дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Гленн и Антимо совершают разведывательный рейд на покинутое всеми (но не полицией) судно и делают пару весьма неприятных открытий


Антимо переговорил о чем-то с одним из своих шоферов, доверительным жестом приобнял его за плечи и посмеялся о чем-то вместе с другим. Через четверть часа все трое сидели в автомобиле, дожидаясь прибытия королевы вечера.
И через несколько минут ожидания королева таки прибыла. Оставлять депо конечно было как то волнительно, но Гленн рассудила так: два не битых, физически здоровых вампира как-нибудь продержатся. А вот Антимо с его бешенными ожогами-это хрустальная ваза. Может и не справиться если что. Упакована цимисх была что называется, на войну. То есть никаких каблуков, никаких блестяшек. И да, платье, ибо не длинная драпировка всяко ловчей, и попортить не жалко.
- Ну, сраные саксонцы, пизда вам!
Жизнерадостно и зло усмехнулась она, ободряюще подмигивая Антимо.
- План есть?
- Вы неподражаемо прекрасны, bella donna, - восхитился итальянец, подавая знак трогать машину. - Да, план у меня есть. Он незамысловат, но тем и хорош. Мы незаметно причаливаем к борту лайнера, забираемся на борт и осматриваем его в поисках улик. Сейчас там не должно быть никого, поэтому если нам кто-то встречается, мы укладываем его рядом со всем остальным грузом и через час отбываем обратно, даст Пресвятая дева, оставшись незамеченными.
Антимо сделался тоньше, моложе, потерял двойной подбородок. Сияющие в свете проносящихся мимо окон уличных фонарей белые перчатки превратились в серые, костюм изменил крой и стал незапоминающимся и скромным.
- Если у вас есть возражения, подумайте о них, пока я буду искать для нас лодку. Высказать их потом будет затруднительно.
Машина затормозила где-то среди складов. Обронив еще пару фраз на родном языке своим сопровождающим, Антимо отправился на поиски негра-сторожа, который согласился бы дать подвыпившему гуляке искомое напрокат в обмен на хрустящую купюру или, может быть, две.
Похудевший и преобразившийся Пончик был удостоен... Взгляда. Такого, каким кобыла на жеребца. Ну да, мелкий, ну грива-хвост не то чтоб пышные, но все-таки, все-таки...
- Ой, да бросьте! Ну тоже мне...
Польщенно и неубедительно засмущалась цимисх, но усилием воли отвлекаться на постороннее не стала. Хотя, Тварь помнила, как хорошо добивает добычу этот вот, с виду неказистый. Помнила и была довольна тем, что видела.
- Главное, чтоб там случайно не шарились гончаки Шерифа.
Высказала она мысль. В остальном пока Антимо была предоставлена возможность "гулять барышню". Ну или вести охоту, тут как поглядеть. В общем, она была готова. Плыть, лезть, и так далее.
Доплыть до лайнера удалось прям-таки незаметно. Прям-таки ювелирно. А вот дальше начались сложности, ибо борт у корабля был высоким, а мест, чтобы взобраться, не так уж много.
Дворецкий повел рукой, и на лодку опустилась душная гнетущая тишина, плотная, как ватное одеяло. Вторым жестом он показал на веревочный трап на палубе.
Гленн кивнула, мол поняла, ага. идем по тихому. И давольно ловко принялась взбираться на верх. Попутно надеясь, что не влетит сейчас ни во что непредвиденное типа ба-альшущей засады. И на борт конечно, она старалась подниматься " в секретности" и не отсвечивая. Вроде бы, все прошло тихо, так что лишний разз воровато оглядевшись, она спихнула Антимо запрошенный им веревочный трап.
Приказав сопровождающим держаться рядом и не отставать, тот поднялся - медленно и с заметным трудом, но оказавшись на палубе, почти сразу метнулся к Гленн и занял место рядом с ней в импровизированном укрытии из поставленных друг на друга дощатых ящиков.
Очень вовремя. Ибо незамеченный ими патруль как раз прошел мимо. Патруль состоял из трех мрачных копов, которым явно не хотелось тут быть.
А на горизонте наливалась тьмой гроза.
Гленн непременно перевела бы дух, если бы рази скрытности в целом не прекратила дышать вообще. А так- только глаза округлила, как сова, которую внезапно жахнули по башке поленом. Но, в любом случае, патруль прошел мимо, и надо было продолжать проникать внутрь судна. Пока удача еще на их стороне.
Антимо нахмурился и показал пальцем куда-то вниз. Где-то там находился трюм с мертвецами, машинное отделение, каюты третьего класса и то, зачем они сюда пришли. Первая попавшаяся дверь, ведущая в неосвещенный проход, распахнулась и снова захлопнулась. Чрево лайнера должно было находиться где-то там.
А вот потом удача отвернулась. Пришлось изрядно поплутать по коридорам где-то в районе машинного отделения, как из носа судна раздался сначала глухой удар, потом, через несколько минут, другой, погромче, и пронзительный полный ужаса человеческий вопль.
Щелкнув пальцами, чтобы привлечь внимание спутников, дворецкий приказал своим "шоферам" следовать впереди - и устремился за ними в сторону шума со всей доступной ему сейчас поспешностью, кривясь от боли и стараясь не отставать.
Цимисх поморщилась, сделала извиняющееся лицо, и... И Антимо был слишком медленным. Потому Гленн вспомнила былое, смертную еще жизнь, чуть присела и... И неизящно, но практично вскинула Антимо на плечо. Так, как перетаскивают полутуши от телеги до разделочного подвеса. И далее движение пошло бойчее, потому как надо сказать. горелый вампир весил меньше, чем положено человеку его габаритов.
По ногам полоснуло холодом. Да, морозильник они нашли. Рядом с ним лежал, закатив глаза, полицейский. Дверь в морозильник была попросту выбита. И выбита изнутри, а дальше...
Тела, закоченевшие в неестественных позах, валялись безобразными, покрытыми слоем снега и льда, кучами, среди которых виднелась цепочка следов.
Итальянец выкрутился из нежных, но твердых ирландских объятий и впился взглядом в бессознательное тело. Щелчком пальцев вернул себе человеческий облик, прищурился, беззвучно пошевелил губами, обозначив слова "не время" и ринулся по следу, как гончая, очередным жестом приказав братьям прикрывать путь отхода.
Цепочка следов была... намекающей. Гленн выразительно кнула в следы пальцем, послче чего все же потратила чуть времени, чтобы оглядеть тело. Занимательную такую композицию из роженицы и плода, связанных пуповиной. От идеи дожевать бессознательного стража порядка, и последовала дальше. По следам, к неведомой пока (но подающей надежды) цели. По следу, ага.
На том конце цепочки была еще одна выбитая дверь и некий закуток с висящими в ряд цепями. Видимо, тоже для мяса. И двух цепей явно не хватало.
Один из братьев принялся отчаянно жестикулировать. Первого же взгляда в сторону двери хватило, чтобы понять - полицейский исчез. Беззвучно помянув Провидение и всех его ангелов нехорошими словами, Антимо осторожно выглянул наружу, рассчитывая остаться незамеченным.
Никого. Пусто, только вдалеке раскаты грома перекрывала полицейская сирена.
А вот реакция цимисха была совершенно специфичной. Она же собиралась идти по следу.... Выслеживать. След, значит, брать. И если это не очень укладывалось в логику человеческую, то Тварь точно знала, что делать. Гленн совершенно не задумываясь, самым пошлым образом хлопнулась начетвереньки там, где лежало еще недавно тело полицейского. Подогнула локти, утыкаясь лицом почти что в пол, тяжело и медленно вдохнула. Если бы тут могли быть звуки, то вдох этот был бы влажным и хриплым... Запах был, определенно, незнакомый. Далее "загонщикам" досталалсь пантомима, в рамках которой цимисх и же недоуменно пожала плечами. Дескать, без понятия кто, не знаю. И тут же она поманила всех за собой. Пока след свежий, пока еще можно по нему бежать. Человечье тело становилось неудобным как никогда, и как никогда оно смотрелось чуждо, натянутое на моторику, на повороты головы, на мимику, с мягко отвисщей челюстью...
Они не успели совсем чуть-чуть, зато уловив знакомый запах горелой Алисы. Некий юноша упихнул в деревянный контейнер безвольное тело полицейского, запрыгнул сам и захлопнул крышку. Контейнер плавно заскользил в воду, а корабль сотрясался от тяжелых ударов в борт. На фоне грозы явственно вырисовывались черные силуэты военных кораблей.
Антимо стремительно развернулся, взмахнув фалдами пиджака, и дернул рукой, приказывая братьям со всех ног бежать в лодку - а сам впился взглядом в зеленые глаза Гленн и выплюнул единственную команду, которая была уместна здесь и сейчас.
Она поняла. Спинным мозгом почуяла. Антимо и его гули могли в полной мере пронаблюдать, как очень красивая женщина берет разбег, неприятно, по звериному встряхиваясь всем телом. Шаг, второй, и на третьем она казалось бы, спотыкается, запаливаясь вперед, нелепо и комично... Но нет, из третьего шага на палубу выпала тварь, стремительно выплеснувшаяся сковзь человечье тело и кости, утопив в себе "вершину эволюции". Хвост хлестнул по воздуху, опровергая всю эволюцию на корню. Ошметки платья осыпались как старая кожа в сезон линьки. Лапы, увенчанные серпами когтей, сгребли АНтимо в озапку, прижимая к твердому хитиновому телу удивительно аккуртано. Будто бы бережность и нежность были инстинктивным свойством чудища. Плавным движением, с тяжеловесной текучей грацией порождения кошмара, Тварь сделала еще один стремительный прыжок и ухнула за борт.
Тварь двигалась в воде так, будто была ею, водой, рождена. Найти контейнер среди внезапно вздыбившихся волн тоже труда не составило. Крепкие когти вонзились в дерево, и всю конструкцию бешено замотало по волнам.
А позади медленно и величественно тонул разбитый торпедами лайнер...

@темы: 1927 год, 7 мая, Антимо, Гленн