11:28 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Антимо и Алиса досчитываются одного тела, а потом Алиса устраивает сеансы овцелечения одному пингвину


Машина довезла их до вокзала, и Алиса решительно вывалилась наружу, простившись давно с идеей отлежаться в углу.
- Ключ у вас? - уточнила она у Антимо, оглядывая депо.
- Все ключи у меня. Идемте, заберем письмо и проверим, все ли в порядке.
Антимо жестом приказал шоферу дождаться их скорого возвращения.
- Дурные подозрения? - Алиса потащила его на буксире за собой к вагону Леона
- После вчерашних и сегодняшних событий это не подозрения, это уверенность. Все, что у нас было, утекает, будто вода сквозь пальцы.
Антимо отпер дверь и осторожно заглянул внутрь.
Никаких изменений. даже тончайший слой пыли не потревожен.
- И все, - Алиса остановилась на пороге, - Где письмо? Берите и спешим.
Кольцо было посажено на цепочку от часов и отправилось в жилетный карман. Записка скрылась в конверте и последовала за ним. Замок на двери снова щелкнул, запираемый на три оборота.
- Давайте сперва заглянем ко всем остальным. Надеюсь, госпожа О'Фланнаган простит мне подобную дерзость, но будет еще лучше, если она об этом не узнает.
Алиса понятливо кивнула и потащила Антимо к вагону Гленн и гулям, которые должны были караулить
...гулей не было. А дверь была только прикрыта, хотя и аккуратно.
- Похоже, необходимости заходить внутрь у нас не будет, но еще никогда в жизни я не был бы столь счастлив ошибиться.
- Где был тремер? - Алиса решительно нырнула в вагон.
- Вон в том углу, заботливо прикрытый от посторонних глаз куском брезента. Посмотрите в рабочей части, не в жилой.
Антимо завертел головой, высматривая Шона.
В бардаке следов борьбы не обнаруживалось. По крайней мере, на первый взгляд.
Алиса пробралась, мучимая дурными предчувствиями, в угол, и потянула брезент на себя
Никого. Пусто. Не было даже трупа Шона для завершения композиции.
Дворецкий сделался меланхоличен.
- Как вы считаете, мисс Томпсон, как долго Иштван будет считать себя связанным узами данной Леону присяги, если Леон изволил отправиться путешествовать и не взял его с собой? Я бесконечно далек от того, чтобы бросать тень подозрений на своего собрата...
Сарказм был едок, как черный и вонючий дым от горелой плоти.
- ...Но не далее чем вчера имел возможность своими глазами убедиться, что Иштван предпочитает следовать буквам клятв, а не их духу.
- Понятия не имею, - Алиса развернулась, подумала и протянула руку к кольцу, - это потом. У нас другие проблемы.
- И имя им - легион. Вы правы, поедемте к князю. Негоже заставлять его ждать долее потребного.
- Езжайте вы, - она мотнула головой, - я займусь вокзалом. Княщь отправил меня отдыхать
Антимо кивнул, положил кольцо на ладонь Алисы вместе с цепочкой и покорно растворился в ночной тиши.
Малкавианка сжала ладонь с кольцом и сосредоточилась пытаясб увидеть то, что за ним стояло. Того, кто носил и касался его.
Человек растворился тенью, оставив кольцо на бумаге.
Ничего. Точнее - слишком мало, чтобы это могло сказать что-то конкретное. Алиса вздохнула, наматывая цепочку на запястье, и решительно двинулась вперед. Время не ждет.
Антимо пропал, отправившись затыкать собой дыры в обороне и плане Леона, а Алиса, набравшись духу, бросилась разбираться с пропажей тремера - ну как бросилась, решительно поползла.
К счастью (или к сожалению) это оказались не неведомые ходящие через стены и отводящие глаза похитители вампиров, а только Иштван. Пришел, вырубил гулей и свалил с большой дорожной сумкой. Хотя бы одно неизвестное в этом уравнении встало на свои места.
Кое-как разобравшись с этим и выдав люлей охране - так, чисто для профилактики, Алиса уселась на пол рядом с торпорным Энди, сгребла в охапку ползшую по своим делам Козявку и ударилась в тихую панику, пока было время.
- Тримудоблядский хуев пиздоебучий пиздец, - пожаловалась она гулю, откровенно утащив это ругательство у Майка, - Иштван удрал. Босс пропал. Антимо лечить надо. Эш не Эш, а долбонавт. Энди вот лежит. Виктора украли. Алана украли. Что делать?!
Стены безмолвствовали. Лежащий рядом Энди, может быть, и имел бы что сказать, но явно был не в силах. Зато пришлепала Козявка. правда, она тоже молчала. Пока...
Алиса машинально почесала аллигатора между глаз, глядя в пустоту и пытаясь собраться с мыслями. Надо искать кровь. Надо вытряхнуть через редакцию полицию и узнать хоть что-то, что можно, о похитителях.
- Надо делать, - заговорила она сама с собой, - кровь искать. Где найти столько крови? Больницы грабить?
Козявка недовольно щелкнула зубами, попытавшись лапкой стряхнуть потрепанный бантик.
