хоть за бревно схватишься... Жаба ж здоровая, как кабан была, да еще и с зубами.
Гленн справедливо возмутилась, потому что ну во первых жаба и правда ее напугала, а во вторых, строго говоря, кто владеет озером было совершенно непонятно.
- И вообще, если это озеро чья-то собственность, то можно было как то об этом не знаю, сообщить? частное владение или вроде того написать. А то что, каждый мимопроходящий дожен мистически ог том догадаться? А табличку Майк им вернул, прям жабе лично, можно так сказать.
- Я примерно это ему и сказал. Маги. С ними сложно, - повторил Леон еще раз, терпеливо. - А если ты хочешь какой-то пользы с политики, так еще сложнее.
- М... Н-да. На табличке было написано что то про то, что на берегу обитают злые осы. И нихренушечки про то, что озеро имеет владельца. Если кто то полагает, что подобные предосторожности отпугнут кого угодно, кроме тех, кому осы не угодили- то он того... И да, с такими всегда непросто.
Гленн гулко постучала костяшками пальцев по ступеньке, на которой они с Леоном сидели. Хороший вышел звук, иллюстративный такой.
Леон кивнул, полностью, в целом, соглашаясь.
Лакес заявился бесшумно и уставился на обоих немигающим взглядом.
- Ты не охуел? - задумчиво вопросил он, сложив руки на груди.
Леон развел руками, как бы говоря - "да, охуел, но что поделаешь".
- И тебе привет.
Ласомбра покосился на Гленн и встал. Настроение Лакеса было довольно очевидным. И дальнейший разговор наверняка вел к... репутационным потерям. Гленн, конечно, своя. И именно поэтому кое-что не стоило говорить при ней.
- Гленн, в общем, насчет Эрреро, его охотничьих угодий... и богинь. Я тебя благословляю, сделай из этого Змея себе туфли. Метафорически. И старайся в глаза не смотреть.
Леон дернул дверь вагона на себя и предложил Лакесу пройти внутрь.
Цимисх зашел, на ходу кивнув Гленн. И выжидающе посмотрел на Ласомбру.
- Я, эээ. - Леон начал сам себе неуловимо напоминать Алана. - Я себя... чувствую куском carne del sol. Очень тупым carne del sol. Ты можешь... с этим помочь?
- Съесть? - вежливо уточнил Лакес. - Подробности давай, в какую пустыню ты угодил.
- Решил поиграть в карты с магами. С живыми, не с нашими... Не знаю, выиграл или нет. Один... одержимый меня сначала проклял, а потом высушил.
- Который? Их тут довольно много, - вампир поморщился и жестом велел раздеться и лечь.
- Тот, который держит озеро. У него дохера претензий и почти никаких... - Леон послушался, - тормозов. Мы бы наверняка друг другу понравились, если бы он не был таким ублюдком.
- Да? У меня с ним не было никаких проблем... - Цимисх пристально всматривался куда-то вглубь тела.
- Вряд ли тебе с ним приходилось делить нового ученика и... взгляд на магическую парадигму.
- Гленн, - коротко обрезал Лакес и вытащил нож. - Ему явно не хватает слушателей и почитателей таланта, но и сил выйти на свет из своего логова тоже. Тебя проще вскрыть, я думаю, и просто вынуть лишнее, но надо сразу запастись кровью. И, наверное, водой для промывки, это проще.
Леон запретил себе вздрагивать.
- С водой... есть проблема.
- Хм? - Лакес высунулся наружу и попросил Гленн принести крови. Затем закрыл дверь и повернулся к Леону.
- Он меня проклял... водой. Которая теперь для меня как огонь. Вон, я вчера... прогулялся под дождем. По лужам. Которые он же и устроил. - Леон чувствовал себя самым идиотским в мире образом.
- О, он так умеет... - Цимисх слегка нахмурился. - Проклятия, говоришь. Именно вода... Хорошо, промоем чем-нибудь другим. У вас тут полно жидкости, которая не является водой, разве что огненной.
- Интересный... эзотерический вопрос. Является ли огненная вода водой, которая как огонь.
- Можно попробовать, чего тебе терять?
Леон пожал плечами.
- Ничего, в сущности.
- В крайнем случае можно взять вино, оно не вода..
- Скажи кому-нибудь, пусть принесут пару бочек. Только не все, мне еще другого мага поить. Я буду сильно пьян?
- Хм... Достаточно. Но я думаю, может, разбодяжить чем... не водой конечно. О, пиво!
- Ты... нормальный? - Леон попытался вяло сопротивляться. - Тебе скучно там, в болоте твоем?
- Скучно. И вообще, пиво куда менее крепкое, чем эта ваша дрянь. Я думал еще насчет масла, но скорее всего оно помешает тебе нормально перерабатывать витэ. Кто у тебя тут может достать пиво? Впрочем, бражка тоже сойдет. Не гонят?
- Яков. Может достать все. - Леон смирился. - Давай, экспериментатор. Заодно и с обонянием сделай все что хотел. Хуже, чем сейчас, мне все равно не будет и... О, кстати. Эти ебанутые маги оживили Алана.
- Чего?! Как?! - Лакес аж чихнул. - Так, сначала дело, а потом расскажешь.
Вернувшись, Цимисх удобно уселся в ожидании алкоголя и приятственной беседы. В руках у него был огромный стеклянный шприц без иглы.
"Ну хоть, мать ее, не клизма", подумал Леон.
- Я много думал, - начал Ласомбра. - Не то чтобы я это хорошо умею, но по крайней мере, я делаю это достаточно долго, чтобы получить результат. Ты когда-нибудь видел, чтобы... Нет, не так. Ты помнишь ту книгу, где врач сделал чудовище из кусков разных людей? - "Если ты вообще читать умеешь". - Ну даже без книги, вы и так это умеете. Собирать... такое. А вот я, похоже, видел такое же... но вместо тела душа.
- Думал-думал и придумал. Душа из кусков бывает, но обычно это не люди или же безумцы.
- Здесь... другое. Не как в безумии. Скорее, как в конструкции. Одно поверх другого. Все одна и та же душа, но все разные. Вампир, эльф, человек. Кто его знает, что там еще. И все он. Его сожгли огнем... ну, Огнем, настоящим. Он прошел сквозь него и ожил. Душа обгорела немного, но ожил. Хотя ни сути, ни памяти... Все ложное. Может, его создали за секунду до того, как он мне в дверь первый раз постучал. Не исключу, кстати, и такой вариант. И Судьба у него... такая же.
- Создали? Судьба? Создать душу... слушай, ну положим голема создать можно. И, наверное, наделить его каким-то разумом и умением запоминать и сопоставлять. Со временем вырастет личность. При этом вампиром его делать очень удобно, тело мертво и поддерживает свое существование самостоятельно. Но... вот кому оно надо? Эксперимент сбежал?
- Ты как будто... пропаганду плохо учил. "Кому надо". Тайные игры проклятых Старейшин, разумеется, что еще, - Леон произнес это почти без иронии. Почти.
- Пропаганда на то и пропаганда. А для того, чтобы стая действительно куда-то шла, нужно, чтобы враг был конкретным. Обычно он не имеет отношения к общей речи, но это неважно.
Леон на минуту отвлекся, чтобы забрать доставленное... все.
- Знаешь, тут вопрос двойственный. И "кто" не такой интересный, как "против кого".
- Против сил зла на отдельно взятой Ойкумене, конечно, - Лакес деловито вставил иглу в шприц и сделал несколько надрезов. - Я буду убирать и вливать сразу, но если почувствуешь дисбаланс, говори.
- Я уже его чувствую, - проворчал Леон, подставляясь. - Нашли, блядь, щит от сил зла.
- У тебя есть варианты зла и владельцев щита?
- Да. - Леон постарался сконцентрироваться на ощущениях. Они были омерзительными. - Геенна. Зима. Апокалипсис. Судный День. Приезд твоей тещи из Милана... - Он еще не был достаточно пьян и все еще нервничал. - Этот вот, например, город скоро сожрут духи Вирма напополам с выгребками. Впрочем, на болото они вряд ли претендуют.
- А, штурм... - Цимисх деловито сливал получившуюся смесь в ведро. - Вирм... вирм - это что-то от оборотней? Он все время про него орут.
- Что-то знаешь конкретное? - Леон поднял голову. - Мне бы пригодилось. Да, от... оборотней. Они так называют самый омерзительный подвид духов. Агрессивных ко всему, даже друг к другу.
- В том и дело, что не знаю. "Тварь вирма, тварь вирма" - ну и все. С ними, ну как тебе сказать, довольно сложно беседовать...
- Я про штурм. Давай уже лей.
- Штурм... вот тут я принципиально не интересуюсь, чтобы не нарушать нейтралитет. Ну хоть какой-то, - Лакес подставил Ласомбре чашку с кровью. - Меня этот вид деятельности с самого начала не привлекал.
- Нейтралитет, это когда тебя ебут с двух сторон, но одновременно и с совпадающей частотой, - Леон осушил чашку в два глотка. - Но кому что.
- Вот уж у кого что болит... - Цимисх подлил. - Сам и добровольно в политику полез.
- Я даже не буду напоминать про твои жаркие речи про цель и смысл. - Леон послушно выпил и это, прислушиваясь к ощущениям. - И создание чего-то из ничего. Естественно, я сам полез в политику, отрицать глупо.
- А я не лезу. По крайней мере, добровольно. Повернись. Сердце напрямую чистить не буду, рискованно.
Бегая за кровью для гостя и Леона (ну и не забыв в этом забеге и себя, что уж тут), Гленн продолжала размышлять за жизнь. Например, она не была уверена, что босс ее прпвильно понял в том, что касалось Джо. Ну, что она не собирается уходить из стаи родной, и что мужик на стороне ничем (по ее оптимистичному мнению) не помешает ей оставаться с ними, их защищать, и вот это вот все. Даже учитывая, что Джо хорош, и что секс был прямо скажем, несколько лучше, чем прижизненный. А еще надо было таки вытрясти из босса подробности вот этой вот заковыристой политики со смертными магами, в которую он вляпался и кажется, получил по носу. ЧТобы значит, знать, в кого следует вступать либо очень вежливо и осторожно, либо предельно резко и желательно насмерть по отношению к "внешним персоналиям". Да, темная и тяжеловесная, Тварь где то с изнанки черепа подсказывала, что оторвать кому то жопу было бы очень кстати. Кто то полез на чужую территорию, покусился на стаю, обидел, сделал вред. Не надо так. Так должно быть нельзя делать, и следовательно, сделавший должен... Тут у твари пасовала фантазия, и вместо логичного " он должен страдать и каяться" возникало простое и линейное "не быть, перестать быть совсем". Обдумать эти интересные и вероятно, важные, моменты дальше она не успела, ибо затягивать с доставкой крови как то было бы совсем некультурно и не хорошо.
В общем, она вернулась, неся в руке самое банальное ведро, из которого пахло соленой медью. И вежливо постучала в дверь вагона. Потому что нечего вламываться, вдруг там секретное чего делается, и вообще это боссово логово личное.
- У тебя другой... путь, - Леон повернулся. - Я ж тебя не уговариваю лезть никуда. Слушай, что ты, кстати, делаешь там на болоте?
- Экспериментирую, изучаю, живу. Некоторое время. Я странствующий Цимисх, и нет, меня зовут не Сашей. Тебе там стучат...
- Это Гленн небось. Ей там скучно, а вы на жопе сидеть не умеете. Пусть входит, - Леон вздохнул. - Слушай, я пожалею, но... ты можешь что-нибудь сделать с водой? Точнее, со мной, чтобы вода... Ну ты понял.
- Хм... сходу у меня варианты - покрыть перьями и смазывать салом, всего сделать сальным склизким типчиком... положить на кожу пленку из материала другого существа... Заходи, рыжее! - Лакес обернулся к двери.
- Можно мы... не будем всерьез обсуждать перья?
- Вот, еда пока теплая.
Сказала Гленн, когда добро на то, чтоб войти в вагон было получено. Причем сказала с такими очень характерными интонациями может не очень доброй, но ультимативно заботливой мамки. Словно не кровь в ведре двум вампирам притащила, а пирожков работающим во дворе мужикам. И даже жест, которым ведро было выставлено на пол рядом с Лакесом и Леоном, был откуда то из той же оперы. Попутно конечно же, любопытная баба Гленн оглядела творящиеся в вагоне дела. И этак мысленно присвистнула. Ничего себе так политика получается, однако здрассте. И вот, значит, босс после этого еще будет говорить, что мол все в порядке, никому ничего никуда натягивать не надо...
- Я бы предложил что-то вроде костюма, как у водолаза, но это долго. может, плащом непромокаемым ограничиться? И маской...
- В нормальном городе и зонта было бы достаточно, но тут же... не нормальный город.
В беседу двух сородичей, один из которых был "однозначным старшим" а второй "вожаком стаи" Гленн вмешиваться конечно же не стала. Но и уходить она не спешила, этак ненавязчиво зависнув в сторонке, и мысленно собирая немалый такой список вопросов, которые задаст Леону после. Причина такой скромности была проста- вроде бы изначально Леон собирался (ну или она так поняла) пообщаться с Лакесом за закрытыми дверями, но... Но вот теперь, есть некий шанс, что ее отсуюда не попрут, коли уж пустили, и она что то да узнает.
- Мда, тут неприятно. Гленн, налей в кружку, пожалуйста, я пока занят. Пленки... я подумаю, что можно сделать. Либо извне, попросту взять чужую кожу и надевать, либо что-то делать с твоими железами, но! по идее выделения это тоже ты, так что неизвестно, как там получится, - Цимисх с интересом воззрился на ведро со сливаемой кровью. - а, точно, не вода же. Надо будет посмотреть потом.
Леон молча закатил глаза, понимая едва ли половину слов.
- Учитывай репутационные потери в случае, если мне придется ходить в чужой коже. Это, конечно, лучше, чем перья, но ненамного.
- Вопрос маскировки же. Но пока я вижу, что проще всего плащ. И шляпу. С широкими полями.
Действительно, пошарившись по вагону, Гленн обнаружила кружку. И щедрой рукой она черпанула этой кружкой из ведра, после чего несколько излишне ультимативно вручила ее Леону. Почему Леону? Ну, потому что не было уточнения, кому именно надо срочно дать пожрать, а босс выглядел явно хуже.
- Ты давай, ты пей. Стынет же! Невкусно будет ну ваще.
С легким таким не то чтобы нажимом, а некоторым неодобрением проговорила она. Ну чисто заботливая хозяюшка и ее семейство раздолбаев.
Леон мрачно взял кружку.
- Я тебе повторяю, в этом сраном городе невозможно даже пройти по улице, чтобы не начать облезать кусками от испарений. Плащ я, разумеется, заведу. Но этого... недостаточно.
- У меня была еще одна мысль, зайти с другой стороны, но... Вода как огонь. Хотя, насколько я помню, все ваши... ритуалы с огнем дают психологический эффект. Жечь он не перестает. Но водобоязни у меня и так нет, да и огня я не особо боюсь.
- Водобоязни нет? Значит, не бешеный. Я подумаю.
Гленн немного помялась в стороне от активного участия в диалоге, подумала отложить беседу с Леоном на потом и... И передумала, потому что мало ли, может и не будет никакого этого "потом". Жизнь такая штука, ага. Даже если ты уже помер.
- М... Босс, такое дело, я понимаю что ты сейчас занят, но. Я как бы теперь обратно с вами, и я очень не хочу быть бесполезным баластом. А еще менее хочу быть тупым куском мяса, который косячит по незнанию раскладов...
Решительно заявила она, прикидывая, как бы ловчее случись чего отобрать у Леона чашку и скормить ему вторую порцию "обеда".
- Потому, я так по простому вопросов позадаю, лады?
Леон слегка поперхнулся.
- Давай. Только... я не Мария и про светлое будущее рассказывать не очень готов. По большей части мы тут сейчас выбираем между разными сортами говна, в какое вляпаться, какого пожрать, а какое подложить под дверь соседу. - Разговор с Гленн всегда вызывал у Ласомбры острое неприятие этикета. - Мы в этом городе ввязались в войну, и вряд ли спрыгнем. Со всеми теми... силами, которые куда хуже нас. Так что ты подумай, что ты о них хочешь знать. Не все стоит того.
- Ага. Ну, я так то полагаю, что в сортах говна разбираться лучше, чем не разбираться, если уж проваливаешься в сортир.
Метафоричность не была сильной стороной Гленн. Или- была, это кому как.
- Так вот, про сорта.. кхм. В смысле, про раклады. Кто у нас враги? В смысле- конкретно кто, как их звать, если звать и все такое. Воююем мы, надо полагать, не в одно лицо... А кто у нас те друзья, которые те же враги, только в профиль? А есть ли условно нормальные союзники, и насколько мы ждем от них внезапного подсрачника? Что за силы, и насколько ловко они переваривают хороший удар вилами?
Вопросы Цимисх задавала... верные. И сложные. Леон тоскливо покосился на сосредоточенного Лакеса, затем на Гленн, которая явно не собиралась слезать с темы, пока не получит ответ.
- Хм. Это долгий разговор. Но ладно, я не тороплюсь. Гленн, для начала - все немного сложнее, чем на первый взгляд кажется. Вот есть... люди и мы. И оборотни. И всякие... твари и духи, по большей части в диких лесах. И мы вроде как ближе к людям, чем все остальные... нелюди, которые дикие и безмозглые твари. Поэтому мы ночные господа мира, люди наша пища, а остальное, ну, просто... обстоятельства. Это приблизительно то, что должен был тебе рассказывать тот, кто тебя Поставил, если он вообще умел гово... кхм, неважно. Но это... не совсем так. - Леон с трудом подбирал слова, поскольку ему никогда не приходило в голову, что надо будет этим с кем-либо делиться. - Нелюдей вообще-то довольно много, и некоторые из них даже почти люди, а организация и общества у них зачастую не хуже нашей. Любой из. Друг с другом они, впрочем, общаются гораздо охотнее, чем с нами. Нас предпочитают... вежливо игнорировать. Мы все-таки хищники. Поэтому большинство собратьев проживает свою бесконечную жизнь истинными властителями ночи, совершенно не догадываясь о том, что они не самые... странные твари в мире. Это всех устраивает. Пока не случается какой-нибудь... пиздец. Да, вроде того, который случается сейчас. - Леон поморщился. - Понимаешь, для всех это выглядит, как осада Шабаша. Будь это так, мы бы уже ехали на гастроли в Атланту и забыли бы про это всратое болото вместе с его сородичами. Но нам не повезло, и это не просто осада. И... Шабаш, разумеется, сами по себе неприятные парни, но здесь они будут не одни. Этот город кто-то решил целиком скормить тварям, рядом с которыми мы смотримся довольно безобидно. Вместе с людьми и... нелюдьми. Мы все еще можем сбежать в Атланту, но мы уже оставили тут след, и значит, нас тоже захотят сожрать. Бегать довольно неэффективно, лучше уж дать бой, пока есть хоть какие-то союзники. Вот, я подхожу к ним. Только сначала закончу про "дать бой". Вилами можно убить то, что имеет физическое тело. Они такие... не все. Но тебе, я обещаю, хватит. Что делать с теми, кому плевать на удар вилами, я расскажу позже. Когда сам буду знать лучше. - Леон вздохнул.
- Союзники... Ну, местные сородичи. Их ты видела. Сначала хотели загрести жар чужими руками, теперь сами не знают, как собираются выстоять, но им деваться некуда. Я пытаюсь откусить от них за это все, что смогу, но не факт, что когда все кончится, там останется, что откусывать. Дальше... ну, хм, разные нелюди. Может быть, оборотни. Или феи. С феями все чертовски сложно, потому что это довольно хитрые твари, от которых стоит ждать подсрачника просто потому, что они это могут. Даже если ничего с того не получат. Им просто бывает... весело, а союз у нас довольно хрупкий. - Леон посмотрел на свое кольцо. - Очень хрупкий. Но деваться некуда. Есть... маги. Они как те, что в Капелле, но живые. Ебанутые напрочь. Я был склонен им доверять до недавнего времени, но сейчас думаю, что даже совпадение целей не гарантирует от ебанутости. Один из них нормальный, но... со своими понятиями. А второй, который как раз держит озеро - охуевший в край. Ах, да. Еще Капелла. У них новый Регент, мадам Корриво. Редкая сука. Породистая. Ядовитая, как гадюка. Близко не подходи, она не такая, как наши Тремеры, укусит. Кого я еще забыл... Хм. Еще, конечно, есть те, кто нас собрал и привел в этот город. Они так или иначе заинтересованы в каком-то развитии ситуации, но союзниками я не стал бы их считать. Если бы они хотели замарать в этом руки - действовали бы сами, а не через нас.
Гленн внимала молча и внимательно. Очень внимательно, изредка кивая, когда картина мира более менее сходилась. Иногда хмурила брови, как если бы прикидывала, кому чего и почем отгрузить, и не отгрузиться самим. Ага, в город идет большой пиздец, который теперь (неважно почему) и их пиздец тоже. Очень хорошо. Маги, феи, прочая лабуда- союзники только по названию, а откусить полловину жопы развеселому и бОрзому цирку хотят все. Отлично, пляшем дальше.
- Ага. У живых магов и фей этих имена есть? Как Нормального от Охуевшего отличить чтоб сходу не попутать? Будет давольно тупо сначала налететь, а потом уже узнать что "это тот самый Джон с фермы Большие Грязи". Далее, я так думаю, что Шабаша с компанией будет немало так, ну, потому что когда их мыло то бывало... А что у нас с количественными раскладами?
Если предполагалось, что Гленн должна проникнуться и напугаться, то ничего подобного. Она вообще плохо умела пугаться заранее, не тогда, когда угроза уже непосредственно обрывает ей последние ноги. Вместо этого простая, но склочная и упрямая баба ощущала, что у ней фигурально говоря, припекает зад. Несильно, но уверенно и ровно, как греется чугунок в хорошей печи, когда ставится "суточное" рагу.
- Кстати, кто нас собрал и привел... Это вообще кто? И какой у нас "парадный вид", в смысле, официальная позиция, которая для всех. Потому что неофициальную позицию, сдается мне, я улавливаю...
- Имена... - Леон скривился. - У фей всего одно. Виктор Картер. Я, кстати, хотел тебя познакомить, потом зайдем, как это... закончим. И еще... Алан со своим енотом, но это не имеет отношения к политике. А маги... ебанутого зовут Костопил, он с белыми волосами и темных очках. Я покажу. Нормального зовут Шульц. Он, кстати, дружок твоего Эрреро, выясни при случае, откуда они друг друга знают. - Леон скривился еще сильнее, переходя ко второй части вопроса. - Позиция у нас все та же, я по крайней мере ничего лучшего не придумал. Мы просто, мать вашу, цирк. И, кхм, над тем, кто нас собрал и привел, работает Энди. Он... хитрозадая маленькая дрянь, но лояльная. Полезно, когда умные на твоей стороне, и думают, что умнее тебя. И я пока не уверен, стоит ли разбрасываться именами вслух. Они хотят быть в тени... пусть остаются там. Если они почувствуют угрозу с нашей стороны, нас просто сольют. Под этот пиздец, который все следы спишет. Поэтому... будем делать вид, что мы бегаем туда, куда нам кидают палочку. И ждать момента.
- Енот? Енот то чем виноват?
Если Леон хотел лишить цимисха концентрации на вопросе и выбить из колеи, то он это сделал. Потому что ну вот маги, феи, тремеры, шабаш, все такое, вселенные встают и рушатся- это определенный настрой. И тут- енот. Уж в чем-чем, а в еноте Гленн была уверена- он НОРМАЛЬНЫЙ. Она ж сама из него жир сцеживала, она точно знает, будь енот каким то инфернальным выблядком, он бы вел себя тогда по другому...
- Но, в общем я так понимаю, нашаш позиция, неофициальная, она- "мы еще на ваших поминках гульнем"? В смысле, выживаем а там поглядим?
- Енот... - Леон махнул рукой. - Во всем. И да. В некотором роде.
Ответ на второй вопрос вышел невнятным, поскольку Ласомбра был уже довольно крепко пьян.
Лакес скептично оглядел это тело.
- Отпаивай. Может, стоит пару раз полностью сменить кровь в теле.
Леон посмотрел на Цимисха страдальчески.
- Она на вкус как помои. Я не люблю жрать... животных.
- Ну сожри человека! Или будь пьяным. Или енота.
- Ну не вкусно, это есть такое дело. Но может пока так, а то хочешь, и правда за чем-то получше сгоняю.
Леон действтиельно выглядел... нетрезвым, и это было ну, достаточно знакомое положение дел. Что именно делать с бухим мужиком Гленн вполне себе представляла. Нет, не то, что все подумали. Поддержка и забота тогда мужикам нужна. Потому цимисх аккуратно отобрала у босса кружку... чтобы подтянуть поближе ведро с кровью. Очень так намекающе это ведро выставив ровно перед ласомброй, чтоб не сказать впритык.
- Ты давай, пока это хлебай, а то остынет- вообще дрянь будет. А вообще, да ладно, где наша не пропадала? И тут не пропадем. Мы еще гульнем на поминках всех этих магов, не магов и той дряни, которая полезла куды не просили. У нас есть мы, мы справимся, фиг ли!
И несложной душевной организации баба Гленн приобняла ласомбру за плечо (аккуратно так, чтоб не впаяться пальцами куда не следует). Это был такой жест поддержки и ободрения, обозначения со-причастности. Так, бывает, большая собака пихает мордой хозяина, безмолвно выражая готовность быть на его стороне. Или- так стают за плечом, готовясь прикрыть спину или подпереть под нее же, смотря что нужнее. И где то в глубине согласно щерила пасть черная хитиновая тварь, молчаливо вглядываясь в мир узкими прорезями глазниц. Недвижная сейчас, похожая на срез блестящей влажной почвы, но готовая показать, на что она годится на рывке, когда придет тому время.

@темы: 13 сентября, Гленн, Лакес, Депо, Леон, 1926 год