12:16 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Гленн выходит на тропу войны, потому что новая ночь не приносит хороших новостей


Новая ночь хороших новостей не принесла.
И если прошлая ночь завершилась на мажорной ноте того, что Алан как минимум жив, а как максимум, к нему есть доступ у Пилигрима, что обнадеживает (все таки, Алану он друг, а значит не будет вредить специально), то новая имела окрас противоположный.
Алиса не вернулась из редакции.
И, как выяснилось очень, очень быстро - вообще туда не доехала. Первым делом, надо сказать справедливости ради, Гленн уверенно и остро запаниковала. Куда бежать, кому отрывать башку? Куда врываться, как одержимый дьяволом комбайн? А решать что то надо было, ибо по хорошему, она, та, которая могла быть крепким тылом, сама в этом тыле нуждалась, так как внезапно, жизнь вытолкнула ее на передовую... Да, был Энди, но его за себя не выставишь. Да, был Антимо, но он сейчас мягко говоря не в форме. Был теоретически даже Эш, но там вообще все смутно и не факт, что он из капеллы выберется.
"Вот и не осталось рядом мужиков... Охтыж мать твою разэтак..." уныло подумала Гленн, тяжко вздохнула и поступила самым логичным образом. То есть, продолжая паниковать, дергаться, и мысленно строить планы насчет того, что именно и как было бы хорошо сделать с виновником (виновниками) торжества, начала действовать. Потому что, от века так заведено, что когда мужики кончаются, баба берет в руки вилы, или ружье, или саму себя, и идет делать хоть что то.
Успех там или не успех, а страданиями ничего не высидеть...
Опрос свидетелей по вокзалу дал следующее: да, Алиса уехала, да на такси, номер машины WM908D, водитель Ганс Крузак или Крузенштерн, частник, уехал и не вернулся. Это было уже что то. Далее проследовал акт общения с полицейским, который по мнению ирландски, проявил к беде удивительно мало участия... Сперва.
Впрочем, массированной атаки, сочетающей в себе такие элементы как "дама в беде", "истеричная родственница", "въедливый гражданин", и наконец коронное "роскошная женщина просит лично тебя, потому что ты- достаточно хорош", сломили мораль несчастного (ну, по его меркам наверняка счастливого) копа.
Этот этап дал следующее: авто с данным номером попало в аварию, водитель погиб. Сообщать детали полицейский не хотел, но... Но и сдаваться цимисх не собиралась тоже, и видимо, доблестный страж порядка это почуял нутром. Так что, пусть и неохотно, но выдал, что мол, свидетели почти ничего не видели, кроме того, что двое маргинального вида личностей отгружали из разбитой машины некий сверток. По габаритам это могла вполне быть Алиса, если ее компактно сложить. Мародеры утащили сверток в переулок, и далее судьба их была неизвестна.
Также коп не выглядел сильно мотивированным на тему поисков мародеров и их груза, хотя Гленн повинуясь вдохновению зачем то наврала про племянницу и все такое. Коп даже позволи себе циничную шутку что мол "Ну теперь-то уже что... вряд ли выжила, так что бесчестие не грозит". За что получил новую порцию качественной истерики, возможность бонусом залапать "роскошную, но нервную мадам, с плохим английским" за тощий (но роскошный) зад, и обещание чего то бОльшего, если поиски дадут результаты. Шутка, надо сказать, цимисху не понравилась. "Будет тебе большее, будет, я тебе, дорогой мой, даже дам, если ты отработаешь как надо..." мстительно думала Гленн, прощаясь с полицейским и несколько демонстративно вешаясь тому на воротник.
А что, коп упитанный, и секс- хороший легальный повод пожрать. "Угу. Полезная еда. Сперва полезная, потом еда. Приманилась, можно будет есть. Но сначала польза. Пусть старается." Рассудительно соглашалась Тварь, и щурила хищный взгляд, чтоб не спугнуть. Со стороны, это должно быть, было просто попутать со страстью иного толка. Вот и ладушки, вот и хорошо.
Следующим пунктом во встречах был человек мягко говоря с другой стороны баррикад.
Некий Гарри, корторого цимисх считала своим личным козырем в игре со смертными. Потому что, она сама его нашла (ну ладно, через Джо, но Джо умер и теперь что ворошить... тут положен был сентиментальный вздох), и Гарри был лично ее контактом, никак не завязанным на остальных. Только ее, ничей больше! Где то тут начинало копошиться приятное собственничество, хотя, связывало их не так много. Это нельзя было назвать дружбой, с бультерьером Джинджером, собственностью Гарри и заслуженной звездой собачьих боев она так то дружила больше, но.. Но определенно связь была, и как минимум порой они встречались (не с собакой, а с человеком) для ненавязчивых бесед.
Наверное, эти отношения было можно назвать честными. Он знал, что рано или поздно его услуги понадобятся слишком самоуверенной и слишком богатой женщине. Она знала, что может себе позволить купить его услуги, когда они понадобятся. Тот факт, что покупаться это будет на деньги "богатого папочки" Леона не смущал никого. А еще они поразительным образом были людьми почти одного уровня. Предлагая гостю хороший алкоголь, слишком роскошная женщина, завернутая в темный атлас, говорила с ним на одном языке. Есть человек. За человека платят. Она, лично платит, она хочет человека себе. Дальнейшая судьба человека не должна быть интересна Гарри.
Мужчина с неприятным взглядом, вызывающим мысли о бойцовых собаках- знаете, какие глаза бывают у бультерьеров? слушал, кивал, с бультерьерьим равнодушием задавая вопросы о том, на кого нынче объявлена охота и какие ставки. Гарри не нравилась эта женщина, слишком уж тяжелой была подача, слишком спокойно она говорила о том, чего хочет. И слишком уж ее руки, упирающиеся в столешницу, когда она говорила про "Ноги ей для беседы не нужны" были руками мясника, а не красивой куклы, которой женщине положено быть. А уж в руках и их поставе Гарри понимал. Понимал он также и то, что если к нему обращаются, то готовы платить, и потому ставил цену прямо.
Не прогадал.
Гленн смотрела на него, отвечая на вопросы и раскрывая детали, которых было не много, и знала, что она не нравится. По человечески не нравится владельцу чудесного бультерьера, но зато- ему нравятся деньги. И она готова была дать названную цену, купить его и его парней. Ну да, как свору охотничьих собак, который пойдут по следу и принесут ей добычу. Черная сучка решила, что ей все можно? Отлично, значит по ее следу побегут белые кобели, а хорошие гончаки всегда были дорогим удовольствием. Злые, голодные, самое то!
Они говорили не долго, и речь их была удивительно схожей. Двуногие хищники породы людей, они чуяли друг друга, были на одной волне. Они друг другу не нравились, но оба могли дать другому то, чего он хочет. Оба были по другую сторону общепринятой морали и не скрывали этого. Друг перед другом то зачем? Ты знаешь, я знаю... Вполне достаточно для того, что можно назвать честными отношениями.
Бриллиантов конечно, было немного жаль, но... Но что тут, Гленн всегда знала, спинным мозгом чуяла, что они не для нее. Они на время, рано или поздно пропадут, так что нечего и привыкать. Зато ведьма на собственной шкуре убедится, что не она хозяйка ночных переулков этого города, и что никакая магия не убережет от того, чтобы вдруг оказаться добычей. Магия, вуду, это все хорошо, серьезно и внушает, но... Но самая страшная сила, которая крутит людьми и их жизнями- это все таки деньги. Деньги и связи, и слава Сатане, что всегда найдутся те, кому деньги немного важнее, чем принципы или совесть.

@темы: 1927 год, 7 мая, Гленн

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная