дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой грозный колдун оказывается бессилен перед тремя яростными фуриями


Просторный кабинет был завален какими-то коробками, лентами, предметами девичьего гардероба и прочей мелочевкой.
Пахло свежими цветами: Кэндис ловко и споро сплетала венок, перешивая ленты с соцветиями.
- Кто бы мог подумать, Мол… - Валентина провела расчёской по светлым волосам, потом отложила гребень на стол и обняла подругу. Та тихонько всхлипнула. - Эй, ну ты что?
- Ничего, ничего, - Молли смахнула кончиками пальцев слёзы. - Волнуюсь просто.
- Оно и понятно. Но, главное, чтобы волнение было счастливым, - Валентина придирчиво поправила шёлковый воротник белого пиджака. - А оно ведь такое? Давай, красавица, отвечай мне живо.
Молли кивнула и рассмеялась сквозь слёзы.
В дверь вежливо, но весьма настойчиво постучали.
Кэндис, сидевшая ближе всех к двери, с венком в руках кинулась открывать.
Колдун мягко, но уверенно прошел внутрь. Он был одет в своей обычной неброской манере, а руки почему-то держал за спиной. И улыбка у него была... многообещающая.
- Девочки, я ненадолго. Надеюсь, от меня не будут прятать невесту, ммм?
Фыркнув, Валентина шутливо встала перед Молли, загораживая её, а Кэндис нахлобучила недоплетённый венок Пилигриму на голову.
- Только если обещаете её не расстраивать, - рыжая панибратски приобняла его за плечи. - А то знаем мы вас, мужиков - как скажете что-то, а ты потом думай - козёл он или случайно?
- Но-но-но! - Кристиан щелкнул зубами у самого кончика носа рыжей и подошел к Молли, доставая небольшой футляр. - Я решил, что музе стоит получить результаты своей работы.
В футляре оказалось изящное асимметричное трехлепестковое колье из серебра с янтарем и серьги к нему.
- Кристиан, ты… - Молли вскинула на него сияющие глаза. Невысказанное - «сумасбродный прекрасный волшебник» читалось во взгляде и улыбке.
Она очень бережно достала из футляра колье, повернувшись спиной к Валентине, чтобы та помогла застегнуть его. Повисли в ушах, ловя отблески света, серёжки.
Потом Молли обернулась к колдуну и порывисто обняла его.
- Но что значит муза без творца…? - Тихонько спросила она и, не давая магу ответить, накрыла его губы поцелуем.
Маг осторожно, почти невесомо погладил ее по шее кончиками пальцев. И также мягко прижал к себе, стараясь ничего не смять и не встрепать.
От Молли пахло цветущими яблонями. Тёплые руки обвились вокруг пояса мага, словно девушка боялась его отпустить. Но поцелуй она прервала первой, вскинув на Кристиана сияющие глаза.
- Ты ведь не сбежишь сию же секунду, прикрывшись неимоверно важными делами?
- Вот прямо даже не знаю... - он демонстративно подпер подбородок рукой. - А вам что, нужна бесплатная тягловая сила?
- Нет! Я хочу знать мнение самого важного человека этого вечера, - Молли нехотя отстранилась, отошла на пару шагов назад. Кэндис, успевшая сделать последние петли на венке, надела его на светлые волосы.
Улыбнувшись магу, Молли покрутилась на месте, и от этого движения взлетели полы лёгкого пиджака, взметнулись светлые волосы.
- Ну как?
Взгляды Кэндис и Валентины, направленные на Кристиана, были откровенно предупреждающими - стоило ему сказать что-то не то, и на него обрушился бы гнев двух яростных фурий.
Колдун сделал умное лицо старого литературного критика. Медленным шагом обошел невесту, заодно цинично прикрываясь ею от злых и страшных валькирий.
- Хммм... - протянул он еще более умным тоном, поцокав языком. - Надо будет посмотреть свою родословную. Кажется, я только что склонил к ужасающему мезальянсу особу королевских кровей.
Щёки Молли вспыхнули румянцем.
- Прекрати же, ну. Я разве что Принцесса Подворотен, - она рассмеялась, а потом подхватила со стола белую шёлковую ленту, пропуская ткань между пальцев. - Ты ведь так и пойдёшь, да? Тебя никто не будет переодевать. Кэндис - рвалась, но я сказала, что это невозможно.
- Вообще меня можно переодеть, но я бы попросил не в платье, у меня кривые ноги...
- Тшшш! - Молли накрыла его губы ладошкой. - У тебя замечательные ноги.
За её спиной прыснула Кэндис. А потом тоном заправской хозяйке модного ателье осведомилась:
- Господи Шульц предпочтёт фрак или что-то более подходящее его свободолюбивой натуре?
- Кэндис, посмотри на господина Шульца, который неделю назад лично попытался утопиться, и скажи, долго ли протянет на нем фрак!
Кристиан со смешком отщелкнул от себя щекочущую прядь.
- Пять минут, - сурово вынесла вердикт Кэндис, а потом, всплеснув руками, закопалась в многочисленные коробки, что покрывали все горизонтальные поверхности в кабинете.
Молли поймала ладонь мага в свои.
- Давай сегодня без попыток утопиться? Завтра - можешь сколько угодно, но не сегодня. Хорошо?
- Ладно-ладно, сегодня в планах все равно торнадо... - проворчал колдун. - Так что разве что полетаем, но будем считать это свадебным путешествием... Девочки, а можно я просто чего-нибудь поколдую?
По скорбности и жалобности интонаций можно было счесть, что несчастный не ел шесть дней. Или даже шесть с половиной.
Валентина и Кэндис почти одновременно взвизгнули, как девчонки-школьницы, и едва ли не в ладоши захлопали.
Молли смотрела с улыбкой.
- Заколдуешь себе костюм? Но позволишь хотя бы венок для тебя сплести? Без венка - никак.
- Иллюзии. Я могу выглядеть как угодно в чужих глазах. Венок так венок, принцесса.
Рассмеявшись, Молли сдёрнула со своей головы венок и осторожно опустила его на голову Кристиану. Потом тоже хлопнула в ладоши.
- Колдуй. Только не вздумай разочаровать их, - она кивнула в сторону подруг.
- Ну за что, за что сразу загонять меня в угол?! - маг воздел очи горе, становясь... немного старше. Немного более плотным, чем мир вокруг. Его одежда стала тоже будто бы проще, практичнее. Нечто среднее между одеянием монаха и воина. Хотя внешне не изменилось ничего.
Молли чуть распахнула глаза. Каждый раз, когда Кристиан колдовал она чувствовала себя так, словно стояла на вершина холма, откуда открывался вид на бесконечный горизонт.
Она сделала шаг вперёд, поймав лицо мага в свои ладони. Легонько провела пальцами по скулам, щекам.
- Воин достоин своей принцессы как никто другой.
- А говоришь, из подворотни... - он улыбнулся.
- Для королевского дворца у нас маловато парчи. И золота.
- Хмм... в изгнании? Все трагично и печально, но мы отомстим?
- Конечно! Живём в хижине, но поднимаем верный нам народ на восстание. И с вилами наперевес отвоюем себе своё королевство обратно. С парчой и золотыми дверными ручками.
- Разворовали уже, ироды! Демократы!
Молли притворно охнула.
- Как же мы будем без шёлковых покрывал? Ах! - засмеявшись, она вновь чуть приподнялась на цыпочках, легко целуя Кристиана.
За их спинами сдавленно шмыгнула носом Кэндис.
- Обойдешься бархатом! И пирожными, - в Кэндис полетела первая попавшая под руку пуховка. - И фрейлинам своим скажи, чтобы больше чем на особняк не рассчитывали, не те времена нынче!
- Тиран! Жестокий, жестокий человек! - Пуховка была поймана, а сам Кэндис, театрально закатив глаза, рухнула в кресло, прижав ладонь ко лбу. - Ах, за кого только нашу крошку выдаём?
- Обезглавлю и лишу сладкого! - пригрозил пальцем колдун. - За измену государству!
Кэндис притворно завизжала, а Валентина замахала руками.
- Ну всё, всё! Милостивый государь, извольте откланяться, у нас ещё столько всего недоделано, а вы тут… угрожаете страшными карами.
- Вот так проходит слава мирская... - снова сделав несчастное лицо, пробормотал Кристиан, бодро выскакивая из дамской обители. - О темпора, о морес!
Ему вслед долетел задорный девичий смех на три голоса.

@темы: 1927 год, 30 апреля, Валентина, Кэндис, Молли, Пилигрим