дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Леон проводит ритуал и смотрит на трёхглазого крестоносца и его подчинённых, а потом с помощью Эша связывается с депо


Холодный камень пола в первые мгновения дезориентировал Леона - он привычно замер, вслушиваясь в тишину вокруг. Он проспал, и Мирр опять будет недоволен...
Затем воспоминания о вчерашней ночи вернулись.
Ласомбра гибко потянулся всем телом и сел. Пробежал пальцами по четырем слабо видимым в темноте рисункам. Разглядывать их не было никакой нужды, все четыре лица хорошо отпечатались в памяти. Леон поднял лежавший на полу глаз, покатал его в ладони, и аккуратно повернул булавку, как говорила Сабин.
Почти полночь.
Ласомбра погладил тени, чувствуя на себе привычно-неприятный взгляд с той стороны. После ночи Равноденствия у этого взгляда появилось имя, а Леон заново узнал... нет, не страх. Но как минимум неуверенность.
Леон шевельнул пальцами и тени, словно по собственному желанию, вывернулись, показывая тех, кого он хотел видеть.
Зеркало раскололо ярким алым светом, исходящим от одного из показанных в нем людей. Он не был на тех портретах, но изображенные стояли рядом с ним и что-то говорили. За их спиной плескалась вода и чернела жирная грязь, и можно было разглядеть ведущие вдаль дороги с сиротливым дорожным знаком, предупреждающем о диких животных на трассе. Также рядом виднелись края кабин пары грузовиков.
Леон отшатнулся - то ли от яркого света, кланового проклятия Сторожей, то ли от смутно знакомого ощущения истинной веры, которой фонил каждый второй камень в его родной стране. Похоже, что незнакомец был нужной целью, и ритуал случился... удачно.
"Повезло? Случайно? Ну да, конечно. Тебе никогда не везло после того, как ты умер. У взгляда из тени есть имя".
Он протянул глаз к зеркалу, стараясь, чтобы тот не упустил ни одной детали, по которой можно было бы определить место. Затем резко закрыл портал, несмотря на искушение понаблюдать за священником дальше. Тот мог в любой момент что-то заметить.
Леон подхватил рацию и бросился по коридору к кабинету Сабин, осторожно придерживая скользкий глаз в ладони.

Буквально на пороге Эш столкнулся с целенаправленно идущим Леоном.
Встретить так стремительно идущего к Регенту Леона Эш не ожидал, по этому еле успел отскочить в сторону, чтобы не столкнуться с ласомброй. Тот выглядел сосредоточенным и, похоже, настороженным?
- Хорошей ночи, мистер Дамиано, - он склонил голову в приветствии и на мгновение застыл. - Удачно, что мы столкнулись именно сейчас. Вашу рацию стоит перенастроить, хотя бы одну из частот. И добавить усиленную антенну. Похоже есть очень большой шанс того, что среди нас есть диверсант.
Леон собирался было махнуть рукой и пройти мимо, но успел затормозить. Чужая территория. Чужие правила.
- Доброй ночи, - он выслушал Эша, внутренне поскрипывая зубами от его привычки говорить десять слов там, где можно было обойтись одним. - Диверсант? В своих я уверен. Так что это либо... вопрос к Моргану, либо к Эрреро. Кстати, где он? Эш, мне надо, чтобы ты сейчас быстро связался с депо, мне нужно передать им, куда отправлять охотников. - Ласомбра впихнул Гангрелу в руки рацию и решительно толкнул дверь кабинета Сабин, подошел к ее столу и протянул ей глаз.
Та взяла глаз и пристроила его в нишу над зеркалом, занявшись ритуалом и не обращая внимания на мужчин.
- Магнус, - Эш назвал имя и отвернулся. - А Эрреро... больше нет. Князь дал разрешение на нарушение Шестой Традиции. Теперь я вместо него.
Времени для того, чтобы сменить одну из частот и заменить антенну, надо было не так много. По этому не дожидаясь ответа Леона он направился к себе, стараясь не думать и просто идти. Вернулся он через минут пятнадцать, все такой же молчаливый, но рация Леона была модернизирована и теперь тоже обладала удлиненной антенной и шлейфом-проводом.
- Что передавать? - рация в руках гангрела шипела, которая передать нужное в любой момент.
Леон проводил Эша взглядом до двери, затем повернулся к Сабин. Вопрос про Эрреро повис в воздухе - Регент вряд ли обрадовалась бы, начни он ее отвлекать. Так что все то время, которое потребовалось Сабин для ритуала Леон молчал и разглядывал кабинет.
И госпожу Регента. Особенно ее.
Сабин чертила в дымке зеркала затейливый узор из ассимметричных линий, который тут же снова покрывался туманом. Пока наконец из этой дымки не начали проступать картины, которые запомнил глаз. Тремер выждала несколько минут и коснулась булавки.
В зеркале было еще одно зеркало, слегка светящееся алым. В руках у Регента оказалась карта и секстант, она начала быстро что-то вычислять, поглядывая то на карты, то на отражение.
По окончанию работы она обвела на карте пригородов Нового Орлеана небольшую область где-то километров пять в диаметре.
- Точнее не скажу, ищите похожие дороги. Если они обозначены.
- Нужно точнее, - прошипел Леон, разворачивая к себе карту. - Эш, вызывай депо.
- Тогда еще минут десять-пятнадцать, - регент отошла к двери и отдала несколько распоряжений гулю. тот вернулся, впрочем, через двадцать, но с докладом. Точку нашли, рядом располагались какие-то заброшенные коровники и другие строения, народу не меньше десятка, что в грузовиках неясно, рассматривали издали.
- Алан, прием, - Эш деловито щелкнул тумблером передачи на заранее включенной рации. - Вызывает Эш. Как слышно?
Сквозь помехи в эфире прорвался голос Алана - озадаченный и встревоженный.
- Эш? Почему ты... какого чёрта? Что-то, эмм... случилось? Ты в порядке? С нами сейчас должен связаться Леон, ну... будет паршиво, если канал будет занят.
- Я... эээ, тут, Алан. - Леон с легким раздражением посмотрел на рацию, не вполне уверенный, куда надо говорить. - У вас четверть часа, чтобы собраться. Там... все те, кого рисовала Алиса, и еще один. Судя по всему, старший. Не перепутаете, он... крестоносец. Во всех смыслах. И с третьим глазом.
- Вот же с-с... - окончание слова потонуло в шипении помех. - Я понял. Хорошо. Тут уже все, ну... в предвкушении . Через четверть часа будем готовы, ну... выступить.
Пауза.
- Осторожней там.
- Там? Алан, на кой хер мне здесь осторожность, я не... да, благодарю, мадам Корриво. - Палец изящной руки с тонкими браслетами отчеркнул на карте место где-то в Метари. - На северо-запад от города, по Тьюлейн-авеню. Где-то пять миль с небольшим... Эш объяснит подробнее.
Отмеченная точка была в пригороде, который несколько лет назад был выкуплен под строительство. Когда-нибудь здесь будут уютные пригороды, а сейчас... едва высушенные перед застройкой болота затопило снова. Издевательский пунктир будущей железнодорожной ветки проходил совсем рядом с пометкой, но тоже наверняка еще не существовал в реальности. Максимум, в качестве временной линии - и сейчас тоже, скорее всего, затопленной.
- Я взял карту, - коротко отозвался Алан.
Он помолчал, а потом проговорил, быстро, негромко и встревоженно.
- Тут... с Кристианом что-то не так. Его принесли из порта в депо. Энди. Я не знаю, насколько, ну... умно говорить это сейчас. Но - правильно. Ты ведь знаешь, кто в порту, да? Там. В воде. Я не знаю, как помочь Кристиану. Не могу.
Ещё одна короткая пауза.
- Просто... ты должен был знать. Ну... отбой?
Леон не сразу понял, что хотел сказать Алан. Но...
Смех где-то на краю сознания. Уже не понять, чей. Ты опять заигрался, глупый маленький Бомэйн.
- Я понял, - Ласомбра чуть наклонился к рации. - Я разберусь. А ты... Не вздумай лезть вперед. И к воде.
- Никакой воды. Обещаю тебе вернуться, ну... целым. И всех вернуть. И ещё ты должен...
Алан замешкался.
- Прости. Потом. Когда всё закончится. Пусть Эш мне скажет точные координаты.

@темы: 1927 год, 27 апреля, Алан, Джуд/Алекс/Эш, Капелла, Леон, Сабин