Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:41 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой события переносятся на неделю назад, и Леон не оценивает чувство юмора Принца, но оценивает умение договариваться


Призрак принца города выглядел не совсем так, как положено бы уважающему себя привидению, решившему явить себя пред очи живых. Или неживых. Но однозначно телесных.
Ощущался он скорее не зрением, а чем-то еще, каким-то шестым или восьмым чувством. И выглядел для этого чувства спящим на ходу.
- Доброй ночи, - он улыбнулся.
Леон поднял на призрака взгляд - озадаченный, подозрительный, с налившимися кровью сосудами. Но встал, приветствуя хозяина города.
- Доброй ночи. Чем обязан?
- Я хотел обговорить содержание Отступника, - призрак не стал размениваться на реверансы. - Капелла его затребует. Но это плохое решение. Также как решение уничтожить. Он невиновен в тех преступлениях, о которых идет речь... кроме массового Становления.
- Я не понимаю, - Леон был вполне искренним. - Почему всем внезапно сдался этот колдун? И о каких преступлениях речь, мне так никто и не объяснил внятно.
- Из залива начали возвращаться. И шевелятся мертвецы. Поначалу обвиняли в этом Отступника, поскольку он старался привлечь к себе внимание. Но... нет, не он.
Леон нахмурился.
- Не он, значит... Герцог, вероятно. Хорошо, и что Вы предлагаете мне делать с Отступником? И какой у Вас интерес?
- Мой интерес в том, что госпожа Регент, конечно, сильна, но она не знает тайн Смерти настолько же, насколько знает Отступник. Я не знаю, что ты собирался с ним делать, но догадываюсь, что хранить у себя, как Епископа. Кстати, о нем. Чем мне мотивировать нежелание его сразу уничтожить?
- Шестой Традицией? - Леон снова поднял на призрака искренне недоумевающий взгляд. - Он принадлежит мне, действует по моему приказу и, насколько я знаю, не совершает преступлений.
- Он Епископ Шабаша.
- Я освободил его от этой должности. Он мой личный телохранитель.
- Ты Архиепископ или Примас, чтобы иметь такие права?
Леон улыбнулся.
- Нет. Я всего лишь тот, кто взял его в плен и пользуется правом сильного. Естественным правом нашего вида.
- А он в курсе?
- В чем его преступление?
- В том, что сознательно вышел из-под действия Традиций, подняв клинок для сопротивления им.
- Подробности?
- Он Епископ Шабаша. Он сознательно отрицает Традиции своим статусом, действиями и принадлежностью к секте. Он не находится под защитой оных Традиций до тех пор, пока не будет введен в Башню Слоновой кости в соответствии с правилами секты.
Леон терпеливо вздохнул.
- Я могу запереть его в моем домене, если он смущает вас одним фактом своего существования. Но я не буду заставлять его присягать Башне, это... по меньшей мере, лицемерно.
- Мне не нравится то, что я вынужденно отрываю свои силы для хотя бы формального наблюдения.
- Как я могу вам с этим помочь?
- Сведениями о целях действий. О расписании... предпочтительно. Я понимаю, что он даже не скажет, как ушел на охоту.
- Скажет, если спросить. Он занят укреплением засады. По предложенному вами плану. Но я могу его отозвать, если он смущает вас.
- Эскорт останется. Но вопрос твоего контроля над теми, кого ты защищаешь, меня волнует все больше.
Леон посмотрел на Принца очень сложным взглядом.
- Меня, в свою очередь, волнует, почему это так волнует вас. То, как я управляю своими активами - так важно в той ситуации, в которой мы находимся? Вы хотите дать мне дружеский совет, как один правитель другому, или обвинить меня в некомпетентности и забрать мой домен под более царственную руку? - нервная ночь определенно давала о себе знать.
- Спасибо, вот твоей творческой котерии мне и не хватало! Я еще не обвиняю. Я выражаю свое беспокойство до того, как мне, возможно, придется выражать обвинения. Твои активы весьма активны и мало связаны чем-то, кроме смутных понятий о собственной правоте. Или твердой уверенности. Для меня вы все риск, причем оправдываемый моей склонностью к азарту более, чем рациональностью. И да, это важно. Потому, что я уже говорил, либо я отрываю силы, которых у меня и без того меньше, чем мне бы хотелось, на попытки уследить еще и за чужими активами, либо я прошу это сделать тебя.
- Вы хотите, чтобы я научил их плясать камарильские танцы, чтобы они перестали смущать Ваше Высочество? Это, разумеется, крайне прискорбный пробел в их воспитании, но вы сами говорите о дефиците сил. Я бы добавил, и времени, - Леон едва заметно обнажил клыки. - Но если это важно... кто я такой, чтобы спорить с вами. И пренебрегать вашими просьбами.
- А ты научишь? Нет, ты сейчас хочешь улететь, убежать, потому что плохо. Плохая ночь. У меня тоже. Уже которая, - призрак плавным движением поправил волосы. - Я предлагаю... отдохнуть. Ты займешься тем, к чему ты приспособлен, на мой взгляд, больше. А я посторожу твою творческую котерию. Возможно, они уяснят, насколько им повезло.
- На это я бы не рассчитывал. Но можете располагать ими как угодно, если их плохое поведение в самом деле беспокоит вас больше других проблем. Я займусь колдуном и, если вы не против, вместе с ним временно покину город. Поохочусь на волков. Чтобы никого не смущать сверх меры, ни господина Моргана, ни мадам Корриво. И, пожалуй, Иштвана я тоже возьму с собой, чтобы не смущать вас. Остальные в вашем распоряжении, - Леон стянул с руки тяжелый перстень с монограммой и с глухим металлическим стуком положил его перед призраком.
- То есть, тебя не ждать. Кстати, волки находятся к северу от города, за озером.
- Благодарю за информацию, - Леон кивнул.
- И... я обещаю, что не выдам твоего Изверга Колдунам. Если сама не сунется, конечно. У тебя есть что-то еще?
- Мои смертные в полевом госпитале в парке, - голос Ласомбры звучал ровно и холодно. - Мне дорога их безопасность. Кто-нибудь может посчитать, что они недостаточно мертвы. Это расстроит меня. Сильнее, чем кому-либо хотелось бы.
- Хорошо, - призрак не удивился. - Ты их заберешь или пусть остаются под охраной?
- Их нельзя перевозить.
- Это хуже. Когда они начнут пытаться уползти, я тебе сообщу.
Леон вежливо промолчал, не считая это хорошим поводом для юмора.
Мелансон поморщился.
- Они встанут скоро. Тебя не будет в городе. Куда я их дену? Под морфий?
- Когда они встанут, они знают, чем заняться. Они смертные, ваше высочество, а не Собратья. Их нет нужды учить танцам, а потенциальный ущерб от них столь незначителен, что и ваш риск, и ваша осторожность, могут спать спокойно.
Он снова пригладил волосы, глядя мимо Леона. Неожиданно легко улыбнулся и пожал плечами, махнув рукой.
- Удачи.
Он исчез, и вместе с ним постепенно исчезал призрак улыбки.
Леон кивнул, еще несколько секунд глядя туда, где растворился призрачный силуэт Принца. Достал из комода бумагу, набросал короткую записку, сложил ее, придавив сверху перстнем. На несколько секунд спрятал лицо в ладонях, затем вздохнул и опал черным туманом, смешиваясь с темнотой.

@темы: 1927 год, 5 мая, Депо, Леон, Лис

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная