дерзкий цирк дерзок
Ночь (день), в которую охотник возвращается с охоты в чужое логово и застаёт там совершенно не радующую его картину


Охотник вернулся уже после того, как встало солнце. В его руках был цветок амаранта и книга. Узкий луч солнца на миг расколол темноту, когда он вошел и аккуратно прикрыл дверь.
Мягким, скользящим шагом, охотник привычно подошел к постели и на миг замер. Потом резко бросил принесенное и схватил Дамиано за шиворот, выволакивая из-под руки колдуна.
Вырванный из дневного забытья и уже вытащенный из кровати, Леон пришел в себя. С усилием разлепляя глаза, он резко дернулся из захвата, недовольный, как любой потревоженный ото сна хищник.
- Т-ты охуел?! - он оскалился и вытаращился на охотника.
- А ты?! - гвидион тоже был хищником. пусть его зубы и не отличались такой длиной и остротой. - Хули ты притащил?!
Леон продолжал смотреть на охотника злым и непонимающим взглядом.
- Притащил?!
Бледный длинный палец ткнул в повернувшегося спиной колдуна.
- Ты точно охуел, - Леон моргнул и отступил на шаг. - Он тут при чем?!
- Он. В. Твоей. Постели, - отчеканил с шипением полуслуа, медленно поднимая цветок. Тот заранее жалобно поник соцветием.
- И... что? - в голосе Леона тоже было шипение. Хотя мысли путались, и тон был далек от твердости. - Он мой друг. Хотя, даже если бы... Я не помню, чтобы мы клялись в супружеской верности. Это мое логово. И... моя постель. Полгода назад, когда тебе нужна была помощь, ты валялся в ней точно так же.
- Именно это, - подменыш резко выпрямился и развернулся, твердым шагом уходя к двери... и промахнувшись,с размаху ударившись о стену. Потер лоб, судорожно ругаясь себе под нос.
Леон шагнул следом, положил руку подменышу на плечо.
- Бьорн, - он старался никогда не звать Короля без титула, но палящее где-то в небе солнце делало мысли неповоротливыми, а язык непослушным. - Ничего, мать твою, не было.
- Лучше бы ты с ним трахался, а не спал, - бросил Бьорн, скрещивая руки на груди и выпрямляясь.
- Это, знаешь ли, никогда не поздно исправить, - Леон мгновенно вспыхнул и бросил косой взгляд на Пилигрима. Затем резко повернул подменыша к себе. - Я слушаю. Почему то, что я предоставил Кристиану... самое безопасное место на моей территории, пока он не оклемается... так тебя оскорбляет?
- Мне тоже. Предоставлял, - к подменышу вернулась гибкость, он не сдвинулся с места, но уже смотрел в глаза Ласомбре. - Пока не оклемаюсь. Ну и когда мне ждать смены твоих предпочтений?
- И тебе. И всем, кто нравится мне и... нуждается в этом, - Леон сжал пальцы на плече Бьорна сильнее. Он злился. - Я дал тебе ключи от своего логова. Единственному из всех. Не для того, чтобы ты врывался сюда и устраивал сцены, как в балагане... да еще и не объяснял, какого хера!
- Я тебя понял, - ключи упали на пол с громким звяканием. - Я добывал для тебя чужие реликвии не для того,чтобы обнаружить, что ты уже привечаешь кого-то другого, стоит мне отлучиться.
- Бьорн, прекрати, - прошипел Леон, обхватывая подменыша обеими ладонями за шею и чуть придавливая к стене. - Еще немного и я тебе голову оторву. Хватит. Я не собираюсь менять... предпочтения, и я не делал ничего из того, что ты себе навоображал. Но если ты не заткнешься с претензиями, я перестану привечать тут вообще кого угодно, начиная с тебя.
- Ничего из того? ты уже предоставил "самое безопасное место". Куда уж больше?
Руки чуть заметно сжались, где-то на границе между лаской и угрозой.
- Хватит, я сказал.
Бровь подменыша скептично поднялась, он скривился.
Леон вздохнул, не убирая рук, и бросил еще один взгляд на кровать.
- Кристиан, я... приношу извинения за этот вопиющий... пиздец. Но поскольку ты все равно не спишь, я позволю себе еще сильнее нарушить приличия и попросить тебя... продолжить отдых у Алана. Он тебе кофе сварит. И ни от каких слов я не отказываюсь, надо просто уладить это... это.
Колдун встал, кивнув. Зевнул и, почти не просыпаясь, ушел, решив промолчать и не мешать семейной сцене.

@темы: 1927 год, 28 апреля, Депо, Ингебьорн, Леон, Пилигрим