11:07 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой один технократ сталкивается с вещами, которые не совсем понимает (на деле - с разговором двух магов)


Ни одного сообщения за целый час Эш так и не услышал. Он ощущал себя идиотом, сидящим на крыше с картой и рациями, но в какой-то момент закралась мысль, что, возможно, техника подвела, столкнувшись с магией и глупая, детская обида сменилась привычной настороженностью и паранойей. Что если они прыгнули черт знает куда и пора вызывать подкрепление? Или?...
Уставший и хриплый голос Алана почти прошептал сквозь помехи "Мы... вернулись" и опасения стали вполне реальными. Ранены? Или все закончилось совсем плохо? Встав и собрав карту и рации, гангрел быстрым шагом направился в свой кабинет. Оставив там ненужную дополнительную рацию и карту, он двинулся на выход из Капеллы.
Наткнувшись во дворе на пустую машину Джозефа, Эш на мгновение прикрыл глаза и страстно пожалел, что не умеет водить. Сейчас бы это было кстати. Но, пожав плечами, он направился в депо пешком.
Когда он все же добрался до железнодорожной станции, то на расспросы о том, где он может найти мистера Каллахана ему указали в сторону нужного вагона. Люди и гули ходили не смотря на дерзкую попытку домена сделать упреждающий удар по противнику. И это была либо засада, либо все таки победа. Но расслабляться было рано. На удивление перон был чист и спокоен. Да и весь путь до состава Эш проделал без эксцессов, хотя и ожидал их. Дверь в вагон Алана была на удивление открыта. Это... настораживало. И беспокоило. Пожалев, что из оружия у него только когти, гангрел постучал в обшивку вагона.
- Алан? Ты тут? Это Эш.
Алану показалось, что он прикрыл глаза только секунду назад - или даже меньше секунды, когда из дремоты его вырвал стук в дверь и чужой голос. На них нужно было ответить. Возможно - даже встать и открыть дверь, но Алан только сильней вжался лицом в диван. Он не хотел.
До Эша сквозь дверь донеслось что-то, отдалённо напоминающее «ага».
Этот тихий голос и тот, что до этого звучал в рации, заставили Эша двигаться быстрей. Последний "разговор" с Аланом был... болезненным. И после таких ударов он не должен был вобще идти в эту Охоту, но пошел. Грустная улыбка скользнула по губам и исчезла, словно ее и не было.
Маг нашелся в купе, лежащий на диване в одежде и явно вымотаный до предела. Рядом лежали два меча. Один вполне знакомый и на который смотреть больше не хотелось. Гангрел помнил кровавые слезы от попыток рассмотреть символы. А вот второй, побольше и весь в крови, был явно не под руку и вес Алана, да еще и в крови. Мотнув головой Эш в два шага оказался рядом с рыжим ирландцем и попытался понять не ранен ли тот, но крови на том не было. Опустившись на колени рядом с диваном Эш осторожно протянул руку, почти невесомо касаясь плеча Каллахана.
- Алан, с тобой все в порядке? Ты ранен? Или устал? - он внимательно смотрел в лицо человеку, стараясь понять его состояние. Тот казался до предела вымотанным. Эш покачал головой и перестал сверлить мага взглядом. - Прости...
Гангрелу хотелось извиниться перед Аланом за многое, что произошло. И не только по его личной вине. И не смотря на не очень подходящий момент, собственные чувства взяли верх. В том, что Алан вернулся из Охоты в таком состоянии, возможно, была отчасти и его вина.
Алан чуть дёрнулся от неожиданного прикосновение, потом приоткрыл глаза и поморгал. Расплывчатый силуэт превратился в Алекса. Эша.
Задаваться вопросами, что он тут делает, не было сил и желания. Отвечать на чужие вопросы - тоже, но Эша явно сильно волновало его состояние, и стоило хотя бы попытаться.
- Я в порядке, - пробормотал Алан, вновь закрывая глаза. - Остальные… тоже.
- Все прошло хорошо? - что-то внутри беспокойно подняло голову, но общее состояние Алана просто кричало о том, что тот вымотался до остатка. Чувство вины снова всплыло на поверхность и гангрел стянул с себя пиджак, укрыв им мага. Смутные воспоминания говорили о том, что того вскоре может начать знобить. Что-то из жизни до Становления, или какие-то обрывочные наблюдения - сейчас это было не важно. - Этот чужой меч... Его куда-то отнести? Или что-то принести тебе?
- Мы дураки. Я дурак. С Гленн… всё не очень. Сильно ранена. И Энди… - что точно произошло с гангрелом, Алан сейчас объяснить не мог, поэтому просто свернулся под пиджаком и крепче зажмурился. Хотелось молчать и спать, но Эш задавал вопросы и на них нужно было отвечать, потому что… это были чужие вопросы. - Меч оставь. Это, ну… того шабашита. Которого поймали.
После каждой фразы Эш хмурился все больше. Меч шабаша, значит лучше лишний раз не трогать. Мало ли что там на нем. Что с Гленн и Энди все было плохо он вычленил и думал, кого найти для улучшения их состояния. И в мыслях всплывал лишь уже мельком знакомый ему ди Флама. Но тот, похоже, тоже был не в лучшей форме. Дернув бровью он подоткнул пиджак поудобней, чтобы Алану было теплей.
- Отдыхай. С остальным я попробую разобраться. Главное вы сделали. Остальное подождет. - он легонько встрепал непокорные рыжие пряди на затылке Алана, пытаясь хотя бы так показать, что раскаивается в том, что бил его и... во многом другом, что уже было сделано не им. - Ты не дурак, Алан. Совсем не дурак.
Алан тихо выдохнул в ответ на неожиданно лёгшую на затылок ладонь, не в силах ни увернуться от прикосновения, ни потянуться дальше за ним.
- Дурак. Выбрал… самого сильного, - пробормотал он не слишком внятно. - Позволил ему, ну… ранить Гленн.
Он уткнулся носом в сгиб локтя и замолчал.
В вагоне раздались тихие шаги, и в купе зашел зевающий в кулак Кристиан. Осмотрел Алана, недовольно покосился на Эша и сел рядом с рыжим, встрепав ему волосы.
- Это война, на ней может ранить любого. Главное что все вы выжили, - Эш покачал головой и взглянул на мистера Шульца. Тут же накатили воспоминания и, видимо, на его лице тоже отразились не самые лучшие эмоции, но гангрел убрал кривоватую гримасу с лица. Зато обратил внимание как тот встрепал ему волосы. Магия, сказки... - Хорошей ночи, мистер Шульц. Вы, видимо, учитель Алана? Ему, похоже, очень досталось и я не знаю чем ему помочь.
Эш подобрался, не желая конфликта и не стремясь злоупотреблять чужим временем и территорией.
Алан приоткрыл глаза, почувствовав, как кто-то сел рядом, а потом услышав знакомую фамилию.
- Я повелевал ветром… - невнятно пробормотал он. Потом поморгал. Где-то на краю сознания крутилось что-то про то, что Пилигрим выдохся в разы сильней его, и что лежать сейчас должен он, а вовсе не сам Алан. - Чего ты, ну… не спишь.
- Доброго утра, - колдун пожал плечами. - Организм требует не только сна. Отлеживаться нужно. Хорошо есть. И заниматься чем-то, чем хотелось бы. А ты чего дергаешься?
- Потому что хочет защищать, - слова про брата, которого оскорбил Эрреро, тут же всплыли в памяти. Как и решимость, с которой Каллахан готов был защищать чужую честь. - Алан, тебе действительно нужно отдохнуть. И вам, мистер Шульц, тоже, если мои глаза не обманывают меня. Я, по всей видимости, не могу претендовать на информацию о том, что тут произошло помимо Охоты, но сейчас всем вам нужен отдых.
Он поднялся на ноги и задумчиво уставился в стену купе. Нужно было менять планы. Налет в четверг на бараки зависел... от многих факторов. Хотя бы от того, на сколько информация, которую получил Джозеф, была верна. Гангрел прикрыл глаза, собираясь с мыслями.
- Наверное более подходящего момента не будет, когда я смогу сделать то, что должно. Мистер Шульц, - Эш взглянул на светловолосого мага. - В связи с тем, что Джозефа Эрреро больше нет с нами по решению вышестоящих инстанций, я обязан знать, какие договоры у него были с вами и перезаключить их на себя.
Взгляд сам собой скользнул на лежащего под его пиджаком Алана, на слова брошенные им в запале драки, на боль звучавшую в них.
- Эрреро больше не причинит тебе боль, Алан. Прости, что был вынужден вступиться за него тогда, в своей лаборатории. Прости, что был слеп.
Последние слова Эша дошли до Алана не сразу.
Эрреро больше нет. Мысли ворочались в голове тяжело, как камни на дне ручья, медленно сдвигаемые потоками воды.
Алан резким, отчаянным движением привстал на локте и молча уставился на Эша расширившимися глазами.
За последние месяцы он несколько раз говорил о владельце "Лианы" с Вэл или Кэндис - чаще с последней, и вовсе не по своей инициативе. И для девушек Джозеф был вовсе не тем ночным кошмаром, которым он стал для Алана.
Взгляд гангрела был спокойным и уверенным. Были вещи, недопустимые даже среди сородичей. И как бы его не потрепало за это время он все равно старательно придерживался той мысли, что есть вещи совершенно недопустимые. Больше такой боли Алану не причинят. Некому. А он несет на себя всю тяжесть чужой вины, потому что кто-то должен исправить все.
- Теперь вместо Эрреро я. Он переписал на меня все свои активы и дела. А я не хочу портить то, чего добивался полгода. Тебе больше нечего опасаться, Алан. От имени Джозефа Эрреро и своего собственного я прошу тебя о прощении за содеянное и причинённое тебе зло.
- Хм. Хорошо, - после некоторой паузы вмешался колдун. - Одной из основных договоренностей с мистером Эрреро было то, что он рассказывает мне о происшествиях в городе со своей точки зрения.
Алан вновь растянулся на диване. Он не мог понять, что именно чувствует. Радость? Нет. Облегчение? Скорее всего. Были ещё какие-то эмоции, но он был слишком вымотан, чтобы цеплять кончик нитки и распутывать этот клубок. Хотелось ещё сказать Эшу, что он не опасался Эрреро; боялся - возможно, но не это... Вместо этого он покосился на Эша и тихо выдавил из себя:
- Как?
Почему это казалось важным.
- Исполнение приказа Князя. Его посчитали дезертиром и отдали приказ на уничтожение. - Эш был не уверен, что это как-то облегчит эмоции Алана, но и скрывать не стал. Переведя взгляд на Шульца гангрел покивал. - Договоренность об информировании. Теперь мне стоит узнать о чем Эрреро успел с вами поговорить и что рассказать, чтобы не тратить время на пересказ того, что вы уже знаете.
- Неважно. Пересказывайте все, - Кристиан снова погладил Алана по голове, потом подсел ближе и переложил ее к себе на колени.
Возмущаться таким обращением не было ни сил, ни желания, и Алана слабо завозился, устраиваясь поудобней.
Крутилась на краю осознания мысль: Новый Орлеан принёс в его жизнь больше смертей - и едва ли не свою собственную - чем все десять лет до этого.
Алан тихо выдохнул в колени Пилигриму и замер.
Выражение лица Эша было бы сложно описать словами, но оно совершенно не относилась к просьбе мага.
- Что ж... Город находится в окружении противостоящей секты. Шабаш. В порту был отловлен один шабашит, которого Джозеф посадил себе на полные узы. Вел при этом этот шабашит себя так, словно чужая кровь в его жилах не имела над ним полного контроля. В остальном на четверг планируется облава на засаду шабашитов в бараках. Именно в ней я сейчас сомневаюсь, потому что без поддержки я там ничего не смог сделать. Более того, если отловленный шабашит является не тем, кем себя выдает, то мы дезинформированы относительно тех, кто находится в бараках и там нас ждет засада. По этому сейчас я намерен отловить этого выгребка и решить вопрос с информированностью. Более никакой новой информации я не знаю на этот момент.
На мгновение застыв, гангрел внимательно уставился на рацию в своей руке.
- Впрочем, чтобы поддерживать связь и быть информированным вовремя, я создал рации. И раз уж я тут, то доработаю те, что остались у вас, Алан. Усилю прием и передачу, переведу на другие частоты. Нет желания, чтобы нас подслушивали те, кому Магнус мог рассказать о том, что видел в депо.
Алан снова вяло пошевелился.
- Атака… вряд ли. Дракон без головы… одной из, - пробормотал он, абсолютно не уверенный, впрочем, в своих словах. То, что казалось логичным в начале ночи, сейчас казалось сомнительной вероятностью. А вдруг они не обезглавили чудовище, и оно всё ещё способно напасть? Вдруг - захватили не того? И Гленн с Энди пострадали зря…
- Тем не менее, это дракон. Стоит добить тело, раз уж оно потеряло управление и ослабло. Но для этого нужно знать куда бить и подготовиться к действиям тщательней, чем обычно. - на лице гангрела было сосредоточенная мина. Он пытался продумать план, не имея ровным счетом никакой точной информации. Пока не имел. Но к концу этой ночи он будет иметь что-то, на что можно будет опереться. - Однако силы для этого тоже должны быть в состоянии нанести удар.
- Дракон... да, для вас эта часть тоже дракон, - колдун пожал плечами. - Насколько тихо вы "обезглавили" дракона?
- Прыгнули туда на Ласаре, - даже сейчас в голосе Алана, тусклом и уставшем, слышался явный восторг от "прыжка". - Задавили, ну... кого-то. Дикая Охота не может... тихо.
- Тогда ждите новую голову. В ближайшее время. Из тех, кто там остался или сверху. Чтобы обезглавливать, нужно делать так, чтобы голова вроде бы пропала, но вроде бы и нет. Период неопределенности.
- Он и так... пропал.
Алан невольно поёрзал по твёрдым коленям Пилигрима и поплотней свернулся под пиджаком.
- Мало ли... убил нас. Он, ну... - прерывистый выдох, - почти.
- Не думаю, что его будут ждать, - Шульц погладил рыжие волосы. - Расскажи, что ты узнал нового сегодня? Эш, к тебе тот же вопрос.
- Ничего хорошего, - буркнул Алан в колени наставнику.
- Я не спрашиваю про хорошее или плохое.
- Узнал, - Эш понимал, что вопрос Шульца лежит глубже простых данных, которые касались происходящего в городе. Более того, гангрел уже выдал и так все, что знал. Казалось, что кривоватая улыбка вскоре просто не будет сходить с его лица. И это нужно было тоже брать в руки. - Отсутствие согласованности и планирования ослабляют нас. Всех нас. Как и ложь, недомолвки... То, с чем я теперь пытаюсь справиться и оно летит как снежный ком, набирая обороты.
Гангрел покачал головой. Было много чего, что он так и не смог сформулировать и что стоило того, чтобы облечь в слова. Он замолчал, все еще смотря в стену купе, пытаясь собраться с мыслями и проанализировать услышанное.
Алан рассеянно слушал слова Эша, улавливая лишь обрывки фраз - но и те казались ему сейчас справедливыми. Он вздохнул, пытаясь собраться и ответить на вопрос Пилигрима.
- Никогда... не угадаешь, что лежит на дне. И кто туда придёт.
- Именно туда, а не оттуда? Эш, сядь, не изображай погнутый столб.
Гангрел вздрогнул от неожиданного предложения но послушно сел в свободное кресло, чтобы не маячить перед магами. Фраза про то, что лежит на дне, была странной и сходу понять о чем говорит Алан Эш не смог. Оставалось только внимательно слушать и слышать то, о чем говорили Кристиан и Алан.
- Я... знаю только про туда. Идёшь туда - получаешь, ну... кандалы. Но то, что на дне... может подняться, да? - Алан неловко повернулся, сощурился, вглядываясь в лицо Пилигрима.
- А, ты про этого, - Пилигрим поморщился. - Я бы предложил уничтожить, но тебя не устроит. Подниматься тому-кто-на-дне и не надо, собственно говоря. Он и так полагаю не на дне... определенной своей частью. Он есть глубина.
- Нет... - Алан вновь растянулся на коленях мага. Вздохнул и проговорил, заставляя глаза держаться открытыми, а язык - двигаться. - Я... ну. Бросил глубине... вызов. Сказал, что не отдам... того, кто пришёл к ней. Глупо. Это не Бездна.
- Глупо. Но вы все так делаете, - улыбка варлока была лиричной. - Это я живу с демонами бок о бок, и те, кто вовне, уже не так волнуют, как те, что внутри.
- Угу. Ты показывал мне. Моего демона. Я помню, - Алан зажмурился и выдохнул как-то обречённо; он знал, что тот, кого Пилигрим явил ему осенью, всё ещё где-то внутри. Ещё один вздох. Потом Алан коротко глянул на Эша. - Ты, ну... молчишь.
Обращение к нему лично было не менее внезапным. Эш вслушивался в совершенно обычные слова и не понимал ничего. Разрозненные обрывки информации складывались в слишком причудливую картинку, которую стоило обдумать с карандашом в руках, а не в попытках слепить что-то в уме.
- Я, честно говоря, мало понял из вашего разговора, - он развел руками. - Демоны и то, что сидит на дне, которое на самом деле не дно... Однажды у меня уже произошел разговор с мистером Шульцем и он верно пнул меня под зад, указав что... магия это не мое. И был абсолютно прав. Я больше по физике и технике. По этому мыслю довольно, хм... плоско. Демоны для меня аллюзия внутренних конфликтов. А с "тем, что сидит на дне" я и вовсе запутался.
- Демонов можно понимать как аллюзию внутренних конфликтов, чем они и являются с точки зрения Разума, - начал маг, все еще поглаживая ученика. - Но в данном случае мы объединяем в разговоре этих демонов с падшими ангелами, а конкретно с одним из Герцогов Ада, который приложил некоторые усилия к бардаку, который творится в городе. Правда, я не думаю, что он злобен сам по себе. Предвосхищая - да, существуют. Как и серафим, которого видел Алан. Из себя представляют... смотря кто. Кое-кого от человека не отличить, а кое-кто похож на языческого бога.
- Я никогда не думал, что, ну... они есть. Ангелы. Серафимы. Ммм, не так. Они были. Где-то. А теперь они как Умбра.
Алан неожиданно вновь извернулся под ладонью Пилигрима, глянул на него сверху вниз. В глазах было припорошенное усталостью любопытство.
- Он... танцует на одной стороне, ну, с Вирмом?
- Кто его знает. Вирм представляет Танцующий Дым, а этот позиционирует себя как Леон - я тут такой сам по себе настолько сам по себе, что уже не знаю, как бы это всем выразить.
- Леон не такой, - тихо и привычно буркнул Алан. Потом озадаченно поморгал. - Дым. Влияние говорил, что она... его сестра.
- Невеста. Эш, это очень могущественные духи. Вода и воздух в одном из проявлений.
Эш пару раз моргнул и попытался хотя бы примерно запомнить о чем была речь. Танцующий Дым упорно ассоциировался у него не то с песчаной бурей, не то с дымовой завесой.
- Понял. Во всяком случае не буду путать в случае чего. Хотя я не уверен в этикете, который стоит при них соблюдать, если придется столкнуться с ними, - гангрел кивнул и попытался запомнить имена.
- Сестра... - вяло пробормотал Алан. - Он говорил сам. Перед тем как, ну... я сгорел.
- Жениться он все равно на ней собирается! Точнее она его на себе женить. Эш, проще говоря, встретится река с тайфуном, а мы тут в центре этой "радости".
- Река с тайфуном, - если бы Эшу все еще нужно было дышать, он бы прокашлялся. Однако сравнения все равно были крайне образными и максимально описывали ситуацию, о которого говорили маги. - Око бури? Это... очень многое объясняет.
Гангрел серьезно взглянул на Кристиана, осознавая довольно простые вещи, которые нужно было делать еще полгода назад. Они знали, где находятся, но...
Так и живем... - колдун встал, зевнув. - Сил моих больше нет. Леон меня здесь можно сказать удерживает своими уговорами, та что я любезно воспользуюсь, потом буду объяснять подробности. Если вы их захотите.
- Хочу, - не слишком внятно проговорил Алан, пытаясь накрыться чужим пиджаком с головой.
- Хочу, - взгляд гангрела был полон решимости. - Вы крайне доходчиво объясняете, мистер Шульц. Прошу прощения, что на столько... туп. Я постараюсь это исправить.
Взгляд скользнул по накрывшемуся с головой его пиджаком Алану и чувство вины снова подняло голову. Эш мягко улыбнулся, не позволяя той брать верх и обезоруживать его так не вовремя. Впереди было достаточно дел, которыми нужно было заняться. И от них зависело выживание в эпицентре бури.

@темы: Пилигрим, Джуд/Алекс/Эш, Депо, Алан, 27 апреля, 1927 год

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная