дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой затихает мелодия праздничных танцев, сменяясь криками и плачем жителей разрушенного города


Светлячки брызнули врассыпную и музыка, играющая какую-то очередную мажорную мелодию, затихла, позволяя гостям и хозяевам праздника услышать больше. Стоны, крики и плач доносились из-за границы облюбованной ими поляны. Откуда-то пахнуло отчаяньем и страхом.
Вскоре раздались деловитые указания негромким, но великолепно слышным голосом. Человек знал что его услышат. Как и знал, что приказы будут выполнены верно, потому что от них зависело выживание тех, кто был в эпицентре разрушений. Высокий и жилистый мужчина, в хирургическом халате надетом поверх простой рубахи и штанов, целенаправленно шагал к праздновавшим свадьбу. Мазок грязи на его впалой щеке, сосредоточенный и цепкий взгляд глаз в обрамлении морщин, кровавые капли на подоле халата. Плач ребенка, захлёбывавшегося страхом и отчаяньем, прорезал тишину словно скальпель вскрыл плоть нарыва.
Хмель, дурманящий голову, слетел мнговенно, и Айрис оскалила клыки, бегом спеша на крик. Ночь не могла закончиться хорошо, похоже. .
Сновали люди. Кто быстро, кто медленно и пытаясь найти место, где можно было бы передохнуть и отойти от произошедшего. Окровавленная одежда, грязь, боль и деловито снующие люди в белых медицинских робах, обустраивающие перевалочный пункт для пострадавших и тех, кто мог искать пропавших в произошедшем катаклизме.
Оставив Гленн и Леона в одиночестве и отсоединившись от Антимо - противно ему, так нечего лапать вообще! - Энди неторопливо шел по парку. Если что, он успеет укрыться в земле.
Шум и крики он услышал не сразу. Но когда услышал...
Рванулся на шум он инстинктивно. Шум в последнее время сулил много проблем.
Сегодня, впрочем, проблемы были не у них...
При виде обустраиваемого лагеря Энди смачно выругался и двинул к медикам. Похоже, следующей ночью папа Легба снова пойдет на охоту.
- Помощь нужна? - окликнул он одного из медиков. - Я врач.
Про биолога он не упоминал, сейчас не это было важно.
- Сейчас любая помощь нужна, - на Энди посмотрели внимательно, но не отшатнулись. Старый медик, который и руководил организацией лазарета и помощью пострадавшим, смерил добровольца внимательным, цепким взглядом, и кивнул. - Специализация?
- Врач-инфекционист, хирургическая практика имеется, - коротко ответил Энди, - но это было давно. В основном по болезням и эпидемиям. У нас есть травматолог, но она уже пьяна в хлам, придет в себя вечером, но не думаю, что к вечеру объемы уменьшатся.
"Мне бы тоже, по-хорошему, надо свалить".
- Значит в лабораторию - ему кивнули в нужном направлении, не тратя время попусту. - Эпидемия вскоре начнется, как и инфекционные заболевания. Нужны лекарства и в больших количествах. Действуйте. Если будете нужны в операционной - вас позовут. Кстати, как ваше имя?
Цепкий взгляд еще раз прошелся по фигуре, запоминая внешность.
- У меня своя, довольно крупная, - Энди поморщился, представляя объем работ. - Там все мои наработки в этой области, довольно обширные. Я предоставлю их в распоряжение ваших инфекционистов и начну работу над лекарствами сразу же, как только смогу. Наработки я могу передать сейчас, но мне нужно время на отдых. К работе приступлю вечером. Моя фамилия Уилсон.
Вообще-то это было, честно говоря, не ее дело, здесь уместнее была бы леди Ингебьорг но к фоморам. Майк уж точно не простит, да Алиса тоже. И самой, честно говоря, было несколько совестно. Или она была все-таки пьяна...
Поколебавшись секунду, Айрис пробралась к медику:
- Не очень доброй ночи, господа. Стоит ли предлагать помощь?
Хорошо, мисс Уилсон, надеюсь не ошибся в вашем статусе, - медик кивнул и перевел взгляд на хрупкую девушку. Взгляд стал сосредоточенным и цепким. Таким, которым обычно смотрят на пациентов, пытаясь вычленить те симптомы, о которых сообщить вряд ли догадаются. - Любая помощь сейчас не будет лишней, как я уже говорил. Что можете, мисс?
Айрис мысленно ругнулась, торопливо разгоняя кровь по венам, чтобы казаться куда более живой, чем она была:
- Сейчас увидите. Позову на помощь тех, от кого будет толк.
Она развернулась. прежде чем врач успел понять, что с ней не так, и клыкасто улыбнулась - обманчиво-ласковой, мягкой улыбкой пачала, примерившегося к шее жертвы.
- Вы все с ума посходили? - голос начался со вкрадчивого мурчания...нет, змеиного шипения. Ближе, бандерлоги, ближе...
- Или перепились и химер не ловите? Вы хотите, чтобы здесь не осталось никого, кроме мертвых, умирающих и полумертвых от усталости? Что вы собрались жрать, дорогие мои? Камни и ил?
Марш сюда, - голос поднялся от шипения до командного звона, вырос и гремел. Королева гневалась. Королева была в ярости от медлительности и тупости своих подданных.
- Марш сюда, - повторила она, и махнула рукой, указывая на врача. С края рукава сорвался лист и зацепился за его одежду, - назначаю этого человека своим генералом. Пока не будут ликвидированы последствия. Все. Меня. Поняли?
Кажется, спорить никто не собирался. Только гордо фыркнула девушка в черном платье, но в открытую спорить не стала, тем более, что с другого конца площадки к ним приближался скользящим шагом полуголый Охотник.
"Кто вложил в тебя непроизносимое имя, глина и кровь что обратятся прахом?”
Медик скептически взглянул на происходящее, но ничего не ответил, кивнув на такое выразительное представление. Даже не стряхнул лист, который смешивался с чьей-то кровью, уже порядочно подсохшей, на рукаве рабочей робы. Лишь кивком головы указал на человека в военной униформа, у которого этой гурьбе стоило искать указаний.
Крики и знакомые интонации, отдающие команды резко выбили Эша из состояния заторможенности. Мысль о том, как организовать место для проекта тут же исчезли и тело почти на автомате метнулось туда, где был эпицентр происходящего, разгоняя кровь по жилам и возвращая гангрела на какое-то время к жизни.
Люди. Окровавленные, с гримасами боли и страдания на лицах. В памяти вставали картины, полностью замещавшие реальность и приходилось прилагать усилия, чтобы не тонуть в мареве призрачной памяти.
Поймав одного из своих гулей, которые были выставлены в охранении, гангрел быстро выдал указания о том, куда передислоцироваться и чьи команды стоит выполнять как его собственные. Тут вскоре не хватит никаких рук. Военные, мелькавшие среди потерпевших, тоже будут вскоре зашиваться. Все это всплывало в голове словно всегда там было, но сил выбивать эти воспоминания не было. Эш хватался за них, стараясь выцепить то, что было полезно здесь и сейчас.
Когда все приказы по охранению и помощи были выданы, он быстрым шагом направился туда, где был тот самый медик, который раздавал указания. Стоило знать, чем может помочь он сам.
- Эш Уильямс, не медик. Чем могу помочь?
- Специализация? - вопрос прозвучал так же, как говорят “здравствуйте”. Сейчас это было единственное нужное “приветствие” в этой ситуации. Взгляд черных глаз поднялся на нового добровольца и на мгновение усталость на лице человека сменилась странной маской, словно он не ожидал увидеть того, кто стоял перед ним. Или увидел призрака. Всего на мгновение, через которое все вернулось, казалось бы, на круги своя. - Организуй людей. Помоги тем, кто еще в опасности, Дани.
- Будет исполнено, - рука сама собой взметнулась к виску. Эш мотнул головой и сунул руки в карманы. - Мои люди останутся здесь для помощи военным и медикам. И мое имя Эш.
Гангрел внимательно взглянул на человека, пытаясь понять на сколько он в себе. Тот не был похож на кого-то, кто расслабится или позволит себе размякнуть в такой ситуации. Ошибиться в только что названном ему имени было по меньшей мере странно.
- Да, Эш… Уйльямс, - на вампира посмотрели странным, вязким взглядом и медик кивнул, отворачиваясь. - Найдите меня позже, мистер Уильямс, когда все закончится. А пока, будьте добры, помогите с распределением поступающих сюда людей.
- Найду. Только знать бы кого искать, мистер…
- Аарон Бернштейн, майор медицинской службы в отставке, - медик кивнул и принялся отдавать приказы сержанту в насквозь грязной и вымокшей униформе.
Все что ему оставалось - кивнуть и приняться за дело. Фигура медика, повернувшегося к подоспевшему сержанту, вызывала смутные эмоции. Словно призрачный силуэт, смотрящий издали, сквозь жаркое марево раскаленного воздуха. Ни лица не рассмотреть, ни формы. И только где-то в глубине души что-то дернулось с силой посаженного на цепь животного, в тщетной попытке вспомнить, добежать, успеть...
Айрис опустила руку, оскалившись прямо в глаза красавице в черном, и повернулась лицом к происходящему, выглядывая тех, с кем знакома. Неблагие, переглядываясь, спешили к человеку в форме сержанта. Может быть, помощь и не столь велика, но что-то. Больше, чем ничего.
КТо-то сегодня не будет оплакивать своих
- Мисс Уилсон, буду признателен, если увижу вас завтра тут. Желательно, вместе с упомянутой вами мисс-травматологом и вашими наработками, - Аарон жестом отправил сержанта исполнять выданные указания и перевел взгляд на стоящих перед ним. - Благодарю за столь высокий ранг, которым вы меня наделили, мисс Уроборос. Однако если вы лично желаете помочь, то стоит надеть робу. Тут много крови.
Казалось, ночь продолжила течь своим чередом. Медик, вежливо раскланявшись с платиновым блондином о четырех лисьих хвостах, внимательно выслушал о скорой поставке медикаментов. Искренне поблагодарив господина Мелансона он перевел взгляд на все так же пристально и жестко смотрящего на него полуголого молодого человека.
Он повидал за свою жизнь много взглядов и этот был вполне знаком. Столкновение интересов и власти, пусть даже между старым медиком и молодым и наглым мужчиной.
- Я не лезу в вашу епархию, молодой человек, - голос Аарона был предельно спокойным и деловым. - И не буду вам мешать делать то, что вы умеете и считаете возможным в этой ситуации.
- Я знаю, как остановить кровь и дотащить до лазарета. Я знаю, как успокоить паникующую толпу. Не спрашивай, откуда я это знаю.
Взгляды, один спокойный и темный как глубокие воды Мертвого моря и один непреклонный и предельно собранный, столкнулись, чтобы мягко разойтись.
- Действуй, - медик кивнул и легко развернулся, уходя к пострадавшим.

@темы: 1927 год, Аарон, Айрис, Джуд/Алекс/Эш, Майская Ночь, Энди