дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой вся честная компания добирается до уютного обиталища Шерифа


Машина наконец тронулась, водитель набрал скорость, чтобы хотя бы немного компенсировать время, потраченное на переговоры. Так что в итоге притормозил перед нужным зданием буквально с ковбойской лихостью.
Морган был мрачен. Как всегда. И острые ногти ритмично постукивали по деревянной столешнице стола, за которым он сидел. Поприветствовал он вампиров, не привстав, но кивнув и в целом даже относительно дружелюбно.
- Добрый вечер, - поздоровалась Алиса, - мы. Опять. И новости с нами.
- Я вижу.
- Мы привели к вам двоих свидетелей со взорванного лайнера. Полагаю, вам будет интересно их расспросить.
Антимо был любезен, но говорил без привычной лакейской угодливости.
На незнакомого мужика с когтями молчащий пока Тео глянул с настороженным подозрением и сдвинулся - тихо и осторожно, так, чтобы встать между Эудженио и когтистым «полицейским».
- Антимо. Молчи, - Алиса закрыла глаз, набираясь сил, и сжала кулачки, - это Тео. Обращен не здесь. На лайнере. Сира не знает. Приехал представиться. И поделиться. Информацией.
Шериф собрался было что-то сказать, но с резким стуком закрыл рот. Неодобрительно покосился на Сородичей.
- Хорошо. Меня зовут Джозеф Морган, я Шериф города Новый Орлеан. Не слишком рад приветствовать, но у нас война, поэтому я в целом не склонен к радости. Уважаемые Сородичи, чего вы хотите, собравшись всей толпой?
На скулах дворецкого заиграли желваки, но от замечаний он воздержался. Он скорее позволил бы отечь себе голову, чем продемонстрировал начавщийся среди них разлад перед шерифом.
- Лайнер касается всех. Слишком уж здоровенная хреновина. Мы хотим тоже в курсе быть что парни скажут. А поскольку Тео мы сходу не глянулись, и он темнил, отпускать с ним малую группу было рисково. Да и мало ли, вдруг передумал бы с полдороги.
Цимисх изобразила некое сложное движение рукой, означающее некое множество вероятностей, почему неосмысленно конвоировать ценных свидетелей не толпой огромной.
- А на публике, значит, лучше скажет. Нет, если все будет плохо, я отправлю их к Принцу, пусть сами разбираются. Парень, ты сам что хочешь сказать по ситуации?
- Я не слишком разбираюсь в вашей политике , - Тео покосился на Моргана, чуть передёрнулся и отвёл взгляд в сторону. - Мы были пассажирами лайнера «Роза ветров». На него напали некие… доппельгангеры, - он снова передёрнулся. - Их символ - проколотый кинжалом язык. Нас спасла одна из пассажирок. Леди. Она… одна из вас. Наверное. Потому что её тела на лайнере я не нашёл. А дверь каюты сломали изнутри.
- Леди. Хм. Секунду, - Гангрел порылся у себя в столе и вытащил пачку фотографий. - Выбери, если она здесь есть.
Настороженно подойдя к столу, Тео пробежался глазами по фотографиям и указал на одну.
- Это она.
- Понятно. До встречи с ней и лайнера ты был смертным?
Пауза.
- Да. Был.
- Понятно, - Морган убрал фотографии. - По идее, ты на нее ответственности. Но она сейчас ни на какую ответственность не способна. Ну и что делать будем?
- Что его ждет? - Алиса подняла на него взгляд, решаясь. "Прости, Нат. Тебя я не спасла"
- Хороший вопрос. На него нет лицензии, но теоретически она может быть. Но выяснить это пока невозможно.
- Торпор? Или смерть?
А как ты думаешь? Все, кого ты хотела спасти, умирают с рассветом...
- Вот черт знает.
Она сжала пальцы. Хотелось выть, в голос, как больной зверь, но.. к фоморам все. не в этот рассвет
- Я принимаю ответственность. За него. Как за Птенца.
Цимисх в разговор пока не вступала, но слушала внимательно и наблюдала. Прикипеть сердцем к судьбе Тео она не успела, да и по совести чОткий Йоган ей нравился больше, чем нервный и порывистый Тео... Но некоторую отстраненную нежность к нему она все же в себе с удивлением обнаружила. Нет, она не будет его спасать против его воли, или вставать за этого щенка как за своего, но... Но если шериф его сожрет, ей на пару минут будет немного грустно. Бабская сентиментальность, чтоб ее. Гленн бросила взгляд на Антимо и этак неоднозначно повела бровью. Дескать, ну, такие дела, приятель. Смотри как оно выходит...
На словах про смерть Тео слегка ощерился и отпрыгнул в угол - очень быстрым, нечеловеческим движением, и там замер, сжимая кулаки, словно пытаясь взять себя в руки - но раз за разом безуспешно. Черты лица заострились от Голода.
- Человек сам решает, когда ему умереть, - прошипел он.
Гангрел выразительно перевел взгляд с Алисы на Тео и обратно.
Алиса пожала плечами.Будь у нее сердце, оно бы колотилось с бешеной силой, а так - оставалось стоять. Смотреть на Моргана. Держаться и надеяться не упасть прямо тут.
- Я не беру слов назад.
Шериф снова приподнялся. Медленно, неотвратимо, как лавина, погребающая Дитя-боггана, ты ведь помнишь малышку Суинни? Медленный выдох, смешивающийся с тихим пока ворчанием.
- И что ты ему дашь? Кроме пафосных слов про жизнь? - коготь сверкнул в электрическом свете.
Не кричать. Только не кричать. Держаться, сжав руки, выстоять. Я смогу. Мы сможем. Просто стой.
- Убежище. Питание. Котерию. Шанс умереть. По желанию. Без приказа.
- И все?
- Знание. Какое есть. Этого мало?
- Мало. Выяснения будут длиться около месяца. Что дальше?
- Право. Официально. Представление. Прочее.
- Ты не в Камарилье. Право Независимого максимум.
- Все равно,- она чуть качнулась. Уставшая, обреченно понимающая что и сколько на себя берет - но иначе, здесь и сейчас она не могла.
- Вот дура-то... - Гангрел пожал плечами и сел. - Ну забирай.
- Дура, - Алиса согласилась с обреченным видом, - очень дура.
Молчавший Антимо с любопытством взглянул на забившегося в угол пассионария, судьбу которого решали за него и который так отчаянно и решительно протестовал против помощи в любой ее форме. Наблюдать за ним было все равно что смотреть на тигра без привязи: в какую сторону тот прыгнет?
Гангрел снова выдохнул, осматривая все честное собрание.
- Лайнер мне интересен. Но лучше в письменном виде. Также мне интересно, кто это такой борзый по нему бегал этой ночью...
- Я, - виновато признала Алиса. От облегчения желание лечь ничком и развеяться прахом вот прям тут немного отступило, - нечаянно. Меня туда похитили.
- И мы до сих пор пребываем в неведении, кто это был. Возможно, вы смогли бы пролить свет на эту загадку, господин Морган?
Антимо и раньше отличался меланхоличностью, а лишившись большей части лица и вовсе сделался непроницаемо-безразличен.
- Кто был, тот уже сдох. Хорошо, качественно. Некроманта только вызывать.
- Вот как, - Алиса потерла лоб, - дайте бумагу.Я напишу. Что могу.
- Это хорошая новость, господин шериф, и надеюсь, что не последняя за эту ночь. А по какой причине вы не хотите делиться с нами этой информацией? Вряд ли это принесет какой бы то ни было вред теперь, когда он мертв.
Антимо бочком подобрался к Гленн и снова взял ее под руку светским жестом, не то чтобы приободрить, не то чтобы обзавестись моральной поддержкой в ее лице.
Тео молчал. Только в глазах полыхала тихая, беспомощная ярость того, кто столкнулся с чем-то, против чего не может выйти на бой.
Пока что не может.
- И ещё. В журнале капитана было написано «твоя жизнь теперь моя». Не его почерком. Может это значило убийство. А может и нет. Наверное, вам это стоит знать.
- Алису похищали. И нам важно знать, кто это был. Даже если он или они уже мертвы.
Обозначила она свою позицию по вопросу лайнера. И деликатно оперлась на подставленную ей руку Антимо, плавным, тяжеловесным на глаз движением, но само касание было легким. Не к чему слишком плотно хватать горелую плоть.
-Хотябы чтоб понять, если похищали не абы кого, а прицельно ее, то почему такой выбор.
Вышитые золотые тигры на темно-ржавом поле встопорщили усы и согласно кивнули, в такт всколыхнувшимся рукавам.
- Стоит, - Гангрел отдал настороженному Евгению письменные принадлежности. - Запишите и зарисуйте все, что помните. Теперь о вас, уважаемые Сородичи. Я ни в чем не уверен, потому что похищали ее fae. А с ними быть уверенными в чем бы то ни было нельзя совсем.
- Кто конкретно? - уточнила Алиса несколько не своим голосом
Зима запорошила глаза, и мертвый разлагающийся зверь, сидящий за столом, облизнулся длинным кроваво-красным языком. Единственным цветным пятном в этой кружащейся промозглой пелене, в которой терялся смысл самого бытия. Дурацкая ведь шутка получилась, Королева? Глупая шутка глупых детей...
- Имена устанавливаются. Я, знаете, на запах сориентировался.
Она дрогнула, попятившись, и паника захлестнула разум... чтобы разбиться о упрямство. Стоять. Держаться. Я все-таки Ши.
- Голову с плеч за такие шутки надо...
- Вот кто-то и снес. Чем-то острым.
- Кто-то, кто устранил исполнителя, чтобы замести следы, или кто-то, одержимый жаждой возмездия? Вы лучше меня знаете, что дьявол кроется в деталях, господин шериф.
Лишившаяся белой перчатки рука было высунулась из кармана, но стыдливо нырнула обратно. Располагающий к доверию жест доктора Ватсона, стремящегося помочь Холмсу своевременным вопросом, получился однобок и выразительно неуместен.
- Пока не знаю, - он пожал плечами. - Феи...
- Знаю, зачем, - она пожала плечами, -но не знаю, кто решился.
- В запахе было что либо характерное?
Да, это не то чтобы могло чем то сильно помочь в будущем, но... Но Гленн знала, что ее запах например, отличается от Тео, и мало ли. Цимисх качнулась, переступая босыми ногами по полу, очень отдаленно, но все же напоминая спокойного, внимательного зверя. И переместила свою руку Антимо на плечо. Выражая таким образом свою причастность к его словам, и да, бессознательно маркируя принадлежность его к себе. Как бы накрывая его тенью своего запаха, тенью запаха твари.
Зверь отмахнулся лапой и подвернул под себя клочковатый хвост.
Гангрел махнул рукой.
- Вкусный. Вы живете с таким остроухим, вот таким и пахло.
- И ничего характерного сверх того?
- Мне ничего знакомого.
"Выйду отсюда и точно сдохну" - отстраненно как-то подумала Алиса, слушая разговор. Сложно было сказать, чья это была из них двоих мысль - ее или Айрис, но звучала соблазнительно.
"Какое сдохнуть! - Майк же был неожиданно деловит и спокоен, - дел полная жопа, вокруг жопа. Некогда помирать."
Так звенела тоска, что в безрадостной песне поется...
- Я полагаю, тело похитителя вы отыскали не на пароходе? Если опрошенные нами свидетели аварии не ошибаются, их должно было быть несколько.
- Двое, причем они даже не утоплены. Найдены в той же подворотне, дальше след теряется. Там работают, но такое впечатление, что их что-то убило и исчезло вместе с телом.
- Сожрали? Крови много было вокруг?
- Да не похоже. Просто головы отлетели и все.
Антимо печально и протяжно вздохнул, неуловимо уподобившись Росинанту при виде очередной машущей крыльями мельницы.
- Единственный вопрос, ответ на который я по-настоящему желаю знать, предельно прост. Будут ли повторяться попытки похищения госпожи Томпсон? И если уж на то пошло, будут ли предприниматься попытки похищения нашего нового друга Тео? Чутье подсказывает мне, что да, но я буду рад услышать подтверждение из ваших уст. Если, конечно, они сами не пожелают что-то добавить?
Морган удивленно поднял брови.
- А я откуда знаю?! Можете спросить у Принца, он у нас пророк!
Антимо пошатнулся и оперся на руку Гленн уже всерьез.
- Я... Предпочел бы не беспокоить его высочество по столь незначительному поводу. Алиса? Тео?
- Не надо, - она уходила в себя все глубже, - думаю, не будет больше.
..как ямщик замерзал в той глухой непролазной степи...
Итальянец, смотревший на всё происходящее с каким-то ужасом, растерянно качнул головой.
- Нет. - Пауза. - Но мы все можем уйти отсюда?
- Можете, но ты напиши сначала про лайнер. Или напиши и потом отправь.
Он кивнул и перебрался поближе к бумаге и писчим принадлежностями. Движения были каким-то неуверенными и слишком настороженными, словно Тео сам не знал, что сделает в следующую секунду.
Цимисх кивнула, как бы оптом соглашаясь со словами шерифа и да, беря к сведению то, что сказала Алиса. Картина не стала ясной, но обрела некие контуры... Как прощупывать печень через кожу, вроде того. И придержала качнувшегося Антимо. Уверенно так, надежно. Пухлый итальянец вполне мог ощутить, что она стоит на земле прочно, очень прочно. На нее можно опираться, и чудовищно статичная, вязкая мощь твари всем своим весом присутствует рядом, мягко подрирая с боков и под спину.
Дворецкий с благодарностью ей кивнул. На первый или неискушенный взгляд он снова держался уверенно, как и раньше, однако Гленн могла почувствовать, как сильно он на нее опирается. Антимо щелкнул крышкой брегета.
- Скоро рассвет. Вы не будете возражать, если мы доставим вам письменные показания завтрашней ночью? Если господа отдохнут, их рассказ выйдет более связным, а ваши люди успеют закончить осмотр места, где лежали тела. К слову, а где именно они лежали?
- Метрах в трехстах от места аварии, в живописных позах и в луже крови, смешанной с водой и грязью. Вы можете идти.
- Спокойного дня, шериф.
Намек, что пора валить, цимисх поняла вполне себе. Другое дело, прорезавшийся недавно подарок "звериной стороны" что называется, руки жег. Потому женщина глубоко так вздохнула, чуть поднимая лицо, пробуя уловить запах гангрела. Какой он? Из чего состоит, если разложить на слои и волокна? Но, уходить все же было пора. Очень пора. Цимисх чуяла, что скоро ее придавит подползающим к восходу солнцем.
- Пойдем.
Она мягко надавила Антимо на плечо, в принципе готовая именно что выводить того отсюда, в плане- тащить физически, ну или быть ненавязчивым "умным" костылем, так чтоб со стороны в глаза не бросалось. Ага-ага, это вообще она на самом деле за него придерживается. Свободную руку она протянула Алисе. Той тоже не легко сейчас, но давить на малкавианку нельзя. Так что- предложить опору да, а вот принимать ли предложение пусть Алиса сама для себя решит. Ну и наконец Тео и Йогану был адресован кивок. Дескать, не стойте просто так, двинули.
- Пойдем, Тео, - окликнула она нового "подопечного", и добавила уже мягче, - пожалуйста.
Малкавианка уцепилась за руку Гленн, но это почему-то оказалось последней каплей. Ее повело - и Алиса без сил буквально повисла на руке Гленн, вцепившись в рукав и пытаясь прийти в себя.
Тварь была рядом. Большая, не-живая, пахнщуая кровью и болотом. И тварь была - своя. Слишком много Зимы. Слишком близко буря
Спустя десяток секунд - или меньше? сколько нужно, чтобы быстрым шагом пересечь комнату, особенно, если ты действительно хочешь сделать это быстро - Алису подхватили на руки. На мгновение Тео пошатнулся, едва не падая, но беззвучно зашипел и выпрямился, перехватывая почти невесомую сейчас девушку ещё бережней.
Морган пах псиной и человеком. Водой и мокрой, нагретой землей, как пахнет поле после дождя. полем, в котором нет пока еще ничего, даже не пробились первые ростки - но они будут. Когда-нибудь.
Евгений, критически оглядев конструкцию и распрощавшись с Шерифом, выдвинулся вперед, открывая двери. Их всех ждали машина и депо.
- Добро пожаловать в семью, Тео, - через силу улыбнулся итальянец, еще крепче вцепился в Гленн, как только дверь в кабинет шерифа захлопнулась, и устало закрыл глаза.

@темы: 1927 год, 7 мая, Алиса, Антимо, Гленн, Евгений, Морган, Тео