дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой бессмертные обитатели депо сталкиваются в деловом разговоре со смертным, а также пытаются выяснить, где может быть Алиса


Новость об исчезновении госпожи Томпсон должна была шокировать, но отчего-то не удивила. Колеса невидимого им механизма вращались, все шло своим чередом. Неизвестный недоброжелатель продолжал реализовывать свои планы; им предстояло воплощать в жизнь свои. Подойдя к вагону, в котором по вечерам можно было отыскать Якова, Антимо решительно постучал.
Яков открыл и секунд десять смотрел на Антимо. Потом кивнул и махнул рукой, приглашая за собой. Его вагон был разделен на несколько зон, в том числе гостевую, чем-то неуловимо напоминающую ту, что устроил для Леона сам ди Ченцо.
Смертный уселся и вопросительно поднял брови.
- Доброй ночи, Яков. Скажите, вам уже сообщили о пропаже Алисы?
Ни времени, ни желания, ни сил начинать разговор издалека у дворецкого попросту не было.
- Да. Я уже готовлю поминальную речь похитителям.
Антимо улыбнулся краешком рта.
- Скажите мне, что она будет так же хороша, как и речь, которую вы прочитаете над похитителями Виктора Картера и Алана Каллахана. Или что вам хватит одной, потому что за обеими налетами стоят одни и те же люди?
- Хм... это возможно. Но вряд ли.
- Вам уже известно, кто организовал нападения? Я было пытался привлечь к расследованию частного детектива господина Дамиано, но он отказался, мотивируя это соблюдением его конфиденциальных интересов. Не исключено, что вам повезло больше. В отличие от меня, вы здесь человек не новый и наверняка успели обзавестись столь же полезными людьми, а отряд вооруженных налетчиков на мотоциклах - люди довольно приметные.
Смертный открыл тумбочку и вынул газету. Номер был от пятого числа, утренний. Немного полистав, он открыл газету на одной из малопримечательных заметок.
В заметке Яков ногтем отчеркнул несколько имен: "Леон Дамиано", "Виктор Картер" и "Марко Феррар".
- На следующую ночь был совершен налет и исчез Леон. Что же о Марко Ферраре... это довольно известная личность. Напрямую связанная с мистером Картером и да, промышляет налетами на мотоциклах.
Антимо извлек из кармана монокль и углубился в чтение.
- "Полиция нашла партию коллекционного сицилийского вина из прибрежного района Кампаньи 1905 года"? Занятная новость, особенно если принять во внимание, что ничего подобного не произошло. Вряд ли принадлежащая мисс Томпсон газета стала бы публиковать такие новости без ее ведома. В сочетании с заявлением господина Гибсона дело предстает несколько в ином свете, равно как и его нежелание им заниматься, однако я не хочу делать поспешных выводов. Скажите, что заставляет вас думать, что похищение госпожи Томпсон не является частью того же плана?
- Потому что зачем бы? Я могу понять связь Леона, Виктора и этого самого Марко. Но причем тут Алиса? Как редактор газеты, чтобы не разболтала? Что она знает? Кроме того, обычных похитителей, кого заинтересовал бы редактор, можно исключить. я бы не стал переть тру... а хотя... Если машина горела, то Алиса выглядела бы даже органично.
Дворецкий спрятал монокль обратно в карман.
- Вопрос "зачем" относится к области мотиваций, и ответить на него исходя из имеющихся улик не всегда бывает возможно. Давайте поговорим о мотивациях. Я не знаю причин, которые побудили господина Дамиано поспешно покинуть нас, однако я не вхожу в число его конфидантов. Возможно, он сообщал о них вам?
- Нет, не сообщал, но мне все равно.
- Полагаю, никто не озаботился тем, чтобы сообщить вам о его завещании?
- Я слышал и знаю о нем. И мне все еще все равно, договор будет перезаключен. Или не перезаключен.
- Вы уверены, что в полной степени представляете себе последствия вступления в силу оставленного господином Дамиано юридического документа? -Антимо поднял бровь, выражая вежливое сомнение. - Если Леон не вернется, князь не оставит в живых никого из его приближенных, включая и вас тоже, о чем он оповестил нас не далее чем вчера. Поверьте мне, когда я говорю, что сделать все возможное для его скорейшего возвращения - в наших общих интересах.
- Не уверен. Но и не собираюсь сдаваться при нападении. Князю не нужен пустой домен. Князю нужен работающий домен. И вся его работоспособность сейчас замкнута на мне, - еврей налил себе холодного чая. - Он все еще может попробовать.
Итальянец пожал плечами.
- Незаменимых людей не бывает, вы должны знать это лучше других. Взгляните на ситуацию иначе: благодаря Леону вы сосредоточили в своих руках немалую власть и получили много новых возможностей. Даже если риск окупится и княжеский гнев обойдет вас стороной, вы действительно считаете, что ситуация изменится в лучшую сторону для вас, когда место Леона Дамиано займет Альченцо Мирр? Из человека, на ком замкнута вся работоспособность домена, вы превратитесь в человека неопределенных лояльностей и преследующего собственные цели.
Дворецкий уютно переплел пальцы у себя на животе.
- Скажите, вы действительно хотите променять жирную синицу в руке на писанного вилами на воде журавля? Или как там звучит эта пословица?
- Леон пришел в мой цирк, чтобы заниматься своими делами и не думать об убежище. Я и есть человек неопределенных лояльностей и преследующий свои цели, по крайней мере для вашего общества. Пока что эти цели у нас с господином Дамиано совпадают. Послушайте, вы действительно хотите убедить меня, что я должен держаться за любую синицу, только бы ничего не менять? Леон взрослый человек, который умеет преобразовывать любую ситуацию в своих интересах. Я тоже не юноша со взором горящим, чтобы бояться перемен и что выгонят из колледжа, где все расписано до мелочей.
Антимо позволил себе вежливый смешок.
- Вы утверждаете, что не юноша, но ведете себя так, как это свойственно делать именно им. Прибыв сюда неделю назад и поступив в услужение господину Дамиано, я был до глубины души поражен его поистине американской либеральностью, которую не встречал ни у кого из моих предыдущих нанимателей. Будем честны, я даже представить себе ее не мог. Вы охотно пользуетесь ее плодами, но твердо уверены, что его преемник не захочет прижать вас к ногтю. Или вы знаете о ситуации что-то, чего не знаю я, и не беспокоитесь поэтому?
- Я не беспокоюсь потому, что привык к разным людям и считаю, что имею полное право решать, что мне сделать с тем, кто претендует на роль моего компаньона или начальника. Это право преемника, пытаться прижать меня к ногтю. А мое право противиться этому или принять, - Яков отпил несколько глотков из кружки. - Антимо, если вам нужна моя помощь, скажите об этом прямо. И я таки даже не попрошу с вас денег, мы же свои люди.
- Если бы она была мне не нужна, я бы не стал заводить этот разговор. Да, мне необходима помощь, поскольку без господина Дамиано его домен остался без головы и прекратит свое существование не позднее чем через четыре дня, более половины его обитателей пропали без вести, а я человек здесь новый и не располагаю ни связями, ни ресурсами, ни кредитом доверия, чтобы разрешить этот кризис хоть как-нибудь, не говоря уже о том, чтобы сделать это благополучно.
- В чем именно вам помочь? У нас с господином Дамиано никогда не было близких отношений, но были в достаточной мере доверительные. По крайней мере, мы ограничивались словом, а не бумагами. И я полагаю, что он таки крутит некий гешефт, который в свою очередь предполагает вмешательство третьих сил. Но речь не о нем. А о том, чего хотите добиться вы в этой ситуации.
- Немногого. Я желаю удостовериться, что господину Дамиано не угрожает опасность и что он вернется в свои владения до истечения оговоренного в завещании срока, а также вернуть всех пропавших или похищенных, желательно в целости и сохранности. Для этого мне нужна в первую очередь информация, поскольку я не имею ни малейшего представления, кто напал на госпожу Томпсон, крайне удивлен тем, что произошло с господами Каллаханом и Картером - примите мои соболезнования в связи со смертью охранявших полевой лазарет людей - и не способен даже представить, с какой стороны исходит угроза в отношении самого господина Дамиано.
Эш вежливо постучался в вагон мистера Шмейерсона.
- Можно войти?
По прибытию в депо он попал в сущий цейтнот и было не похоже, что все хотя бы немного устаканилось. Отнюдь. Выяснив где находится хоть кто-то из тех, кто вобще является обитателем домена господина Дамиано, гангрел устремился в указанном направлении. Хотелось хотя бы немного, но понять, что в действительности происходит и на сколько все дерьмово.
- Смертей не было. Всех откачали, - Яков покивал. - Здравствуйте, мистер Уильямс. Вы вовремя.
Еврей допил чай и налил себе еще.
- Насчет возвращения Леона... я бы не рассчитывал, что он вернется в срок. Раз уж написал свое завещание в таком духе. В любом случае, стоит исходить из худшего варианта, а худший вариант в том, что нас продали во имя неких целей. Если у вас есть возможность действовать по своему усмотрению, то вас этот вопрос может и не коснуться. А вот с госпожой Томпсон ситуация удручает. С одной стороны, мне жаль ее, а с другой, мне жаль похитителей. Лично я искал бы ее там, где что-нибудь взорвалось, сломалось или рухнуло.
- Надейся на лучшее и готовься к худшему? - на этот раз лицо гангрела было безэмоциональным. Впрочем он действительно не очень-то походил на себя обычного. - Я согласен, что госпожа Томпсон способна за себя постоять, но она была несколько не в том состоянии, чтобы проявить себя полностью в экстренной ситуации. Кого еще хватились?
- Пока никого. Что же касается состояния... Я не припомню, чтобы кого-либо из вашего рода это останавливало. Особенно, откровенно сказать, маньяка. Даже человек способен на чудеса, что уж говорить о вас. В любом случае, нужно осознать, где можно вообще спрятать и спрятаться кому-то с вашими физическими данными и потребностями?
- Возможность действовать "по своему усмотрению" отдельно оговаривалась в оставленном им послании. Обитателей домена этот вопрос не коснется только в том случае, если истолковывать это указание весьма вольно, то есть как освобождение от каких бы то ни было обязательств по отношению к господину Дамиано и дальнейшее путешествие на все четыре стороны. Я правильно вас понял?
- Я б сказал, что продать продали, но как ту собаку из анекдота. "Верная? Верная, пятый раз продаю". В том смысле, что вы всегда можете отказаться от обязательств перед новым владельцем цирка.
Антимо нахмурился.
- В моем случае вопрос лояльности представляет собой... Болезненную тему, а потому я предпочел бы сделать все возможное, чтобы владение господина Дамиано не меняло владельца. Таким образом, все остальные проблемы отходят на второе место. Вам известно, куда он мог отправиться - если закрыть глаза на вопрос, зачем он это сделал?
- Нет. Но я повторю еще раз. Я спросил, куда можно подевать такого, как вы?
- В укрепленный подвал. Где нет света и откуда трудно выбраться или трудно забраться, - голос Эша был равномерно никаким. - Или любое аналогичное место.
- Теория ясна, - голос мистера Шмейерсона приобрел характерные металлические нотки. - Карту, Уильямс. Отметить возможные точки.
- К счастью для нас, картографирование - это излюбленное времяпровождение мисс Томпсон. Если господа изволят подождать, я принесу все необходимое.
- И скорее всего у нее на карте подобные места и отмечены. Я доотмечу те, которых не будет.
- Отлично. Жду.
Антимо вернулся почти сразу и расстелил на столе карту, позаимствованную из осиротевшего вагона.
- Итак, территории. Вероятность нахождения объектов на нашей?
- Я позову госпожу О'Фланнаган. Она в этом разбирается лучше.
Гангрел кивнул на карту и вышел из вагона, направляясь в сторону жилища цимисха.
- Госпожа О'Фланнаган, вы тут? - он вежливо постучал в дверь вагона, дожидаясь ответа.
Госпожа, коненчо была тут (а куда б она делась?). Тем более что в посетителях временно возник пересменок, и дальше по идее были либо действия вовне (неудобно) либо что то иное. Так что на призыв цимисх откликнулась бодро, по дороге еще и успев дернуть за собой не вовремя (вовремя?) высунувшегося Энди. И, отметить то, как именно ее назвал Эш. Непривычно, надо сказать... Загадку, впрочем, Цимисх отложила на потом. Пока.
- Ага... Доброй ночи, Яков.
Вежливо поздароваллась она со смертным (который, конечно просто смертным не был... ладно, цимисху вообще последнее время казалось, что бычных людей в городе явно меньше, чем всяких колдунов, фей и не приведи господь еще кого). И споро врубившись в то, что за мозговой штурм тут имеет место, замедитировала над картой.
- Ну... если говорить про потенциально куда забиться можно, то, пожалуй, вот...
На карте цимисхом было отмечено несколько мест, куда она сама сталал бы прятаться, случись нужда переждать... Ну ил икуда она стала бы прятать "кого-то", в аналогичной ситуации. Плюсом этих ме ст было то, что их можно было проверить относительно быстро...
- Хорошо. Смотрим на чужие территории. Где можно спрятаться там? Качественно, с гарантией.
Гангрел молча отметил те места, которые могли служить этим целям. Их было не то, чтобы мало, но и не очень много. Что-то из того, что он знал от Эрреро, что-то вполне знал и сам.
- У меня по этому вопросу все.
- Может быть, следует также принять во внимание состояние здоровья господина Картера. Ему нужен качественный медицинский уход, который можно обеспечить далеко не в каждом... Укрепленном подвале.
- Логично. И он не в больнице, иначе я бы знал.
- Что же, полагаюсь в этом вопросе на вас.
Палец в белой перчатке уперся в одну из недавних отметок.
- Я понимаю, что этот город живет портом, но почти все громкие новости последних дней неизбежно вращаются вокруг него. Нам следует начать оттуда просто для того, чтобы не отвлекаться на него впоследствии, даже если мы ничего там не отыщем. Благодарю вас за совет, Яков. Госпожа О'Фланнаган, вас не затруднит привести в божеский вид господи... Госпожу Уилсон? Как мы помним, супруга господина Уильямса погибла, защищая своих пациентов, и если ее увидят в городе, она испытает крайнюю неловкость. Вас же, господин Уильямс, я попрошу проследовать за мной в мое обиталище. У меня есть к вам разговор.
Антимо вежливо кивнул предпринимателю и покинул вагон, сделав Эшу знак следовать за ним.
Гангрел молча кивнул головой и проследовал за синьором ди Ченцо молчаливой тенью. Ему нечего было сказать. Оставалось лишь "приносить пользу" раз все остальное было слишком эфемерным и не вызывало хоть какой-либо уверенности.
Антимо отворил дверь грузового вагона и скрылся в темноте. Через полминуты мрак рассеял тусклый свет слабенькой лампы накаливания.
- Вы плохо выглядите, господин Уильямс. Кто бы говорил, я понимаю, но все же я не могу не отметить, что с вами не все в порядке. Тяжелый выдался день? Если вы пожелаете, я готов освободить вас от участия в нашей авантюре.
Эш все так же молча покачал головой.
- Нет. Вряд ли в скором времени что-то изменится. Поэтому не снимайте меня со счетов. Что надо делать? - Полупустой взгляд гангрела скользнул по Антимо. - Вы питались?
- Нет, но сейчас это неважно. Когда вы говорите, что ничего не изменится - к лучшему или к худшему?
В темноте что-то скрипнуло, лязгнуло, стукнуло.
- Вы оптимист или пессимист, господин Уильямс?
- Я,.. - где-то в глубине глаз Эша скользнула боль, но он быстро отвернулся, не позволив той взять верх над собой и дать пищу для размышлений Антимо. - Я не знаю, синьор ди Ченцо. И это ответ на оба вопроса.
- Дело ваше. Впрочем, я не ваш духовник и позвал вас не для того, чтобы донимать пустопорожними вопросами.
Из темноты раздался металлический щелчок.
- Расскажите мне, чем вы вооружены, господин Уильямс.
- Томми-ган и нож. Ну и когти, но это нарушает Маскарад. Нужно что-то конкретное из вооружения?
- Томми-ган привлекает ненужное внимание, ножа может оказаться недостаточно, когти расстроят господина Моргана. Я хочу сделать вам подарок.
Дворецкий протянул гангрелу револьвер.
- Новый свет породил много великих идей, но я люблю его не за это. Человеческий гений никогда не воплощался в металле так, как сделал это в несравненных творениях мистера Кольта. Примите эту вещь из моей коллекции, носите ее с собой - жизнь вам она уже не спасет, но обязательно принесет пользу. А теперь идемте, я хочу знать, чем занята госпожа О'Фланнаган.
Эш с каким-то совершенно полнейшим удивлением взглянул на Антимо, пытаясь осознать его поступок.
- Благодарю, синьор ди Ченцо, - гангрел благодарно кивнул и принял подарок из рук мажордома как самое ценное, что было в его жизни, пусть даже сейчас Эш в принципе не мог сказать что в его жизни было правдой а что нет, что было ценным, а что было не более чем игрой воображения. - Для меня честь принять такой подарок.
Он с пару мгновение стоял, прислушиваясь к ощущениям в ладони, словно пытался запомнить их как можно полнее, после чего снова кивнул.
- Идемте.
Вежливо распрощавшись с Яковом в свою очередь (вежливо, ибо мало того, что человек важный, это еще и старый знакомый, он ее вообще еще в цирк на работу брал! тут не уважать как то не очень по понятиям), цимисх кивнула, мол, конечно, долго ли обратно из девочки-Энди сделать Энди-мальчика. И только на полпути вк своему вагону она поняла, что да, долго. Вернее- не экономно, учитывая что такого набора раненых у них давно в стае не было, и что вторая сторона манипуляций с мясом- время. Это могло затянутья, всегда закосячить можно опять же (последнее время Гленн испытываля некие странные качели относительно того, как и что она может и не)...
Потому решение было найдено радикальное- то есть, Энди были даны ножницы и банка перекиси водорода. Два движения по сути, а завтра все обратно будет привычным и родным. Сплошная польза да выгода. Помимо этого Энди также даны были инструкции что и куда надо юежать, кому звонить, у кого спрашивать (на всякий случай- даже про Гарри и ведьму упоминула!), если вдруг, по какой то причине, пропадет и она... Список дел получался плотненький, но эм... не блещющий разнообразием.

@темы: 7 мая, 1927 год, Антимо, Гленн, Депо, Джуд/Алекс/Эш, Яков