- Или попросить? - конечно, аллигатор не отвечал, только пытался избавиться от бантика, зато мысли складывались более или менее ясно, - тут есть больница? На вокзале? Должна быть. В ней может быть кровь. Для переливания.
Ткань с треском разорвалась, оставив лохмотья на когтях. Аллигатор нервно дернулся в сторону.
- Вот дурында, - Алиса принялась выбирать ткань с когтей, пытаясь не подставить руки под зубы, - может сработать. Наверно. Попытаться стоит - а если нет, ограбим живодерню. Что сказать только?
Козявка негодующе заверещала.
- Не надо. Не надо, - она отпустила лапу рептилии, - тебя покормлю. Должно было быть мясо со скотобойни. Нет, слишком много в одной больнице... а если в нескольких?
Она даже выпустила Козявку, хлопнув в ладоши:
- Газета! Написать, что срочно нужна кровь. Сдавать там же - вдруг получится? И сколько сможем - в больнице.
Рептилия села на хвост, недоумевающе уставившись круглыми глазами.
- Ты умница. - Алиса неловко встала, пошатнувшись, - пока пересчитаем, сколько я могу так насобирать. Пошли, Козявка. А дальше разберемся пошагово. Я Принца ударила. Что мне теперь-то.
Аллигаторы не умеют пожимать плечами. Но ей это удалось.
Алиса задержалась, очень внимательно глядя на Козявку, но выбросила это из головы. Слишком много дел.
Оставив Козявку приглядывать за Энди, а то вдруг и его украдут, мало ли, Алиса развела максимально кипучую деятельность. Во-первых, гули, имеющиеся в доступе, были пересчитаны, один отправлен сцеживать кровь с лошадей (ну едва ли кто-то куда-то поскачет прям вот сейчас), из прочих - организована команда по отлову диких собак, которые еще кормились у вокзала, с наказом собрать всех и обескровить, прикрываясь срочнейшим приказом сверху. Впрочем, одного поумней оставили обзванивать больницы на предмет донорской крови. Прикрытием должна была служить срочная операция по переливанию.
С донорской кровью были серьезные проблемы. В городе было слишком много больных и слишком мало здоровых.
- Плохо, - Алиса помотала головой, - звони в редакцию. Мне нужны новости про странное. И в парке случилась стрельба в госпитале. Пусть копают.
Ценные указания были выданы, и Алиса поспешила к ловцам собак. Если и там неудача... придется идти к Якову и выбивать деньги. Хоть охоться иди!
Собак тоже было немного. Дикие, злые, выжившие после вспышки голода и паники...
Оставалось только сесть и схватиться за голову. Тратить ежедневную норму Алиса не решалась, как и подрывать обороноспособность депо. И без того только что кто попало не ходит.
Алиса уселась снова рядом с Энди, глядя в одну точку. Город был обескровлен. Интересно, когда люди начнут есть людей?
...или уже давно начали?
Сидеть было некогда, да и стоило отдохнуть - как совесть начинала терзать хлеще Голода, вцепляясь в разум. Ты могла. Почемц ты не попыталась? А так ли тебе важны чужие жизни?
Алиса зло мотнула головой, до жуткой боли прикусив клыками запястье, и бросилась действовать дальше. Гуля- на телефон. Пусть звонит по городам и в редакцию, кинет клич "Помогите Орлеану кровью! Обескровленный город молит о помощи!". Потом - утащить из каптерки брезентовый плащ, спрятавший обгорелую плоть.
Еще одного из охраны- в медпункт, пусть медсестры берут кровь у тех, кто сдал вахту.
Дальше - больше. Головорезы Бьорна были в порядке - и это радовало. Половину из них, прикрываясь приказом, Алиса отправила туда же, в медпункт. И еще одного товарища из подручных спешно послали к Энди. Вроде как у него была то ли больница, то ли что-то такое. Вдруг и там удастся выцепить хоть немного?
Удавалось. Понемногу. Чуть-чуть. Но люди откликались на просьбы, особенно покрепленные премией и выходным. В конце концов, у Алисы на руках оказалось несколько литров драгоценной человеческой крови.
Из заначек, сусеков и Малкав-знает-откуда-и-как набралось. Все еще слишком мало, но уже- больше, чем ничего. Уже что-то.
Кровь поделили на две части - большую в Энди, меньшую- пополам ей и Антимо (да где их всех носит, их вообще выпустят из Элизиума?). И в дело пошла та же самая клизма, что и в прошлый раз...
Энди, на всякий случай привязанный покрепче (хорошая штука цепи) лежал где оставили, и это слегка утешало. До рассвета оставалось не так много, и Алиса уже откровенно спешила. Влить кровь, развязать, выгнать Козявку, запереться изнутри с овцой, пихнув ту под руку Энди ... тряхнуть его с силой за ногу.
Энди всегда знал, что от жизни ничего хорошего ждать не стоит. Он и не ждал. Но не настолько же!
Кровь была бы очень кстати, и кто-то ею, кровью этой, щедро с Энди поделился. Бесчувственное тело вздрогнуло, впитывая живительное витэ и сразу же расходуя его. Превращенное едва ли не в фарш мясо едва заметно вздрогнуло и стало напоминать кучку фарша чуть меньше, чем раньше.
Затем пришла боль.
От вопля Энди удержался только чудом. Болезненно заклекотал внутри Зверь, требуя свободы, чтобы покарать обидчика - но обидчика здесь не было, и Зверю пришлось утихнуть, когда разум рванул за поводок.
Рефлекторно сжавшаяся ладонь нащупала что-то мягкое и жалобно забекавшее. Живое. Теплое. Полное крови...
Энди приподнялся посмотреть... и заорал. Ладонь, лежащая на овце, рефлекторно сжалась, готовая поднять её и метнуть в нечто у ног. Алиса-Майк в этом нечто опознавались с трудом.
- Едрить твою... - прохрипел он. - Если бы у меня еще билось сердце, тут бы оно и остановилось! Где тебя так?!
- Тремер, - коротко просветила его Алиса, надвигая капюшон обратно на лицо. Менее жутко от этого не стало.
- Какой кромешный ад, - искренне сказал Энди, пытаясь сесть окончательно... и красиво опадая назад, потому что кучи мяса не приспособлены для сидения. Им нужно лежать или быть пожираемыми. - Бл...
С этим нужно было что-то делать, и Энди сосредоточился, прикрыв глаза. Он знал каждую мышцу, каждый сосуд, каждый нерв своего организма и восстанавливал все в точности, не жалея крови.
- Тремер? - поинтересовался он кратко, чтобы не сбиться.
Алиса молча кивнула, сползая обратно на пол, на уже приглянувшееся место. Пиздец не то чтобы отступил, но немного рассосался. Только где все?
- В парке который. У дуба.
- Что с ним? - расширил вопрос Энди.
- Его спиздили.
- Жопа, - кратко резюмировал Энди. - Остальные что?
Овца, кажется, была с ним согласна и попыталась сбежать, стукнув копытами по чему дотянулась.
- Антимо горел со мной. Иштван съебался с тремером. Леон съебался просто. Гленн, Эш, Антимо у Князя.
Энди рывком сел, удобнее хватая овцу за шкирман и прижимая к полу грудью. Кажется, немного перестарался, но как уж вышло. Никуда этот бурдюк с кровью от него не денется.
- Жопа, - резюмировал он сказанное еще раз, подтаскивая овцу ближе и наклоняясь, чтобы прокусить той... что-нибудь без шерсти. Шею, например, поближе к голове. Жрать хотелось еще не совсем вкрай, но уже было бы явно неплохо.
- Совсем, - печально подтвердила Алиса. Ей хотелось крови, в темный угол и чтоб ек трогали. Совсем. На душе было так погано, что хоть в торпор ложись...
Овца жалобно заблеяла, полностью соглашаясь с тем, что жизнь - боль...
Где-то на трети овцы Энди остановился. Посмотрел на Алису. Подвинулся.
- Будешь? Я переживу.
Алиса благодарно кивнула, впиваясь в шею несчастной овцы. Крови в ее состоянии тоже много не бывает
Энди, наоборот, от овцы отвалился, вытирая рот и прикидывая, что делать. Бьорна спиздили...
- Как Алан?
- И его спиздили. Наверно.
- Как? - удивился Энди. - Там был Пилигрим. Я видел, перед тем, как сдохнуть. Почти.
Алиса сбилась с мысли - в логичной вроде теории о том, что по городу бегает безумец и похищает всех, кто имеет отношение к Желтому Цирку, появилась дыра.
- Его Пилигрим спиздил?
- Понятия не имею, мне было не до того, - пожал плечами Энди. - Он там был. Точка.
- Надо будет послать к Пилигриму, - задумалась Алиса вслух, принимаясь в свободный момент гонять кровь по жилам, чтобы хоть немного унять боль и срастить горелую плоть, - и нам надо много крови. Очень.
- Надо, - меланхолично согласился Энди. - Жратвы нет. Тебе лечиться надо. Все очень плохо.
- Могло быть и хуже, - рассудительно возразила малкавианка, - могли украсть тебя. И поезд.
- За поезд Алан бы нас убил. А я им был не нужен... мои опыты! Ебись мать их минотавром, ЕСЛИ ОНИ РАЗБИЛИ МОИ ОПЫТЫ! - вскочил Энди, сжимая кулаки. - Если я найду их, за опыты они мне заплатят дороже, чем за тело! Я им так руки вставлю, что они через них срать будут! Ты в курсе, где искать Пилигрима? Пойду договариваться о поставке сырья!
- Можно ему позвонить? - Алиса на всякий случай вжалась спиной в угол, - Если телефон есть.
- Номер знаешь?
Алиса мотнула головой:
- Нет. Алан мог.
- Ясно. Пойду поищу у него. А ты, ну... лечись, ладно? Лечись.
Энди выскользнул в темноту снаружи, затворив за собой двери вагона.
Снаружи было еще темно, и поезд мирно спал.

@темы: Энди, Депо, Антимо, Алиса, 6 мая, 1927 год

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная