дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Леон повергает Салюбри-Крестоносца в шок и экзистенциальный ужас одним своим видом


Иштван мирно ждал, опустив голову и накрыв все три глаза кепкой, так что сперваон не успел оценить всей масштабности творящегося бардака. Диспетчер уже угомонился, и Салюбри решил пока не бежать с выяснениями, что это все значило. тем более, что его отвлек знакомый ритм шагов.
подняв козырек кепки, вампир покосился в сторону Леона. И замер, наткнувшись взглядом сначала на туфли. Потом на подол платья. взгляд медленно пополз вверх вместе с бровями, пока, наконец, Салюбри не уставился Ласомбре прямо в лицо. Выражение его собственного лица было довольно сложным, вмещающим в себе удивление, ступор и лихорадочную попытку совместить края разорванного шаблона.
- С-содомиты, - мрачно выдохнул он наконец, подведя для себя некую черту в размышлениях о тленности бытия в отдельно взятом депо.
Национальным шестым чувством ощущая близость скандала, Леон по привычке сложил было руки на груди, но скользкая ткань препятствовала такой позе изо всех сил. Поэтому рука в перчатке сама собой уперлась в ребра.
- Что? - в этом коротком слове было все, от предложения развернуть претензию, до заранее обозначенного презрения к узости зашоренного сознания собеседника.
Салюбри продолжал странно коситься, третий глаз бешено пульсировал золотистой точкой. Он тоже чувствовал, что скоро начнет огребать то ли скалкой, то ли сразу чугунной сковородкой, и теперь пытался лихорадочно взять ситуацию под контроль.
- А... - он снова нервно оглядел композицию. - Нахуя?!
Леон раздул ноздри и опасно сверкнул глазами.
- А ты угадай. Я тебе даже облегчу задачу, оставив два варианта. Первый - я всегда так хожу, ибо мне, потомку Мирра, больше нехуй делать, кроме как наряжаться в женское и скакать с головой черного козла. Второй - сегодня Майская Ночь, карнавал, общий сбор пресыщенного всяческими развлечениями светского общества нелюдей, на котором нужна политически верная презентация, от которой никто не сможет оторвать глаз. Давай, угадывай.
- Первое! - уверенно отозвался Салюбри даже не раздумывая.
- Д-дебил, - выплюнул Леон сквозь сжатые зубы и закатил глаза. - И почему?
- Потому что если нужно эпатировать, то можно выбрать множество вариантов, но ты выбрал этот. Я сомневаюсь, что тебя именно вынудили. Так что да, тебе, потомку Мирра, нравится бегать в платье и с головой черного козла.
- Это желание невесты. У нас в традициях желание невесты - закон, потому как это единственный день, в который ее мнение что-то значит.
Все три глаза уставились в равнодушное южное небо Нового Орлеана с немой мольбой о снисхождении.
- Ты так ведешь себя, будто я тебя заставляю наряжаться в женское.
- Во-первых, кто тебя знает, во-вторых, я не помню запрета на то, чтобы иметь и выражать свое мнение о происходящем.

@темы: 1927 год, 30 апреля, Депо, Иштван, Леон