10:48 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой в городском парке возле многострадального дуба случается пожар, Антимо пачкает руки в крови, а Большая Тварь бежит по следу колдуна


Долго ли коротко, но на территорию лагеря пострадавших от драконих гуляний Гленн конечно, прибыла со всей спешностью. Во первых- ЧП и все под ружье это вам не хрен собачий. А во вторых, цимисх никогда и никому не призналась бы в этом, но решительное "к ноге" от вожака было как то смутно приятно. Парадоксальным совершенно образом, потому что так то Гленн не любила, когда ее в приказном тоне ставят под ружье и в строй. Потому, уже кажется готовящийся отбывать куда то босс мог пронаблюдать, как на него буквально надвигается торопящийся цимисх. Прямо как айсберг на пароход.
- Что случилось, в куда воюем?
Тоном, вызывающим ассоциации со служебными овчарками озадачила она босса, ради срочности забывая про вежливое "здрассте".
- Алана и Бьорна пытались убить. Почти преуспели, - Леон бурного энтузиазма Цимисха не разделял. По нему было видно совершенно нескрываемое желание убивать. - Они в лазарете у Энди.
- Известно, кто?
Цимисх буквально на секунду задумалась, прикидывая, что и как делать, куда бежать. Картина выходила ясная... И внезапно, давольно таки с западлом на дне. То есть была бы с западлом, если бы Гленн хотела и умела в интриги. А так, все было предельно искренне.
- Пока нет, - Леон поморщился. - Но над этим уже работают.
- Ясно. Считай, я уже занимаюсь ранеными. Когда станет известно, кто- ты мне скажи, ладно?
И, наконец настало время для коротких, но как казалось цимисху, важных откровений.
- Возможно, имеет смысл потрясти Лакеса на эту тему, кстати. Не знаю, дошел ли он до тебя, но этой ночью он приходил просить помощи в том, чтобы ушатать некроманта. И при этом темнил как не в себя, вертелся и старательно не отвечал на вопросы. Так вот, когда между некромантом и Лакесом случилась размолвка, Алан тоже был там. А Лакес почему то очень хочет решить эту проблему чужими руками...
Леон помрачнел еще больше, кивая на слова Гленн.
- Этот некромант... вы его поймали?
- Я лично пока нет. Но мои цепные негры этим заняты сейчас.
Коротко и емко цимисх обрисовала идею с вудуистами и поиском "подобного подобным", уточнив что дедлайн у бокора и его коллег назначен на завтра в районе полуночи.
На это Леон кивал реже и с бОльшим нетерпением.
- В машине, на которой Алан и Бьорн въебались в дерево, был еще один. Незнакомый, и сейчас такой же почти труп, как и они. Приведи его в чувство, пусть говорит. Им это может навредить, а на него мне насрать, я хочу знать досконально, что случилось. Правильные вопросы ему Гибсон задаст, - Леон неопределенно кивнул в сторону все еще меряющего поляну шагами детектива.
- Ага. Значит, делаю что могу для Алана и Бьорна, потом собираю до состояния говорить незнакомца или?
Деловито уточнила цимисх. Потому что со слов Леона приоритетность задач внезапно выходила не самой очевидной.
- Тот, незнакомый, он живой или?
- Живой, - Леон пожал плечами. - И с виду не так плох, как остальные. Я не медик, Гленн.
К Дубу Самоубийц и покореженному автомобилю подошел священник, что-то, судя по движениям губ, бормочущий. Он слегка коснулся впитывающейся в кору дерева крови кончиками пальцев и повернулся на пару секунд к Гленн и Леону. омертвевшая половина лица прошла дрожью.
- Я к тому, что не как мы. Хорошо. Было бы иронично, если бы это был тот самый некромант, который пошел мстить всем, кого хоть косвенно можно притянуть к их размолвке. Не так плох, значит обождет спящим часок.
Приоритетность цимисх таки поделила. И, жизнь ироничная штука, потому что внезапно некромант действительно был тут. Мозг цимисха конечно тут же родил чудовищную по своей конспирологичности версию событий, но тело делало совершенно другое.
- Он у дуба.
Резко выдохнула женщина Леону, проворачиваясь на каблуках и устремляясь к некроманту. План ее был прост- добежать, схватить, скатать в блин. Или во что получится.
Огонь вспыхнул широкой полосой, преграждая путь преследователям и ограждая его самого от атак. колдун неподвижно стоял в своем собственном костре, и полоса все разгоралась, заполняя парк удушливым вонючим дымом.
Корпулентная фигура дворецкого возникла посреди гутых зловонных клубов, словно Дьявол из потайной дверцы в ходе веселого балаганного представления. Антимо плавно и будто бы недоумевающе развел руками; белые перчатки почернели от крови. Из груди некроманта выросла пара ножей, истекающих ядом, густым и липким, как дёготь.
- Стоять! - рявкнул Леон, разворачиваясь к некроманту и остальным.
Огня цимисх конечно боялась. Честно так, от души так. И первым порывом, когда пламя возникло ниоткуда и начало разрастаться, было - бежать. даже так БЕЖАТЬ БЫСТРО! отсюда! Прятаться! Но нет. Этого она не могла себе позволить. Не потому, что так уж хотелось свернуть шею некроманту, совсем нет. Потому, что потом ей придется как то еще с этим жить. И помнить, что она боялась, что ее напугали. И- потому нет. Потому она собрала в кулак все, что только можно. Нежелание быть слабой, нежелание отступать, ослиное упрямство и желание делать вопреки. Хрен вам всем, пусть это ОН ее боится. С глухим рычанием цимисх встряхнула головой, как действительно паникующая собака. Только это была та паника, которая заставляет бросаться в горло, а не убегать за сарай. Кровь рванулась по жилам быстрее, разгоняя тело и давая ему силу. Упрямство-хороший мотив. А огонь... Ну, можно сделать мост! Гленн присела, неизящно и тяжело, ухватила широкий и относительно ровный обломок машины... Крыло? кусок капота? не важно, и кинула, прокладывая в пламени коридор. Авось сразу не прогорит. Следующим делом она было собралась метнуться по этому мосту, но тут ее настиг приказ Леона. И цимисх замерла, что называяется, на низком старте, резко оборачиваясь на босса. На лице ее читалось возмущение и жажда крови. "Ты что вожак? Скажи фас!! Ну скажи же ты, чтоб тебе провалиться! Чего, чего мы ждем?!" будто бы говорил оскал ярко накрашенных губ, да и вся поза в целом.
Тремер сложил руки на груди, вынимая из нее ножи. И с прытью, достойной вспугнутого зайца, рванул со всех ног подальше от дуба... и заодно от Леона, скрытый дымовой завесой.
Третий клинок, плачущий черными слезами, замер в бывших недавно белыми пальцах.
- Брать живым, - Леон прищурился, глядя сквозь дым на убегающего колдуна. На испуганного убегающего колдуна, который чего-то испугался настолько, что оборвал поводок приказа. И воли Леона, которая почти взяла колдуна под контроль.
Чего тут можно было бояться больше, чем Леона?..
Ответом на вопрос встал взрыв, разносящий осколки и без того искореженного автомобиля на землю вокруг. Столб пламени поднялся вровень с дубом, а взрывная волна ударила стоящих вампиров под дых.
- Йей!
На неожиданно мерзкой ноте взвизгнула цимисх, срываясь с места... Да как бультерьер, который смог таки оборовать поводок и теперь ничто, просто вот ничто его не сдерживает. Нечеловеческая скорость, с которой она устремилась вслед ускользающей добыче казалась удивительной. Чужая, заемная кровь кипела, заставляя тело совершать то, что по идее было за гранью возможного. От летящих осколков цимисх увернулась с тяжеловесной, лишенной эстетичности, грацией. Взрыувную волну, казалось, вообще не заметила. Оставался огонь, но... Но она не была согласна пасовать сейчас, и огню пришлось утереться. Потому что там, в клубах дыма и завесе тумана, была спина некроманта. Который думает, что он может просто так взять и уйти от бегущей за ним Большой Твари. Зря думает. Он может быть сколько угодно мудр, посвящен в тайны, стар... Но забег от почти 90 килограмм первобытного, звериного азарта- это другое. Она видела его. Она чуяла. Вот сейчас она схватит его, бегущего... Цимисх не удержалась, и когда добыча была уже в зоне доступа, уже когда некроманта можно было схватить, она подала голос. Сковзь тьму ночи, разорванную пламенем, над смятой растительностью, над клубами жирного дыма расплескался вой. Совершенно нечеловеческий, низкий, не принадлежащий ни одному из когда либо живших существ. Большая Тварь подавала голос, и в нем звучала радость. Радость от преследования, от выигранного забега. От того, что все правильно.
Может быть, и зря. Потому что некромант вдруг обернулся, глядя прямо в глаза Большой твари. Нет, он боялся не ее.
- Стой на месте, животное, - фыркнул он сквозь зубы. и отошел за пределы досягаемости рук... и когтей.
Силой взрыва дворецкого приподняло в воздух; взметнулись фалды пиджака, галстук затрепетал крылышком сорвавшейся в полет разбуженной куропатки. Антимо оторвался от земли с легкостью мыльного пузыря и сгинул в реве пламени и черном непроглядном дыму, как будто его тут и не было.
Ночь стремительно переставала быть томной, хотя до рассвета оставалось немного. Но когда это мешало творить Каин знает что, драться или бить шабашитам морду?
Алиса, невесть как забредшая сюда, с целеустремленностью часового механизма неслась на шум.
Огонь заставил ее прянуть в сторону, испуганно оскалившись, но в целом - на ногах удержалась и нервно заозиралась, выглядывая некроманта.
Цимисх было уже изготовилась схватить этого, который медленно бегаети плохо прячется, но что то в его голосе, в том, с каким именно выражением на лице он смотрел, заставило ее остановиться. Резко так оттормаживаясь и отрабатывая баланс движением, несколько отличным от моторки порядочного человека.
- А ведь и да... А ведь ты прав...
С крайне недоброй задумчивостью протянула она, и лицо ее отразило сложную работу мысли. Внезапно, все сошлось. А какого, собственно, черта, она так кидается на этого тремера, который ей, в целом, и вголодный год за мешок картошки не вперся? Какого хрена она сейчас отрабатывает чей то ЧУЖОЙ план? Ведь все так хорошо, так замечательно сходится одно к одному... Натравить оборотней и Алана на Лакеса, потом Лакес идет плакаться в домен Леона... И вот все уже бегают за тремером. Майк и Энди этим заниматься начинают даже раньше, потому что кто то вовремя направил изх именнов те руины... И вот, все заняты, все грызутся, пока... Пока кто то вообще третий, не некромант с выводком, не Леон с доменом и даже не волки, бегают друг за другом, как в дешевой комедии! Озарение это, надо сказать, совершенно поразило Гленн.... Достаточно, чтобы она по собачьи затрясла головой...
Тремер резко отвернулся, вглядевшись куда-то за спину Гленн и снова ощерился в сторону пытавшегося скрыться от его взгляда дворецкого.
- Пошел вон, - шипение было не менее ядовитым, чем клинки в напряженных руках. Некромант побежал дальше, стремясь уйти не только от погони, но и от неумолимо надвигающегося рассвета.
Приказ был недвусмысленно ясен и кристально чист, но у этого пса мог быть только один хозяин. Смешной чертик из табакерки не унимался: последний акт представления в этом нелепом вертепе должен был сразить зрителя наповал. Длинный и тонкий нож, почти игла, покрытая черной смолой, впилась убегающему промеж лопаток: тот рухнул, словно подрубленный. Антимо оказался рядом парой длинных, нечеловечески плавных скачков и поставил в комедии точку, перевернув некроманта заботливыми руками и вонзив ему в грудь деревянный мизерикорд, больше всего напоминающий обычную щепку - а потом стянул безнадежно испорченные свернувшейся кровью перчатки и натянул новые, белые, точно свежевыпавший снег. Maggiordomo всегда носил с собой запасные перчатки.
В дыму и пыли совершенно ничего не было видно - и даже зрение не помогало. Раздраженно стерев с лица грим, Алиса зашагала вперед. Куда-то наугад и на звук.
Цимисх все еще очень, очень задумчиво пронаблюдала весь финал, с участием как всегда незаменимого Антимо. Мысль, зародившаяся в ее голове, буквально выла, орала на разные голоса, что... Что их всех, всю их компанию, водили и может быть, продолжают водить за нос. И кто ззнает, к каким последствиям оно приведет, и это было важно. Важно и вероятно, опасно. Надо было действовать, и, поскольку она сама не знала, что деласть с этой идеей, надо было сказать Леону. Но сперва- принести ему добычу, которую завалил "сдобный пирожок". Опаснное, надо сказать, было хлебобулочное.
-Антимо, вы чудо!
Сообщила она, тоном совершенно ультимативным, подходя и пока никто не успел возразить, шумно чмокнула итальянца в щеку, оставив там красивый след помады.
- Но, надо торопиться, скоро рассвет, а Леон должен знать кое что. Мне тут стало совершенно ясно, что происходит на самом деле.
Антимо вздрогнул и осторожно прикоснулся к щеке кончиками пальцев.
- Искренне надеюсь, что вы правы, госпожа О'Фланнаган. Вас не затруднит прислать сюда надежных людей из полевого госпиталя с носилками? Я бы предпочел не оставлять это тело без надлежащего присмотра до тех пор, пока оно не окажется в... Мертвецкой.
- Разумно.
Согласилась цимисх, присаживаясь и плавно огладив дездыханное и недвижное тело по спине. Предварительно акуратно разоврошив одежду, так чтобы получить доступ к телу... Тело не должно было бегать, когда придет в себя. И не будет- изменчивость, и плотно придавшаяся к телу в районе позвоночника, ладонь, тому поспособствуют. А будет надо, так она вернет все как было. После этого она рысями отправилась добывать носилки, гулей, черта лысого, и конечно, возвращаться к боссу, вместе со всем этим добром. Утро неумалимо наступало, времени оставалось чуть, а сказать еще было что.

@темы: 4 мая, 1927 год, Рихард, Леон, Гленн, Антимо, Алиса

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная