дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой коварный колдун выдёргивает Леона из уютного вагона и рассказывает ему восхитительные новости о демонах, а тот в ответ осуждает колдуна за пренебрежительное отношение к звезде местного бомонда


В это время колдун стучал в бронированную дверь вагона. Настроение у него падало все ниже и ниже, а перспективы все никак не начинали радовать.
Леон открыл через минуту, сонный и не отдохнувший толком из-за дневной эскапады Бьорна. Сфокусировал взгляд на маге, вздохнул, сел на пороге вагона и начал надевать ботинки
- Твой длинный и плавучий выебывается. Я его проткнул колом. И он заклеймлен демоном по самые уши, - коротко проворчал маг, потерев лоб.
- Плохо, - с неопределенной интонацией буркнул Леон, продолжая одеваться. - И невовремя.
- Жизнь несправедлива.
- Увы. Что будем делать с демоном? - Леон покосился вглубь вагона, но решил подменыша не будить. Встал и запер дверь, готовый к очередной невеселой ночи.
- Хер с ним что сделаешь толком. Не я и не сейчас.
- Посмотрите на него, - Леон еще раз вздохнул. - Я делю с ним ложе и подвергаюсь из-за этого смертельной опасности, а он сообщает мне такие безрадостные вещи, и даже соврать не может, что все будет хорошо и мы победим. Ну, и где наш многогрешный пингвин?
- Изгоняешь с ложа на другое ложе, а теперь еще и выделываешься. Я имею полное право тебя отравить за то, что между нами было сегодня! - глаза колдуна наполнились глубокой печалью. - Там, где ваш драный рептилоид обитает, если Алан не утащил.
- Ты это, вежливее с дамой, она, между прочим, звезда местного бомонда. И лучшая часть моей стаи. - Леон не особо впечатлился угрозой отравления и бодро направился к фургону Гленн.
- Мы уже успели поскандалить, - Кристиан широко зевнул. - Да, Алану я оставил цацку для самозащиты, но против демонов у меня при себе ничего умного нет.
- Ага, - Леон кивнул. - Слушай, а против... кхм. Мне надо допросить того, кого Охота притащила, и неплохо бы ему заблокировать... все, что по твоему профилю.
- По какому из? Мне... не знаю. Хм... у меня ограничен арсенал.
- По телепатическому. Мне надо, во-первых, чтобы он не вывернул никому мозги на допросе, а во-вторых, чтобы его стая не нашла его снаружи.
- У меня есть щит на место от кровососов, но физический. Просто туда не зайдешь. Психический надо дорабатывать. Я могу вернуть себе силы, но ценой.
Леон снова вздохнул.
- Жаль. Я не хочу делиться добычей с сородичами, но, видимо придется. Слишком рискованно.
- Увы. Я не рассчитывал на допросы.
Леон фыркнул и громко, но вежливо постучал в дверь вагона Гленн.
Сначала дверь приоткрылась едва-едва, потом - уже на всю ширину. Стоявший на пороге Алан сжимал в руке отданную ему камею, но при виде Леона и Пилигрима заметно расслабился и отступил в сторону, пропуская их внутрь. Потом наигранно-весело фыркнул:
- Никаких нападений демонов не было.
В полутьме вагона тварь вынула башку из ведра и шумно облизнулась. В некотором роде она даже выглядела приветливо, но как то так ненавязчиво получалось, что отвалившись от ведра и вальяжно растянувшись на полу, она частично отгораживала собой тело Энди от окружающего пространства. Частично же наваливалась на него плечом и боком...
Колдун молча отошел к стене и сполз по ней, опустив голову на руки.
Леон бодро помахал рукой Гленн и подошел к Энди. И чуть не споткнулся по дороге, приглядываясь к телу гангрела. Разноцветному телу.
- Мне наверное стоит, э-мм… уйти? - Алан всё ещё стоял у двери. - Энди теперь, хм… не особо хорошо реагирует на моё присутствие.
- Скорее, мне стоит его забрать. И поговорить с ним... обо всем. Алан, нам, наверное, потребуется третий терминал до конца ночи - его стоит закрыть от всех и спустить с потолка те большие длинные цепи с крюками, которые для погрузки контейнеров.
- М... Тогда, если никто никого больше не собирается убивать... Ведь не собирается, ДА?
С ощутимым нажимом на последнем слове, проговорила цимисх. И как то так сразу становилось понятно, что идею взаимного лишения жизни вот прямо сейчас она не одобряет втрое сильнее, чем правоверный мусульманин свиные отбивнушки.
- То я переоденусь?
И она вопросительно уставилась на Леона, как на очевидно самого пока адекватного тут.
Алан поморгал. Голова всё ещё была тяжёлой, и ему потребовалась пара мгновений, чтобы осознать, что цепи с крюками, они не для Энди, а для пленного, пойманного каким-то чёртовыми чудом и удачей прошлой ночью.
- Ладно, эм-м… думаю, за час это смогут организовать. Может чуть больше. Или меньше.
Леон кивнул обоим.
- Пока никто никого не собирается убивать. И я надеюсь, и не соберется.
Колдун с тихим длинным вздохом поерзал и задремал.
- Ох, прям хорошо...
Прочувствованно произнесла Гленн и собственно, приступила к переодеванию. То есть, в ее случае-смене формы на обыденную человечью. Темный хитин пошел волнами, сминаясь и проваливаясь вглубь тела. С громким шелестом прополз по полу хвост, втягиваясь. Влажно и липко чавкнула вскрытая брюшина, не поддержанная более внешним каркасом из брони... В этот раз обратное превращение заняло чуть больше времени, но вот оно завершилось, и совершенно голое тело завозилось на полу, устраиваясь поудобнее. Ага, в некотором роде используя Энди как диванную подушку.
- Кстати, этот парень так и планирует тут спать в уголке или? И какие у нас в целом планы? Трехглазый не сдох надеюсь пока?
Спросила она, аккуратно запуская пальцы себе в дыру в животе и неприязненно морща лицо-дело было противным, болезненным и все такое, но проверить судьбу свертка с землей было важнее. Нагота, судя по всему, точеную статуэтку из мяса не смущала.
- Трехглазого допросим. Я его, кстати, временно лишил глаза, чтобы не борзел. А Шульц... пусть спит, где хочет. Он хороший парень, хоть и колдун.
- Прямо вот где хочет?
Гленн старательно изобразила крайнее изумление с недоверием, и картинно изогнула бровь, глядя на Леона в упор. Снизу-вверх, но в упор. Вскрытая цимисх была недовольна жизнью и нервничала, что отражалось на ее реакциях в целом.
- Нет, он конечно может и хороший парень, но я не могу сказать, что мы с ним настолько знакомы, чтоб он не спросив у меня ночевать падал... Все же вроде он пока не в нашей семейке, или?
- Да не приведи господь, - проворчал Шульц, не поднимая головы. Но зато поднялся весь, наощупь убредая к выходу.
- Да, мы видели ночью, как он, м-мм... борзел глазом. На Энди борзел, - как-то отстранённо проговорил Алан, не отрывая взгляда от прячущейся под хрупкую человеческую оболочку Твари. Это завораживало также, как и её появление. Потом он встряхнулся и шагнул к Шульцу, подхватывая его под плечо.
- Доведу до койки, - он невнятно махнул рукой, а потом на мгновение, не отпуская мага, обернулся к Леону. Глянул как-то... встревоженно.
- Мы ведь, ну... всё правильно сделали, что притащили именно его? Ну. Крестоносца.
- Конечно. У тебя сомнения? - не дожидаясь ответа, Леон взвалил на себя тушу Энди, стараясь, чтобы раскраска не очень бросалась в глаза, и вытащил гангрела из вагона.
С ним надо было поговорить.
Алан посмотрел на исполосованную Гленн. Были ли у него сомнения? Были, и множество. И все они утыкались в один и тот же тупик: можно ли было действовать тогда иначе, избежать того, что случилось с Гленн… и Энди. Алан встряхнулся.
- Пойдёмте, великий колдун, - он повлёк полусонного Пилигрима в другую сторону от той, куда ушёл Леон.

@темы: Депо, Гленн, Алан, 28 апреля, 1927 год, Леон, Пилигрим