20:18 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Долли находит себе нового домитора


Дорога в Лиану была полна молчания и раздумий. Слова, которые напоследок сказал Ньюмен, сильно повлияли на Эша. Он ощущал себя полным идиотом и на то было полно причин. Только теперь к этому ощущению примешивалось ледяное ощущение того, что доверять нельзя никому. И мысли о том, что были те, кому верить было можно и нужно, разбивались о разговор в приемной Шерифа как волны о скалистый берег. А можно ли? А они ли это? А почему ты, мудак недоразвитый, забыл о том, как сам проверял Леона в ту ночь, когда сгорел Тадеуш?
Он молчал и хмурился всю дорогу, ощущая липкое касание страха к позвоночнику. Идеи о том, как можно понять кто перед ним без его старых и привычных сил, разбивались одна за другой. Казалось, что вариантов нет. С Долли он сталкивался не так часто и не так уж долго. Что он помнил о ней? Голос да ухватистые повадки помощницы Эрреро. Можно ли подделать голос? На столько, чтобы его не отличил другой? Интонации?
Небольшое расстояние от машины до входа в заведение Эш проделал почти одним прыжком. Его можно было списать на нежелание замочить брюки, пусть и очень поспешное. Полупустой зал встретил его уже привычными охранниками и девушками. Скользнув взглядом по оставшимся посетителям, гангрел скользнул дальше, направляясь в бывший кабинет Эрреро. Зайдя внутрь он тщательно закрыл дверь за собой.
- Хорошей ночи, Долли, - он приветливо улыбнулся обитательнице кабинета и оперся спиной на дверь, расслабленно опуская руки. - Как идут дела?
Выглядела новая владелица Лианы, мягко говоря, нехорошо. Под глазами залегли круги, волосы потускнели и лежали не столь аккуратно, и, казалось,она за один день успела постареть на пару лет. Или выглядела тяжело больной.
- Доброй ночи, - Долли на мнговение поднялся глаза, - Эш? Добрый вечер. Что-то стряслось или ты опять поджег Лиану и пришел сказать, что у нас нет крыши?
- Крыша пока еще с нами. Если можно так сказать, - он хмыкнул и внимательно вслушался в голос Долли. Та выглядела так, словно Эрреро давно не давал ей крови. Оставалось гадать - почему. Или это была отличная игра какого-нибудь цимисха? - Впрочем, если мы поднимем прибыль за счет каких-либо нововведений хотя бы процентов на 20, то сможем окупить не одну улетевшую крышу. Или если за счет клиентуры и менеджмента удастся подтянуть коэффициент до 40, то и новую лабораторию можно будет организовать. А то там последнее время сквозит. А там, возможно, сможем ввести новые функции или открыть филиал с продажей каких-нибудь химических вещей.
Он напряг слух на столько, на сколько мог. Словно пытался написать мелодию с первого раза, вслушиваясь в сложные аккорды. Голова сама собой как-то совершенно по-собачьи склонилась к плечу, чтобы лучше улавливать любой звук.
Чем больше он говорил, тем выше взлетали брови Долли. К концу тирады та не глядя нашарила в ящике стола бутылку виски, плеснула себе в стаканчик и выпила одним махом, сохраняя все тот же озадаченный и непонимающий вид, точно Эш ворвался в кабинет расписанный как лоа и станцевал перед ней танец папуасов.
- У вас что, эпидемия там? - поморщившись, поинтересовалась она, - Все ваши кровопийцы дуру дали?
Эш вслушивался в каждый звук, в каждое слово. Наверное это выглядело еще более глупо и странно, когда он водил головой из стороны в сторону, словно собака, услышавшая странный или незнакомый голос. Интонации и голос Долли вроде действительно принадлежали ей самой. Хотя полной уверенности и не было, но удивление, которым она отреагировала на ту псевдонаучную чушь, которую он нес, точно было похоже на ее обычную реакцию. Гангрел оторвался от двери и медленно подошел к столу.
- Возможно. А возможно все просто так, как есть, - он всмотрелся в уставшее лицо женщины, пытаясь унять собственную подозрительность. - Когда последний раз Джозеф давал тебе кровь?
- Три недели, - Долли махнула рукой, - я не знаю, сколько нужно будет терпеть, но это и неважно. К чему ты спросил?
- Терпеть? - Эш удивленно взглянул на Долли. - Почему?
Он не верил до конца в то, что это именно Долли. Но о том, что Эрреро мертв, знало не так много сородичей. И от ответа на этот вопрос зависело продолжение их разговора. Впрочем гангрел хотел получить ответ не только из-за вылезшей во весь рост подозрительности. Ему было важно как именно Джозеф попрощался с верной ему Долли.
- Он оставил мне Лиану, - Долли дернула уголком губ и с сожалением вздохнула, - и спросил, хочу ли я освободиться. Я согласилась.
Улыбка из удивленной стала грустной, гангрел отошел от стола и устроился в кресле напротив, внимательно всматриваясь в Долли.
- Он тебя предупредил о последствиях?
- Предупредил, - Долли устало вздохнула, - так что я на это сама подписалась.
- Предложил ли он тебе кого-то, кто может тебя становить? Потому то пока я вижу, что он обрек тебя на бессмысленную боль, решив скинуть с себя взятые обязательства.
- Он говорил о Cтановлении. Но, - она махнула рукой на бумаги, - кто работать-то тогда будет. Выкладывай уже, зачем пришел. Не надо меня жалеть - прорвусь уж.
- Предлагаю тебе избавиться хотя бы от ненужной боли, раз становление ты считаешь препятствием для работы, хотя оно таковым не является. Ты сделала многое для Лианы и бизнеса Эрреро, по этому с моей точки зрения не заслуживаешь ломки от отсутствия витэ - Эш продолжал вслушиваться и всматриваться в Долли, стараясь понять на сколько та действительно была информирована Джозефом.
Долли рассмеялась, откинувшись в кресле назад. Усталым язвительным смехом.
- Ты предлагаешь мне пить твою кровь?
- А что? - Эш сузил глаза, готовый в любой момент реагировать на прямую угрозу или выход из роли того, кто прикинулся Долли. - Моя кровь чем-то хуже крови Эрреро?
- Я не для того согласилась на освобождение, - Долли просмеялась, - и честно... Эш, я выросла там, где друг другу готовы глотки рвать за пособие и рождественнские благотворительные подарки, а папаши лупят дочерей, а те говорят спасибо Господи, что только выдрали, а не под юбку залезли. Ничего просто так не делается. Зачем тебе я?
- Мне,.. - Эш скрестил руки на груди и откинулся. - По хорошему я за то, чтобы ты следовала своему решению. Однако как скоро объявятся новые владельцы, которые будут отлично знать про твою осведомленность относительно нас? Сколько завсегдатаев заметят твое стремительно старение? А сколько из них поймут что-то еще? Сюда ведь приходили многие. Не все из них будут подходить к этому вопросу с точки зрения разумности, кто-то будет просто брать силой...
Он замолчал, всматриваясь в женщину. Неужели она не подумала, что такое место просто так не останется без владельца из не-живых?
- Значит, провести остаток жизни на свободе мне не удастся, - подвела Долли задумчивый итог, - что... что с Эрреро?
Эш внимательно взглянул на Долли и задумчиво поправил шляпу.
- Он оставил свои дела на меня. В остальном... а ты как думаешь? - гангрел следил за каждым ее движением.
Долли запнулась - точно кто-то ударил ее под дых - и опустила ресницы. Она медленно подлила в стаканчик пару глотков виски, посмотрела на него и выпила, не морщась - отдавая последнюю дань памяти Джозефу Эрреро.
Он не хотел прерывать ее прощание какими-либо словами. Они были ни к чему. У каждого из них оно было своим. Помолчав с минуту он осторожно расстегнул манжет и закатал рукав, показывая что пришло время. Он не хотел давить, понимая, что сейчас испытывает Долли, но и тянуть время за хвост было бессмысленно.
Долли вздохнула. Прикусила губу, раздумывая, и серьезно спросила:
- Ты уверен, что сумеешь удержать наследство Эрреро?
- Да, - ответ был коротким и уверенным. Не для того Эш говорил совсем недавно о критериях и усилиях, статусах и делах. - Иначе бы я сюда не пришел.
-Ты влипла, Долли, - она пробормотала это сама себе и протянула Эшу нож для бумаг, - я готова...Эш.
Тянуть он не стал, попросту полоснув по запястью ножом и протянув руку к Долли.
- Я тоже... Долли
Она помедлила секунду.. прежде чем поднести его руку к губам и сделать глоток.
Гангрел не торопил, позволяя спокойно пить его кровь. Не слишком мало и не слишком много - столько сколько нужно.
Она отстранилась, глядя куда-то через Эша, и протянула тому платок:
- Вот и все. Позволь... я хочу побыть в одиночестве. Пока я еще могу думать здраво.
- Конечно, - кривоватая улыбка на мгновение появилась и исчезла, словно ее и не было. - Хорошей ночи, Долли.
Он осторожно поднялся из кресла и вышел, направляясь на выход из Лианы.
Когда он уходил, Долли сидела в кресле, вертя в руках перьевую ручку, и печально улыбалась.

@темы: 1927 год, 27 апреля, Двойная Лиана, Джуд/Алекс/Эш, Долли

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная