13:50 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой маг и Ласомбра (который тоже в своём роде колдун) продолжают говорить, но на этот раз о работе, булочках, жёнах, жалости, а потом разделяют одну кровать на двоих


Пилигрим очнулся через полчаса и некоторое время бездумно смотрел в темноту. Потом принялся наощупь искать кофе, пару раз наткнувшись на голову Леона и отдернув руку.
Леон встряхнулся, приходя в себя от задумчивости, и посторонился, давая колдуну дотянуться до кружки со все еще горячим кофе.
Пил Шульц медленно и неохотно. Потому что надо. Потом сел и принялся растирать мышцы.
- Я могу врача позвать, - подал голос Леон. - Если надо.
- Зачем? - колдун удивленно пожал плечами. - Я вполне способен передвигаться.
- Ты собрался передвигаться?
- Конечно.
- Зачем и куда? Когда там начнется апокалипсис, я тебе передам, не пропустишь. Ты бы... отдыхал, все-таки.
- Он начнется в Бельтейн, если никто не принесет его раньше.
Ты, например. Надорвавшийся, обессиленный и героически превозмогающий. Прям хоть иди обратно топись. Слушай, Кристиан, я не буду тебя привязывать, и даже в объятия тебя заключать не стану, чтобы ты не покинул моего ложа, у нас не те отношения. Я уважаю священное право выбора момента и способа смерти. И вообще я тебя слишком уважаю, чтобы удерживать. Можешь открыть дверь и идти, но я бы тебе советовал все же отдохнуть. Серьезно, я скажу, когда все станет плохо. Все равно увижу это первым. - Леон поднял на колдуна глаза. - Тебе вообще никто не говорил, что иногда надо расслабляться? Особенно после такого, как вчера.
- Какой смысл? Я медленный. И если остановлюсь, то разгораться заново буду долго.
- О, это... вообще не проблема. С этим я тебе помогу, - Леон улыбнулся, хотя почти не шутил.
- Подожжешь?
- Если понадобится, - Леон улыбнулся шире. - Но вряд ли понадобится. Алан рассказывал мне про твою Искру. Вряд ли она выбрала бы того парня, который плохо... горит. Тебя просто многовато пиздили, как по мне.
- Она... сложный вопрос, выбрала она меня, или я ее создал, - колдун улыбнулся, вгрызаясь в булочку.
- Это, в сущности, одно и то же, нет? Зачем тебе разгораться, чтобы встать? Ты вроде живой, а не как... я.
- Темперамент. И не встать, а работать. А то мне обычно лень, и я жду, может, само рассосется, - в булочке действительно оказалась бумажка. Колдун фыркнул, вчитавшись.
- Может, и рассосется, - Леон тоже фыркнул. - Если ты каждый раз не выдерживаешь и встаешь, откуда ты знаешь, рассосется или нет. Что там?
- Как что? Пожелания здоровья!
- Никакой фантазии. Лучше б пожелали чего полезного... Жену там, красивую. И горячую. А то ты, судя по всему, на работе женат.
- Не начинай. И ты туда же.
- А что?
- Мне уже говорили жениться. И я уже объяснял, что мне жалко эту женщину. Я даже подкатывал, но увы, с ведьмами будет политика, а с другими сложности.
- А с работой у тебя, конечно, ни сложностей, ни политики.
- Работу мне не жалко.
- Кристиан, единственный, кого тебе не жалко, это ты сам.
- А должно?
Леон посмотрел на Пилигрима со сложной гаммой чувств во взгляде.
- Ну... да? Вон, Алану тебя жалко. Даже мне... кхм. Давай назовем это сочувствием.
Колдун пожал плечами и принялся стаскивать ботинки.
- Вот что значит профессионализм.
- Я так и знал, что ты про это скажешь. Удобная отговорка, которая ничего не объясняет.
- Отговорка... я учился вызывать жалость.
- Чтобы другие жалели тебя... за тебя?
- Жалели, кормили, подавали...
Леон подарил колдуну еще один взгляд, еще сложнее первого.
Тот подобрал ноги и шумно рухнул на бок, вытягиваясь.
- Жалей, жалей...
- Потом корми и подай. - Леон снова легко стиснул рукой плечо колдуна. - Профессионал.
- Кров уже подал. Булочки вон подаешь. Отлично же!
- Я тебя откармливаю. - Леон вздохнул. - Чтобы сожрать.
- Угу. Для нежного кофейного привкуса.
- Это не худший вариант на фоне того, что я в последнее время жру. Хоть не эти... абсентовые феи, м-мать их. Ну, так за что тебя жалеть? Давай, все истории по порядку, раз уж я сегодня за Алана.
- Э... с чего ты взял, что я собираюсь что-то рассказывать? - колдун удивленно повернулся.
Леон пожал плечами.
- Не знаю, почему бы и нет? Но раз не собираешься, и ладно. У меня с людьми и их желаниями вообще... так себе.
Кристиан спустил руку и дружески приобнял Леона за плечо.
- Ладно, раз исповедоваться ты не желаешь, двигайся. Это моя кровать, день скоро, а лежать у твоих ног, равно как и заключать тебя в объятия я все еще не намерен. И тебе рекомендую спать.
- Да восславятся дела твои, недобрый человек, - проворчал колдун, отодвинувшись.
- Аминь. - Леон улегся рядом и закрыл глаза. И, вопреки собственным словам, продолжил держать Шульца за плечо, на случай, если ненормальный колдун вздумает все-таки уйти.

@темы: Пилигрим, Леон, Депо, 27 апреля, 1927 год

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная