14:44 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Гленн и Антимо высаживаются на берег вместе с драгоценным ящиком, но сначала натыкаются вовсе не на Алису


Штормило еще минут пятнадцать, но зато и утлый контейнер с пассажирами и грузом на борту отплыл довольно далеко от кораблей. Берег виднелся в полутора километрах.
Через какое-то время - полчаса ли, час ли - ящик выбросило на заболоченный берег, хотя решительно невозможно было определить, благодаря их усилиям или вопреки. Антимо устремил взгляд на неспокойные воды озера Боргн, надеясь отыскать своих людей в волнах, не нашел, чертыхнулся уже по-настоящему и с силой ударил ногой по деревянной крышке.
Крышка слетела от пинка. В следующую секунду из контейнера выглянул тот самый юноша, которого Антимо с Гленн видели на палубе. Русоволосый, на пару лет старше Алисы или Алана, в потрепанной одежде. В руке он сжимал доску от какого-то ящика, но сделать ничего не успел: при виде Антимо и Твари он с выражением нечеловеческого ужаса на лице шарахнулся назад, ударяясь спиной о стенки ящика. Доска выпала из его руки, и в следующий момент парень заметался по контейнеру, ударяясь об стены и яростно скалясь.
Страх обжег ее. Алиса дернулась вперед, но тут же поползла назад, не замечая, как бьется спиной о доски и зарычсала - по-звериному утробно, в не меньшем ужасе.
От внезапно накатившего ужаса Тварь просела на задних лапах, инстинктивно прижимаясь к земле. Первой мыслью было ментнуться обратно в воду и затонуть. Пусть ее кто угодно пытается выудить из глубины, ага, вперед! Но отчетливо слышимый во влажном воздухе запах говорил о том, что Алиса- она там. Рядом с источником ужаса. И это в корне разворачивало ситуацию. Бросать своих Тварь не умела, не знала что тамм вообще можно. Мощные когти взрыли грунт, посылая закованное броню тело вперед. Яркие иглы встопорщились, прибавляя Твари роста. Ударом лапы она смела хрупкую преграду из досок, что мешала добраться до "начинки" контейнера, и попутно с ударом ночь разпорол низкий, вибрирующий вой. Восставшая с того света, забывшая умереть в свой черед, самка шла к детенышу, который в опасности. Горе тому, кто встанет на пути! Схоронись, уйди, спрячься! Да, тварь боялась, но ее следует бояться не меньше. Сейчас она схватит свое, унесет в вывернувшуюся доисторическими временами наружу ночь, и все. Можно будет считать, что всем повезло...
Обгоревший труп дернулся, смазался в полосу, как забытый на дожде акварельный рисунок, и исчез.
Стенки ящика, и без того полуразвалившиеся под напором Твари, разлетелись в стороны, и вампир рванул прочь, через болотную грязь и лужи, падая и поднимаясь, но стремясь лишь к одному - оказаться как можно дальше от своего ужаса.
Исчез среди болот он быстро.
...и остались в болотах разгромленный ящик и слегка потоптанное тело полицейского, уже начавшего разлеплять глаза...
Упырь пропал, но зато в голове прояснилось.
- Гленн! - Алиса вывернулась в руках, - Надо найти! Он не виноват! Он испуган!
И очень даже зря, кстати. В смысле, что был бы полицейский более везучим- он бы в себя сейчас не приходил. Тварь развернулась на человека, коротко выдохнула, и уверенно двинула человеку лапой по загривку, отправляя досматривать то, что ему в отрубе подсознание покажет. Потом деловито прихватила человека за шиворот и мощным рывком плюхнула ровно перед Алисой.
- Найдем. Но надо пожрать.
С дебильноватой пенадничностью проговорила Тварь, умильно жмурясь на еду и Алису.
- Что просиходит, кто это вообще такой?
Алиса махнула рукой - потом, все потом, и жрать тоже потом.
- Не знаю. Он там был. Он невиноватый. Испугался вас. Помог выйти. Он вампир. Но не отсюда. Плохо говорит. На английском.
Рядом что-то хрустнуло, то ли кость, то ли ветка.
- Выйти из морозильника, Алиса? Кто вас похитил и кто вас там запер?
Труп дворецкого стоял у нее за спиной.
- Не знаю. Не он точно. Он знает, что было. Может знать. Найдите его. Пожалуйста.
- Щ-щассс.
Согласно кивнула Тварь, которую конечно печалило,что ужинать сию секунду вкусным и питательным копом ни кто не собирается. Но, с сдругой стороны- далеко человек не убежит... По болотам-то. Так что- увы, но позже. А сейчас Тварь опустила башку к земле, принюхивась. Следы... Следы были, свежие, хорошие. Грех по таким не побежать. С глухим ворчанием она указала длинным шестым когтем в нпарвлении, куда вело ее обоняние.
- Там. Идем?
- Он уходит. Ведите.
Антимо был непривычно немногословен, почти как сама Алиса. Сейчас даже речь давалась ему с заметным трудом.
Алиса пожала еле касаясь руку Антимо и двинулась за Тварью.
Цимисх недовольно фыркнула. Такой темп перемещения никуда не годился. Этак они до утра будут тут ловить улиток и то опаздают. Вышло неординарным. А именно, Тварь пригнулась, практиччески вставая на четыре лапы, и... угу, взгромоздила Алису себе на спину. Как раз ниже игл, но выше крестца. Вывернув шею и убедившись, что малкавианка сидит, и в целом пока не падает, действительно адская гончая перешла на размашистую, странно шаткую рысь, с заметной амплитудой шага. След вел в болота, и тут Тварь была лучше, чем любой конь.
Алиса ухватилась за гребень, успокаиваясь. Можно ли будет уговорить его, не сорвавшись снова в ужас? А если говорить с закрытыми глазами? Точнее, с закрытым глазом? Ох, а если он вампир... а Морган про него знает? Или он из Шабаша?
Где-то впереди, среди торчащих из воды чёрных стволов деревьев и глубоких луж, замаячила фигура беглеца. Он уже не был размытым силуэтом, но всё равно бежал отчаянно и изо всех сил, то и дело проваливаясь в грязь, но раз за разом поднимаясь.
Он не замечал, кажется, преследователей, но то и дело начинал озираться и ускорять шаг. Ужасом, первобытным, животным, от него веяло за километр.
Запах страха бодрил, приятно покалывая гортань. Хороший запах, правильный... Так пахнет жертва. Тварь вывалила розовый язык, смакуя на вкус влажный болотный воздух. Молча. Пока еще молча. Бег ее-ровная, уверенная рысь загонной охоты, сменился. Тварь перешла на размашистый галоп, выходя на траекторию броска и выгадывая момент. Дремучий кошмар первобытных лесов готовился метнуться на убегающего, сбить на землю, прижать...
- Не убивай! - взмолилась почти Алиса, - Надо.. говоритЬ!
Слишком поглощенный своим ужасом, чтобы что-то замечать, беглец практически дал себя поймать. Но оказавшись пойманным Тварью, он взвыл, как попавший в ловушку зверь, и забился, пытаясь вывернуться, шипя и скалясь.
- Тише! - Алиса сползла со спины Гленн, старательно не глядя. Смотрела она куда-то себе под ноги, чтобы не замечать его.
- Тише. Мы не будем убивать. Не надо. Это Гленн. Она шла за мной. Она... хорошая. Правда.
Она пыталась звучать мирно, пыталась - но голос сорвался на почти хрип, а вместе с видом ее - получилось совершенно наоборот. Принцесса загробного мира, науськивающая ручную Тварь на заблудшую душу..
- Мы произвели сильное первое впечатление, госпожа Томпсон.
Видя, что его в помощи не нуждаются, мажордом держался на расстоянии и вне поля зрения беглеца, поэтому говорить приходилось довольно громко.
- Напомните ему о том, что вы пережили вместе. В конце концов, из плена вы бежали не поодиночке - вы бежали из него вдвоем.
- Ссслушай сссюда.
Тварь выгнула шею, чтобы ловчее обращаться лично к добыче.
- Ты не убегаешь. Не дерешься, не используешь дисциплины. Идешь с нами. Мы не причиняем тебе вреда. Алиса сказала - ты не враг, я ей верю. Сейчас я слезу.
И действительно, неприятно плавным, слишком легким для такой туши, движением, цимисх стала подниматься, пока еще не давая жертве свободы маневра (и аккуратно придерживая ту передней лапой), но явно намекая на условно говоря сделку. Надо ли говорить, что Тварь была готова в любую минуту вернуть все как было или же пресечь рывок на волю?
Никакого рывка не было. Беглец мелко задрожал, когда Тварь склонилась к нему, и в ужасе заскулил. Потом стих и этот звук. Выражение панического страха в глазах вампира исчезло, и на Тварь он смотрел теперь пустым взглядом, неподвижно растянувшись в болотной грязи.
Алиса неуклюже наклонилась к нему и обругала мысленно последнимм словами. Что ж оно все так-то?
- Вернемся? - попросила она устало, - надо его привести. В чувство. Откачать. Спросить про корабль. А потом Моргану звонить.
- На этот раз вы перегнули палку, госпожа О'Фланнаган, - неохотно пробурчал Антимо. - Впрочем, все мы тут хороши. Извольте - но идти нам придется пешком. Я не знаю, сумели ли пережить взрыв мои соотечественники. И вы действительно уверены, что хотите отдать этого юношу господину Моргану после вчерашней демонстрации Третьей традиции в действии?
- Вернемся. Можно и пешком. Антимо, вы не одолжите мне рубашку или там пиджак?
Тварь встряхнулась всей шкурой, тихо, но отчетливо зашелестев иглами, и деловито пересунула пойманного парня на попечение Антимо и Алисы. Справедливости ради стоило отметить, что ТАК наверное ему было комфортнее.
- Там осталось... надо вернуться. Еда. Будете?
С точки зрения цимисха это объясняло примерно все.
- Нет, - Алиса помотала головой, пытаясь устроить Тео, - Антимо. Надо звонить. Здесь беда. Что-то совсем плохое. И оно в городе. Я справлюсь. Уговорю...
- Как вам будет угодно, Алиса. Извольте, госпожа О'Фланнаган.
Дворецкий стянул с себя мокрую от озерной воды сорочку.
- Дайте мне знать, когда закончите трапезу. На то, чтобы спрятать нас от любопытных глаз и дать нам спокойно вернуться домой, меня еще хватит.
Крайне тяжелая туша, убраная в темный хитин, прямо-таки ратворилась во мраке окружающей ночи. Ну разве что где то прошелестела растительность, где то хрустнула ветка под лапой. И все. Бежала, надо сказать, Тварь быстро. Прямо-таки торопилась, как могла, плотно прижимая к шее гриву, чтоб не мешала. Удача- коп оказался там, где и был, и даже еще не пришел в себя. Вот и хорошо. Быстро оглядевшись по сторонам, Тварь распахнула пасть, легко прокусывая тонкую, совсем не приспособленную для защиты, кожу, и начала торопливо жрать. Именно жрать, удовлетворенно урча и чуть не давясь такой вкусной, такой замечательной ПИЩЕЙ... Которой, по совести, давно уже не доводилось пробовать. Звери конечно тоже пища, но не то, совсем не то... Где то тут промелькнула мимлоетная тоска по крови оборотня, но так же быстро растворилась. Когда пища закончилась (и жизнь несчастного копа тоже), Тварь была сыта достаточно, чтобы нормально думать. Так, место прокуса было "замаскировано"- одно движение челюстей и выдраный кусок плоти вполне перекрыли след именно что клыков. Да, крупный зверь, да хищник... Но какой? Поди угадай. После чего тело было отволочено в сторону ближайшей топи и скинуто на радость обитателям зыбучей ямы. Тварь поела, пусть теперь поедят те, кто мельче и кто есть тут еще. Обратный путь Тварь проделала тем же образом- очень сильно бегом, чтобы не заставлять ждать.
- Все. Я так то теперь в готовности. Думаю, до края болота мне лучше идти так. В городе- да, будет нужна рубашка. Или нет, если нас никто не увидит...
Не увидит. Если не будет специально искать.
Уже знакомым жестом фокусника Антимо накинул полог на достойную кисти Иеронима Босха чудовищную картину, и над болотами воцарилась непроглядная тьма.
Сперва по топкой болотистой почве, а потом и по улицам где спящего, а гдед и не очень, города процессия прошла без приключений. Жуткие твари, горелые мертвецы, просто человек- да человек ли? Как и положено порождениям кошмаров, двигались тихо и оставались незримыми... Спите спокойно, люди. Ужас рядом, ближе, чем вы думаете, но он останется незаметным. Может, вообще никого и нет? Может, и нет. И не надо.
Уже в депо процессию упырей разной степени страхолюдности встретила нездоровая неразбериха, беготня и.. Яков. И тут, конечно, "назедники" были ссажены цимисхом на землю, а запрос на рубашку Антимо проиобрел весомость и смысл- Гленн вернула себе человеческую форму. И тут же выяснилось, что с той рубашки ей толку- как мертвому от карамелек. Зато все собрание (из упырей и Якова, перед обиталищем которого аскарад и был цинично нарушен), могло пронаблюдать занимательную цимисховую анатомоию. То есть, совершенно лишенный намеков на женнское начало торс, и... вполне изящные женские бедра (и зад), а также это самое женское начало, неожиданно имеющее место пониже живота. Парадоксально было то, что такой казалось бы, специфичный набор смотрелся гармонично. Ну и да, традиционно, на наготу цимисх плевала с высокой башни.
- Яков! Что тут стряслось?
Яков с задумчивым видом "смаковал" бурбон, отвернувшись к окну. Трое из присутствующих вызывали у него тошноту и своим внешним видом, и запахом.
- Ваш паровоз уехал, увозя с собой мистера Уильямса и мис...тера Уилсона в свадебное путешествие. Наверное. Я распоряжусь уже выделить ему, в смысле паровозу, отдельную колею.
- Куда? - только и смогла спросить Алиса. Она так и сидела на земле, обложившись цепями, и теперь ресницами только и хлопала.
- Ничего себе!
Цимисх присвистнула и размашистым движением пригладила волосы.
- Яков, а вы не знаете случайно, ЗАЧЕМ они это сделали? Что то случилось до того?
- Увы, я не разговариваю на паровозом языке, - он сделал еще глоток. - А не могли бы вы уточнить, что вы приволокли, зачем и почему оно не в сундуке?
- Ну Яков, я ж не про то! там не знаю, пожар, армагеддон, что то такое до отбытия паровода было? Или просто взял и кааак рванет?
Цимисх мягко говоря, была в замешательстве, и мягко говоря же, это было заметно.
- Ну да, взял и полетел.
- Долго рассказывать. А что с Аланом? Нет новостей?
- Новостей нет. Но вы расскажите подробнее. Помнится, сюда приводили некоего юношу, на которого вы же потом злились...
- Я?! - Алиса непонимающе глянулв на Якова снизу вверх
- Его звали Магнус...
- Это не Магнус, - Алиса махнула руками, - он с лайнера. Где трупы. И в панике. От нас.
- Это, возможно, и нет, но ваш Магнус ушел из города в океан. И кто сказал, что он один? Такой беззащитный и трогательный юноша, попавший в беду...
Цимисх ненавязчиво пеерступила босыми ногами, этак с ленцой крупного животного смещаясь чуть в сторону. Удивительным образом, как бы и не затыкая собой выход из обиталища Якова, но как то типа около того.
Оставленный без внимания «трогательный юноша» сполз на пол и замер, обхватив голову руками. Взгляд у него оставался пустым.
- Не знаю, - она слишком устала, чтобы спорить шевелиться, - надо его. Привести в себя. А потом звонить.
- Надо. Он был с Алисой на лайнере, и они сбегали вместе, когда мы их подрезали. Он может что то знать.
Неопределенно повела плечами Гленн. То есть, трактовать ее слова можно было по всякому. И как "обогреть и утешить" и как "запихать паяльник в куда либо".
- А предыдущий принесенный вами "подарочек" испортил вагон и вас самих, - педантично отметил смертный, со вздохом раскуривая трубку. - Ну что вы за люди...
Выпустив клуб дыма, он еще раз вздохнул и накинул на гостя плед, полностью закрывая ему обзор.
- Это Джо. Припер, - обиделась Алиса невпопад.
- Ну-ну, - смертный погладил Тео через плед, сделав вампирам страшные глаза. - Ты будешь облегчать душу? Чем быстрее ты это сделаешь, тем быстрее тебе смогут помочь.
Под пледом вздрогнули. А потом «подарочек» заговорил - сбивчиво, торопливо и панически. И не по-английски.
Его не прерывали. Яков только продолжал курить, стараясь перебить запахом табака вонь горелой плоти.
Антимо откинулся на спинку заскрипевшего стула.
- Боюсь, мы произвели сильное впечатление на молодого человека. Он говорит, что хотел, чтобы мертвецы остались на лайнере, но они пошли за ним. Это заставляет меня усомниться в том, что он понимает, сколь несчастливая участь выпала на его долю.
Он что-то добавил по-итальянски, обращаясь к несчастной жертве обстоятельств. В речи прозвучало имя "Алиса".
- Я говорю по английски, - неожиданно перешел с родного на чужой язык юноша. - И мертвецы никуда не ушли.
- Мертвецы твари такие. Но к ним можно привыкнуть. Эти, которые своими ногами ходят, умилительны даже. Они отличаются от людей, конечно, но не настолько, чтобы их не понимать. Вот стоят передо мной, потом будут просить что-нибудь одеться. А то в очередной раз где-то все потеряли. Тебе самому-то не надоело в вонючих обносках ходить?
"Страшные глаза" от Якова цимисх трактовала однозначно- не отсвечивать. Она и не отсвечивала, разве что в ответ на еврейскую пантомиму руками развела: дескать, а щито поделать? Не мы такие, жизнь такая! Впрочем, жест этот не был лишен такого, чисто женского, кокетливого "ой, я случайно".
- Будут, Яков, конечно будут. Но я ж верну.
Говоря, цимисх на всякий случай глушила голос. Ну мало ли, вдруг у пацана под одеялом даже от речи теперь нервы сдавать будут..
- Надо узнать, как это горе луковое вообще во всю эту срань влетело то...
Последний вопрос Якова поставил вампира в тупик на некоторое время.
- Обноски…? А. Одежда. У меня не было выбора.
Из-под пледа донесся тихий вздох человека, перешагнувшего грань смирения со всем, что с ним произошло.
- Хммм... пожалуй, я украду у вас молодого человека ненадолго. А вам Маришка что-нибудь подберет, только не пугайте ее своим... распахнутым анатомически настежь видом, она молодая девушка, ей рано видеть обгорелых людей.
Еврей встал, наощупь аккуратно беря "молодого человека" за плечо и уводя дальше по вагону, в душевую. Вопросов он не задавал, только ткнул пальцем в бак с водой и какое-то полотенце. А еще через несколько минут принес чистую одежду и расческу.
Итальянец не сопротивлялся. Только делал всё на ощупь, не открывая глаз - темнота под крепко сомкнутыми веками давала хлипкое ощущение безопасности. Пока ты не видишь мертвецов - они не видят тебя. И не придут за тобой.
Он уговаривал себя этим, также на ощупь натягивая на себя чужую рубашку и проводя расчёской по волосам.
Его не заставляли открывать, а ладонь смертного была теплой. Но вернуться в пахнущее табаком и немного гарью помещение все же пришлось.
- Садись. Откуда ты?
Он сел на пол, инстинктивно придвинувшись до упора, к стене. По крайней мере, так не нападут сзади. Наверное.
Темноту наполняли звуки: дыхание, скрип стульев. И что-то гремело где-то за дальними пределами этой черноты.
- Из Милана.
- Однажды мне довелось там побывать. Этот город прекрасен весной, а его собор просто поражает воображение. Его стоили пять сотен лет - время, которое вызывает уважение по любым меркам.
Антимо издал похожий на голубиное воркование смешок и скрестил пальцы на животе. Полумрак милосердно скрадывал его черты, прятал лицо, не давал заглянуть в то, что осталось от глаз.
- Сейчас ты в поезде, который стоит в депо, которое на вокзале Нового Орлеана. Живу я тут... и являюсь распорядителем на этом самом вокзале. Меня зову Яков Шмейерсон. Та девушка с цепями - Алиса. И она не виновата, что так выглядит, на нее напали. Хорошо еще что выжила. Тот человек, который говорил с тобой на итальянском - Антимо ди Ченцо, он итальянец, тоже недавно прибыл. Ну а, хм, женщина... Гленн О`Фланнаган. Гленн, я надеюсь, ты напугала его только своим несомненно прекрасным телом?
- Увы, Яков. Как я уже сказал, мы произвели на юношу чрезвычайно сильное первое впечатление.
- Плохо. В общем, в каждой женщине живет фурия. У некоторых женщин она не только со сковородкой и скалкой, но и вот так...
- Не хотели, - виновато добавила Алиса, - я забыла. Что мы такие.
- Ну, в общем да. Мы шли отбивать Алису от врагов, и действовали в том ключе, что не врагов рядом с ней щас нема.
Педантично уточнила цимисх, занимаясь попутно тем, что выковыривала Алису из цепей.
- Ясно, - после небольшого молчания проговорил итальянец. Он подтянул колени к груди и уткнулся в них лбом. - Чего вы от меня хотите?
- Ну, для начала-как тебя звать то? И как ты вообще на лайнер встрял?
Тактичность сильной стороной цимисха не была, но стоит отметить, что Гленн старалась не прессовать и не давить... Что по уму, уже было поздновато, но лучше поздно чем вообще не.
Он выдохнул и выпрямился, откидываясь затылком на стену, но продолжая держать глаза закрытыми.
- Меня зовут Тео. Тео Моратти. Я… не встрял. Я был пассажиром. На лайнере.
Голос был ровным, но это была обманчивая ровность, готовая в любой момент превратиться во что-то совсем иное.
- Давно там? Лайнер у берега?
- Два дня.
- Возможно, нам всем будет легче, если мы попросим тебя начать с самого начала. Расскажи нам, из какого порта приплыл этот корабль и в каком городе ты поднялся на его борт, для чего плыл в Америку и о чем думал.
Голос дворецкого был негромок и бархатист. От него хотелось зажмуриться и по-кошачьи зевнуть, вытянуться в темноте и спать, спа-ать...
- В какой-то момент ты дойдешь до того, что случилось с тобой и остальными, и когда это случится - я хочу, чтобы ты вспомнил, что ничто не угрожает тебе в этих стенах. То, что ты пережил, осталось в прошлом и не может тебе навредить.
Рука в белой перчатке покачивалась из стороны в сторону, будто подчеркивая каждое слово.
- Расскажи нам, с чего началось это долгое и странное путешествие.
Тео зевнул. Мелькнули небольшие, аккуратные клыки.
- Нет. Я не знаю, кто вы, синьор ди Ченцо и почему вам это интересно. Да, я рад, что мы с вами compatrioti. Но это отнюдь не причина вам что-то рассказывать. Итак...?
- Убивший всех свободен, - вышло криво - она слишком устала, чтобы формулировать мысли, - надо искать. Ты знаешь.
- Доппельгангеры, - наконец проговорил Тео. - Те, чей символ - кинжал, ранящий язык. Они крадут чужие жизни, и это не убийство. Не только оно.
- Давно ты клыкаст? - шаг. Еще один. Картина разворачивалась запутанным узором, - Кого искал? Убийц?
Голос ее был странно-деловит и ровен, заставляя успокоиться. Пусть и ненадолго.
Между бровей Тео пролегли морщинки, и он дёрнул головой, словно отбрасывая что-то.
- Я уже вам сказал про убийц, всё, что знаю. Я их не видел. Словно они... призраки. Или прыгнули в море.
Страха в его голосе не стало меньше.
- Как ты спасся? Кто еще выжил? - продолжала Алиса, чуть подавшись вперед
- Спокойно, парень. Их тут нет. А коли сунутся- то я им лично наваляю.
Цимисх говорила негромко, как бы между делом уточняя положение вещей. При этом она старалась придать своему голосу спокойные, уверенные интонации. Да, она наваляет. Да, таков естественный и неизменный порядок вещей в природе.
Послышался звук открываемой дверцы, пахнуло типографской краской, а затем Яков принялся шелестеть страницами газет.
- Мой английский, наверное, очень плохой, и поэтому вы меня не поняли. Я всё ещё не знаю, кто вы. Кроме ваших имён и того, что вы живете в поезде.
Тео не стал говорить про мертвецов. Не говоришь - не вспоминаешь, и обгорелые лица не встают перед глазами, и хрупкое спокойствие не трескается перекаленным стеклом.
- И я не знаю, почему я должен вам что-то говорить. Почему я вообще должен здесь сидеть.
- Потому что это не худший вариант? Или- потому что мы тебя даже не поцарапали. Или- потому что ты помог бежать Алисе, а она наш друг.
Цимисх все еще была спокойна, и она именно что перечисляла примеры.
-У тебя есть план, куда бежать и как спасаться, если ребята с лайнера вернутся? А тут ты не один, и тут тебе не хотят причинить вреда.
Антимо пожал плечами.
- Я рад, что мы с вами compatrioti, но это отнюдь не причина вам что-то рассказывать. Вас никто не держит. Прошу извинить меня, господа, госпожа О'Фланнаган. Если я вам понадоблюсь, вы знаете, где меня можно найти.
Он тяжело поднялся со стула, любезно кивнул Якову и покинул вагон, закрыв за собой дверь.
После ухода Антимо воцарилось молчание. Тео сидел неподвижно, но за этим скрывалась отчаянная готовность к броску; та, которую делаешь из последних сил, которых, казалось, и нет.
- Я правильно понимаю, - медленно проговорил итальянец, - что я могу уйти?
- Можешь, - Алиса чуть двинулась, - и умрешь.
- Подозреваю, что не от их лап, - вставил смертный. - Они мягкие, как творог.
Тео улыбнулся. И открыл глаза.
Мертвецы смотрели на него из углов поезда, обгоревшие, облепленные болотной грязью.
Он вновь улыбнулся и поднялся на ноги. А потом резко метнулся к двери.
И зря именно что метнулся резко. У сытой, хорошо пожравшей недавно Гленн рефлексы сработали что надо. А если резко рвется с места и убегает, что "чтто надо" - это ловить. Потом разберемся зачем. Ну, как с собаками, да. Рыжая женщина извернулась, кажется немного обнулив все, что положено знать об анатомии движения человека. Так крокодил бывает, бросается из под гладкой воды. Всплеснули рукава халата, заставляя вышитых тигров скакать через голову, и беглец оказался в крепких, но не слишком ласковых объятиях.
- Стоять! Уйдешь, когда дослушаешь нас, балбес!
Попыталась она воззвать к голосу разума, отчаянно отбивающейся жертвы..
- Тебе тут помочь пытаются, а ты... Жрал хоть давно?
И, как обычно в таких случаясх и бывает, тяга к свободе пересилила попытки "наладить контакт". Некрупный и верткий, что твой ужик, парень из хватки цимисха выскользнул.
- Стой! - Алиса развернулась, неловко опершись на пол, - Помоги. Пожалуйста. Надо найти их. Твоих... воров лиц. Ты можешь. Мы нет. Мы не знаем.
Слова Гленн про «жратву» отразились кристально-чистым, животным ужасом на лице беглеца, всё ещё отчаянно пытавшегося добраться до двери.
Цимисх предприняла вторую попытку схватить беглеца, но... Но ее подвела одежда. Вернее- пижонские тапочки-шлепанцы. Обалденные были тапочки, с красивым декором из пуха, в таких только поо гарему рассекать. Вот именно, по гарему. А не бросаться на людей. В итоге с полброска коварная обувь покинула цимисха. Левый тапок красиво ушел по дуге куда то в сторону, а сама Гленн с прочувствованным "ойбля" жахнулась на пол.
- Да едрить тя в душу! куда попер, убьешься ведь там! А ну сорвет башню тебе и тогда что?
Типичным тоном "а ну домой обормот" возопила Гленн, спешно собирая конечности (и скидывая второй тапок, более лояльный к хозяйке), и конечно, не собираясь сдаваться так просто.
- Разнесете вагон, будете чинить... - вздохнул Яков, аккуратно подбирая под себя ноги.
Беглец замер у двери, дёрнул её и резким жестом совершенно не держащего себя в руках человека обернулся.
- Вы даже о себе не можете позаботиться! - Он ощерился. - А с таким монстром, как я, ничего не случится!
- Мы такие. Как ты, - голос Алисы смягчился, - а с вампиром может случиться. На меня глянь.
- Так. Спокойно. Ты монстр, но ты ж не хочешь вредить другим людям, так?
Бросаться с места в карьер цимисх временно передумала, дабы не спугнуть контакт, который (о чудо!) кажется, начинал быть возможен.
- Мы тоже монстры, да. Одной породы с тобой. Но мы знаем, как не причинять вреда другим. Тебе тоже надо это знать, чтобы не было ЕЩЕ большей беды. У тебя есть вопросы. Задай их?
Взгляд Тео метнулся к Гленн, но в следующее мгновение юноша дёрнулся, словно вместо красивой женщины увидел там что-то другое, что-то очень страшное. Он всё ещё цеплялся за ручку двери, готовый в любом момент метнуться на улицу.
- Кто вы такие? Я уже слышал, что вы - монстры. Как я, - мелькнула гримаса боли. - Но кто вы? И почему хотите искать тех… - он сбился, явно не находя нужного слова, - призраков? С «Розы».
- Короче, расклад такой. Мы- небольшая семья. Родичи не по крови, но по породе и по взглядам на мир. Мы полагаем, что беспределить и устраивать то, что было на Розе- нельзя. Вообще нельзя. Не по понятиям, ни по человечьим, ни по монстрячьим. И мы хотим чтобы второй "Розы не было". Ты уточняй, если что, спрашивай ваще все, если я что то не скажу.
Очень медлненно, подчеркнуто не делая резких движений, цимисх села. Руки она демонстративно пристроила поверх колена, сплетая пальцы.
- Вас много? Таких? - Он всё ещё не смотрел на Гленн. И был испуган. - Я вам сказал всё, что знаю. Про символ.
Он замолчал. А потом коротко глянул на Якова и ещё сильней, так, что казалось - ещё мгновение, и оторвётся, вцепился в дверную ручку, словно боялся не удержать себя от чего-то.
- В целом достаточно много. Точного числа не скажу- не знаю сама. Но, почти в любом крупном городе есть поболее, чем пара штук.
Двигаться цимисх все еще не рисковала, как и менять темп речи или ее громкость. Ну, да, так с нервничающим животным себбя ведут, когда и спровоцировать не хотят, и взаимодействовать надо.
- Хорошо. Тогда давай перейдем к тому, что тебе надо непременно знать, чтоб не натворить фигни. Ты стал тем, кем стал недавно. Это имеет некоторые неудобства. Но, ты не хочешь быть опасен для других. Давай расскажу, как это сделать?
Итальянец не шевелился. Только ещё раз покосился на Якова, шумно втянув в себя воздух. И неопределённо мотнул головой.
- Что я буду должен за это? - Деловой тон словно помогал ему сосредоточиться, не впасть в панику снова. - Вы же не будете помогать просто так.
- Рассказать. Кого искал. И... съездить. К одним... вампирам. Рассказать про лайнер им.
- Сразу объясню, зачем ехать к кому то там. Монстрячья братия не монолитна. Тут, в этом городе, у руля те, которые предпочитают перед людьми не отсвечивать и сосуществовать тихо. И они тоже хотели бы надрать зад утыркам с Розы. Плюс, тебе будет безопаснее и полезнее знать их в лицо, а им знать тебя. И что ты не с теми ребятами.
На всякий случай решила уточнить цимисх расклад сил. Очень, очень сокращенно.
- Вроде как… полиция монстров? - Он скривился и - Гленн могла заметить, подобрался, как для прыжка. Или - резкого движения. - И… что они сделают с теми, с Розы? С теми, кто убивает людей?
Несмотря на движение, его голос звучал абсолютно ровно, спокойно; тоже было и с выражением лица.
- Вроде того.
Несколько туманно соглассилась цимисх, которой если честно, не хотелось вдаваться в детали сложной ( и ней самой не до конца местами понятной) камарильской иерархии.
- Сделают так, чтобы те утырки больше вообще ничего никому не сделали. Совсем никогда. В этом плане у монстров все на мой взгляд, получше, чем у лююдей работает.
- Ясно. Убивают тех, кто убивает людей. Разумно. - Он кивнул. А потом резко дёрнулся, как спущенная пружина, распахивая дверь и готовясь выпрыгнуть в пахнущую влагой и углём ночь.
- Нет. Здесь нельзя убивать. Вампиров. Закон
Ну конечно, быстро рвануть за пацаном цимисху помешало примрено все. Начиная от излишних надежд что все более-менее устаканилось, и заканчивая "позой миролюбия" которая не зря таковой является, ибо из нее в атаку выходить сложно.
- Да погоди ты, убегать! Договорились же что дослушаешь, ну! Тебе тут ничего не грозит, уйти успеешь еще, а так хоть чо к чему разберешься!
Со всей возможной пламенностью воззвала она, в который уж раз. И ведь в чем беда, хоть ты тресни, но простой цимисх вообще не понимала, что именно сейчас вспугнуло до того нормально беседующего пацана. С ее точки зрения все было нормально, но... Но это с ее точки зрения.
- Закон не даст. Убить тебя. Если останешься, - путано пояснила Алиса, поднявшись на ноги, - дай объясню! Как выжить.
- Здесь не убивают. Это мой дом, и ты меня еще не обидел, - проворчал Яков.
Все три голоса, переплётшиеся в один, подействовали. Уже выпрыгнув на подножку вагона, итальянец замер, о чём-то раздумывая. Потом он обернулся, шагнул назад, останавливаясь в проёме открытой двери, и проговорил, всё также не глядя ни на кого из присутствующих в вагоне.
- Мне нужно обратно в порт - надо найти кое-кого. Потом съезжу с вами к ночным полицейским, - он скривился на последнем слова и в воздухе повисло недосказанное «может быть».
- Спасибо, - Алиса, собравшись с духом, поднялась с пола, - возьмем машину. Чтоб успеть. А пока есть дела. Чуть-Чуть. Сейчас буду.
Она обогнула Тео и пропала в ночной тьме.
- Хорошо. Если надо- сходим. Но, сперва тебе надо поесть. Спокойно, не то, о чем ты подумал. Животные. Можно есть животных. Яков сотрудничает с фермерами, ничего такого.
О том, что у вампира возможна "веганская" диета Гленн прямо таки подчеркнуто упомянула.
- И, вовремя глушить голод-важно. Будешь голодным- может крышу сорвать. Лучше свинину и заранее.
Озвучила цимисх, следом обозначая просьбу дать мальчику покушать, а то реально кабы чего не.
- Пока Алиса не пришла, хочешь что то еще спросить?
Он всё ещё стоял на пороге. Решимость, давшая сил сорваться с места, попытаться сбежать, ослабевала под напором ужасов предшествующих ночей. И упоминания крови. И поднимало голову нежелание жить таким .
- Не знаю. Нет. Ваш черёд спрашивать?
- Ну, почему б нет, надумаешь- не стесняйся.
Цимисх надо сказать, тоже пребывала в сложных чувствах. С одной стороны- тыкать Тео в его недавнее прошлое было рисково- он начинал психовать и убегать (до чертиков успешно, надо отметить). Спрашивать про другое- было так а про что? И устанавливать хоть какой то контакт все же надо... В итоге она пошла долгим путем.
- Будем знакомиться по новой? Я- тутуочки за медика, если что. Ну там кость вправить, растяжение убрать, такое... В порт кстати зачем идем? Нет, дело совершенно твое, но так чтоб знать к чему готовиться...
При упоминании врачебного опыта Гленн глаза итальянца вспыхнули интересом.
- Человека одного найти, - после недолгого колебания проговорил он. - Я должен был с ним встретиться после того, как закончу на лайнере, но… circostanze. Всё это.
Тео помедлил ещё немного.
- Ему нужен врач. Сколько стоит ваша работа, синьора?
- А что на лайнере заканчивать собирался?
Этак опять же, между делом попыталась уточнить цимисх.
- Человека... Что именно с ним? Травму я лечить возмьусь, а вот там микроб какой по типу чумы уже не ко мне, но я знаю к кому сунуться.
Тео снова дёрнулся, готовый сбежать; мертвецы встали перед глазами, и вопросы рыжеволосой женщины - «не смотри, не смотри ей в лицо» - делали кошмары отчётливей. Но удержать себя в руках удалось, пусть и с трудом.
- Нужно было кое-что забрать, - уклончиво отозвался он. - А человек ранен, в него стреляли. Пули вытащили, но…
Он пожал плечами и повторил вопрос.
- Ваша работа. Чем я должен буду отплатить?
- Да. Это ко мне, это я могу. Чем платить зависит от того, что у тебя есть и что ты умеешь. Я не жадничаю, я не хочу ставить невыполнимой цены.
Очень так серьезно приознесла Гленн. Ну да, она действтительно не хотела промахнуться в вопросе цены (а что пацан способен сейчас на внятный торг и решительное наебалово не верила), а что он в целом способен дать не представляла. Предложение отработать за спасибо она в себе придавила, ибо опять таки, как ей казалось, оно будет смотреться подозрительно. Где то на этом этапе переговоров в помещение быда таки донесена емкость с кровью.
- Ешь. Это вопрос безопасности тебя и других.
Кивком она указала на стоящую тару с кровью. Невкусной, звериной кровью.
ео вздрогнул. Он смотрел, не отрываясь, на темную, уже почти остывшую кровь, и в его глазах голод мешался с ужасом и отвращением. Что-то проговорив на родном языке, глухо и сдавлено, он сжал кулаки и в пару резких шагов дошел до оставленной на столе крови. Протянул руку, но тут же отдёрнул её, вновь вздрогнув.
Но всё же Голод пересилил, а когда крови не осталось, Тео в ужасе глянул на опустевшую ёмкость и отшатнулся обратно к двери. Вскинутая к горлу ладонь дрожала.
- Это отвратительно. Так нельзя, - отвращение на его лице было неподдельным.
- Ну, не более отвратительно, чем бекон. Эта свинья пошла на стейки, так или иначе.
В некотором роде тон цимисха можно было считать примиряющим.
- Это не бекон. - пробормотал Тео, вытирая ладонью губы, хотя на них не осталось ни капли крови, и с отвращением посмотрел на свои пальцы. И с силой сжал ладонь, до побелевших костяшек.
- Об оплате, - проговорил он, концентрируясь на приземленных вопросах. - Я… черт. Это слово… Чернорабочий, да? Водить машину умею.
Пауза.
– Химию знаю.
- Ну, колбаса. В любом случае свинью забили, и она пошла на колбасу и бекон. Кому хуже что и эта ее часть пошла в дело, а не была просто слита?
Примирительный тон окрасился некими нотками философскости даже.
- Химия эт хорошо... Твоя химия - она про что?
Судя по лицу Тео, он не был согласен с простотой рассуждений Гленн. В глазах всё ещё были ужас и отвращение от того, что он только что сделал.
- Она про всякое, - уклончиво отозвался он. - Вам что нужно сделать?
В дверь вагона вежливо постучали. Антимо, переодевшийся и посвежевший, заглянул внутрь и аккуратно водворил вешалку на одежный крючок.
- Я не мешаю вашей беседе?
Он скользнул взглядом по опустевшему ведру.
- ...или вашей трапезе?
При виде Антимо Тео отступил на шаг вдоль стены, а на упоминание трепезы и вовсе передёрнулся.
Мертвецы тебя не отпустят. Они возвращаются. Снова и снова
- Про всякое это очень неконкретно.
Вполне натурально огорчилась цимисх. Некстати вот всплыло то, что у нее из образования неполная церковно-приходская.
- Поступим проще: помощь за помощь. Я помогаю тому, кто там у тебя. Ты в ответ помогаешь хорошим парням против плохих, то есть идешь с нами и отвечаешь на вопросы одного мужика.
Может быть сейчас цимисх и упускала химического журавля в небе, но... Но зато с шансами упрощала задачу, стоящую прямщас.
Не заметить отвращения на лице молодого человека было невозможно. Гленн, по всей видимости, успела достичь какой-то договорённости с нежданым гостем. То, как она отозвалась о шерифе, давало понять, что эту тему затрагивать пока не следует.
- Вам предстоит совершить для себя много открытий, Тео. Большая их часть окажутся неприятными.
- Мир вообще не самая приятная штука. Несправедливость, тирания, ложные лидеры, возводящие себя в ранг царьков! - Тео вскинул голову, яростно сверкнув глазами. Его голос стал громче, в нём прорезались по-настоящему эмоциональные нотки.
- Bugiardo bastardi, лишающие людей свободы и правящие ими с помощью страха, насилия и убийств. Sanguinoso reggimento. О да, большая часть открытий в мире несправедлива, - Тео ощерился и сжал кулаки, но удержал себя в руках.
- Несправедлива, - Алиса полностью согласилась с яростным спичем, - и мы не лучше. Как люди. Машина ждет. Поехали. Сначала к твоему... товарищу.
Антимо в первый раз посмотрел на гостя с неподдельным и живым интересом.
- А вы хотите стать поборником справедливости, Тео? Разбивателем оков, подарить миру украденный у богов огонь?
На Антимо резко перевели взгляд.
- Я и так… - он оборвал себя, качнул головой и развернулся к двери. - Нужно в порт.
Надо сказать, слова запуганного, доведенного до ручки, парня нашли в глубине души цимисха отклик. Она не понимала части слов, но чутье не обманешь, и оно говорило-да. Все так, может не по форме, не по факту, но по духу.
-Да. Идем в порт. И сделаем то, что должно.
Она кивнула Тео, акцентированно соглашаясь с ним. В принципе соглашаясь.
- Мир несправедлив, люди в нем бывают зверее зверя. Впрочем, монстр не обязан уподобляться человеку в этом.
- Если вы решите задержаться в наших краях подольше, вам может быть интересно повстречаться со... Владельцем этой железной дороги. Я не знаю, насколько он разделяет ваши взгляды, но у вас есть шанс понравиться друг другу.
Машина подъехала к самому вагону, чтобы вампирам не пришлось идти через весь вокзал. Задняя часть ее была полностью затемнена, поэтому необходимости прятать лица там, не было. Водителем выступал один из "мальчиков" Бьорна.
- Потом, - оборвала их малкавианка, - время!
Она дождалась, пока все загрузятся, и забилась в угол, пытаясь казаться спокойной.

@темы: Алиса, 7 мая, 1927 год, Антимо, Гленн, Тео, Депо, Яков

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная