дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой стреляют. И снова стреляют.


Тряхнув головой, цимисх по возможности отключилась от навязчивого видения. И, кое-как прикрывшись чем под руку попало (это на удивление был таки несчастный халатик, который теперь надо будет стирать) поползла в сторону двери.
- Что там?
не сказать чтобы дружелюбно вопросила она, на всякий случай дверь открывать не торопясь. А то мало ли.
- Некоторое... недоразумение, госпожа О`Фланнаган, - голос принадлежал одному из парней охраны. - Тут этот ваш новенький свалил, оставив два обгорелых трупа.
- Сука! Далеко ушел? Почему он ВООБЩЕ ушел?
Рыкнула из за двери Гленн, резко врубаясь в происходящее. Судя по тону ее голоса, охрана сейчас становилась резко виновата во всем, включая ввод сухого закона.
- Приказа не было. Это ж ваш, нам какое дело до ваших разборок? - с прям-таки самоубийственной честностью ответил парень и, судя по шагам, поторопился свалить подальше.
- Стоять! Он не должен уйти. Его надо вернуть. Щас я к вам выйду.
Бысто, как только можно, цимисх рванула приводить себя в порядок. То есть, отбирать у своих гулей ведро с водой, стремительно оттираться (да, в том числе и с их помощью) устраивая попутно огроменный потоп в помещении и натягивать первое попавшееся из одежды. То, что можно натянуть в минимум движений. Так что из вагона она буквально вывалилась, мокрая, пахунщая кровью и свежей вырезкой, но зато без кровавых пятен на теле и волосах. И разьяренная как три тыщи чертей.
Спорить парень не стал. Еще не хватало. Только ускорил шаг, переходя и вовсе на бег. Быстрее свалишь выполнять приказ - быстрее окажешься подальше от злого Изверга.
Бегом, именно что бегом, цимисх кинулась туда, где обитала Алиса. И увидела примечательную картину, ага. Алиса с колом в груди, Антимо в состоянии трупа мерттвее не бывает. Оптимизм внушало то, что никто из них не был прахом. Зло ощерившись в темноту, цимисх выметнулась из вагона, рысями направляясь туда, откуда по логике вещей охрана должна была начать мероприятия по отлову. Ну да, не забыв конечно вагон с дохлыми временно упырями закрыть. План действий был простой- поставить охрану на уши, всем накрутить таких хвостов, что мало не покажется и да, присоединяться к охоте. Тео и Иоган должжны умереть. Каждый, кто позволяет себе ударить протянутую руку, кто думает, что может безнаказанно бить одного из стаи, должен умереть. И они умрут.

***
Призыв настиг его уже за пределами вокзала. Он должен был прийти туда. Куда? Туда. И еще налево. Теперь прямо...
Город был незнакомый, но Тео уверенно шёл, выбирая нужное направление. Это казалось очень правильным - пробраться через проулок, и ещё один, углубляясь во всё более и более светлую часть города.
- Эудженио, - проговорил он, не замедляя шага. - Ты тоже… чувствуешь?
Он не мог сформулировать, что должен чувствовать здоровяк. Но что-то.
- Что именно? Я чувствую, что нам бы побыстрее идти. А куда мы идем, кстати?
- Куда-то, - Тео остановился, но только чтобы с неприятным удивлением осознать, что он всё ещё без рубашки. - В правильное место. Идём.
Он двинулся дальше, целеустремлённо и уверенно.
Сзади послышались целеустремленные приближающиеся шаги.
Тео порывисто обернулся. И шагнул вперёд, навстречу этому звуку.
Их было четверо. Вооруженных, деловитых парней, приближающихся с той сосредоточенной слаженностью, которая выдает профессионалов.
Они были готовы бить. Тео видел это также чётко и ясно, как различал тонкую ковку на металлическом столбе уличного фонаря. И бить насмерть. Его.
- Беги. Я прикрою и догоню, - проговорил он, не отрывая взгляда от приближающихся людей. И повторил, уже срываясь на шипение и скалясь на тех, кто шёл убивать. - Беги.
- Идиот. Надо было мне все-таки раньше это сделать. Пошшел! - Евгений пихнул Тео в спину, вложив в рычание все. Ярость и глубинное спокойствие человека, который идет на смерть и знает это. И знает, зачем он это делает. И уверенность в том, что это не зря.
Здоровяк рывком оказался ближе к парням, на пару секунд перекрывая от них подворотню, в которой стоял Тео. Единственный шанс скрыться и запутать след.
Не зря.
За ту пару бесконечно долгих секунд, что спина русского закрывала его, Тео успел рвануть по подворотне, в темноту. Не оглядываясь.
- Не стоим! Вы бойцы или где?
Вырулиив в переулок и заметив там интереснейшую композицию из недобитого человека и заткнутого им переулка, вызверилась Гленн на охрану. С ее точки зрения парни сработали медленно. Слишком медленно. Добыча рисковала уйти. И, хотя человек ей строго говоря, вчера понравился, но он был в компании Тео, и судьба их должна была быть одна на двоих.
Еще выстрел. Всего один, и смертный мешком свалился на землю.
Выбывший из противостояния смертный более цимисха не интересовал. Ну, пока там, впереди, маячила стремительно удаляющаяся спина Тео. Тео, который поднял руку на Алису... Не-ет, не так. Добычи, которая подняла руку на одного из стаи. С нечеловеческой ловкостью Гленн перескочила через труп, рискуя посколзнуться, но куда там! Звериная злоба, глухая ярость помогали телу ловить равновесие. Она бежала по тропе ярости, и казалось- окажись перед ней стена- стена бы рухнула сама, рассыпаясь в прах под напором ее воли. Ее желания догнать, схватить, ударить. Оставалось надеяться, что остальные "гончие" в этой охоте не отстанут слишком сильно.
- Ты! Ты ударил ее! Блядский засранец!
Вообще то это была очень пафосная, возвышенная мысль, но формулировать четко цимисх сейчас не могла. А вот дать понять, что именно гонит ее по следу хотелось неудержимо. Тем более, что добыча как раз замешкалась, и расстояние... Да ужеж и не было между ними считай того расстояния, по хорошему то.
Осевший на землю Тео - стена, клятая стена, в которую, споткнувшись, он ударился - дёрнулся в сторону, пытаясь рывком откатиться на налетевшей на него рыжей фурии.
- Ударил? - он ощерился, скаля небольшие клыки. - За её лицемерие и желание использовать других бьют куда сильней! Будьте вы прокляты!
Под ладонь подвернулось что-то металлическое. Прут? Арматура? Тео оскалился только сильней и, покрепче сжав пальцы, взмахнул арматурой.
- Она тебя защищала, скотина!
Цимисх от удара уклонилась легко. Как взрослый, вошедший в силу хищник уклоняется от нападок котенка, только вчера открывшего глаза.
- А ты даже не счел нужным выполнить свою часть договора!
Цимисх была все еще в ярости, и ярость требовала выхода. Нет, не игрушечного обмена ударами, а друго, настоящего. Потому она попыталась схватить Тео. Казалось бы, не самая выигрышная тактика драке, но... Но только не в случае с ней.
Тот, не выпуская арматуры из ладони, рывком откатился в сторону и, вскинувшись на четвереньки, вновь оскалился. Что-то внутри шипело, металось из стороны в сторону, и это шипение вырвалось наружу - низкое, пугающее.
- Лживая падаль!
Конечно, разьяренного цимисха несло. И конечно, она не могла молчать, мешая все претензии, справедливые и взятые с потолка, в одну кучу. А еще- она все-таки была твердо намерена прихватить сбежавшего парня обратно в депо, что бы он там сам о том ни думал. Она была зла, и потому свободной волей свободного вампира можно было пренебречь. Даже если учесть, что шипел и скалился тот неприятно. Страшно скалился, но... Но черт его дери, она не отступит. Не сейчас, не с ним. Она затолкает свой страх в его глотку... Как только до глотки той доберется. Гленн рванулась вперед, пытаясь схватить ускользаюущую добычу. Ага, проще сказать. парень явно не хотел попасть в ласковые объятия, и не хотел убедительно так. Верткий был, что твой мангуст....
В стороны полетели грязные брызги, когда Тео прокатился по луже, вновь ускользая от чужих цепких рук.
- Вы убили Эудженио! - С яростью выплюнул он, вновь вскидывая арматуру для удара - так, словно хотел проткнуть Гленн.
- Он бы жил, если бы ты не напал на Алису!
Цимисх ушла от удара, резким и лоанным движением пропуская арматуру мимо себя. И, ловя противника на движении, на выходе из выпада, если в грязной подворотне, в грязной уличной драке были применимы термины благородного искусства фехования, схватила его. Смогла таки, поймала! Как матерый гопник, но неважно. Одной рукой за загривок, второй за вооруженную руку.
- Если бы ты просто написал сраное письмо, вы могли бы хоть к черту валить!
С чувством совершенно немотивированной обиды выдохнула она, сдавливая пальцы. Сминая чужое тело, ощущая как поддаются под ладонью острые позвонки. И, это было чертовоски, просто до одури приятно. Он думал, что может убежать от нее... Что может остаться безнаказанным. Нет.
Он дёргался, пока была возможность, извивался в тяжёлой хватке, пытаясь высвободиться - но тщетно. И когда под ладонью рыжей ведьмы онемело всё тело - от шеи до кончиков пальцев, Тео зарычал. В этом рычании не было страха, только ярость. И нежелание сдаваться.
- Лишний, - коротко проговорил один из парней, все это время наблюдающих за происходящим вне переулка.
Небольшой верткий автомобиль плавно затормозил неподалеку, и из него вышел человек в шляпе и с неизменным огоньком сигареты.
- Я прошу прощения, мисс, что прерываю вашу воспитательную работу, - он вынул сигарету изо рта. - Но замечу, что этот молодой человек еще мне должен.
[05.08.16, 3:42:21] Хорус: Цимисх этак по свойски пригребла добычу к себе, и машинально попыталась пригладить волосы свободной рукой. Ибо удержать от падения безвольное тело она могла и без применения двух рук- азарт погони, азарт драки, радость от успеха- все это вполне гуляли в ее жилах.
- Прошу прощения, мистер, но этот молодой человек должен также и нам.
Она улыбнулась мужчине, чуть склоняя голову на бок, и нет, не споря с ним, а вешая в конце фразы жирную такую паузу. Паузу, которая подразумивает продолжение беседы, и, вероятно, торги.
- Он нужен вам непременно прямо сейчас, или?
- Он пришел ко мне со своей проблемой, и я бы не хотел, чтобы эта проблема была решена убийством. Тео, уточните, пожалуйста, что именно привело вас к текущей ситуации. Я хочу вам помочь как своему клиенту, но не хочу показаться сутенером или работорговцем.
На Гленн Тео продолжал смотреть с нескрываемой яростью, а когда к нему обратились - слегка ощерился. Но ему удалось взять себя в руки, пусть и с трудом.
- В начале вечера пришла синьорина Томпсон. Я просил её уйти. Было очень сложно держать себя в руках. Она не ушла. Я кинулся на неё. Меня обездвижили. Потом синьорина с синьором ди Ченцо решили, что обсуждать моё приручение, - это слово он прорычал, - в моё присутствии это хорошая идея. Просто отличная. Пришел Эудженио и освободил меня. Мы хотели уйти. Просто уйти! А ди Ченцо встретил нас с револьвером. Я уговорил не стрелять. Чертово письмо я бы написал и прислал. Мы уже почти ушли, но он оскорбил меня. Специально… сказал вслед. Я вновь не сдержался…
В следующую секунду Тео ощерился и сорвался на крик, обращаясь уже к Гленн.
- Но это не повод, слышишь, ты, baldracca, не повод убивать его! Будь ты проклята!
В принципе, цимисху было что ответить на эту тираду. Например, из чего именно она долна была сделать вывод, что он не просто сваливает в туман. Или что не надо всех постоянно посылать к хуям, огрызаясь. Или, или, или... Но оскорбление, выкрикнутое Тео, перечеркнуло все эти замечтаельные планы. Щенок, что он себе позволяет. Чудовища? Хха, чудовища были добры к нему, но если он хочет... Если он хочет, они будут такими, как он себе представлял изначально.
Ярость, первобытная, бессмысленная ярость поднялась, вытесняя разум. Да, пусть слово, которым парень приложил ее и было непонятным, но... С глухим рыком цимисх перехватила шею Тео удобнее. Напряглась, резко проворачиваясь на каблуках, вкладывая в движение все свое тело, и впечатала лицо наглеца в кирпичную стену, возле которой они стояли. Пусть заткнется, пусть выплевывет свои зубы, пусть его смазливое лицо размашется по шершавому кирпичу. Удар был страшным. Лопнула кожа, с ощутимо слышным, люпающим хрустом треснула кость... Цимисх тряхнула головой, и в принципе, была готова повторить. Один раз, второй, пока в руках ее не останется кровавая тряпка...
Четыре выстрела слились в один раскатитстый залп. У парней были четкие инструкции по поводу того, что делать с господами охраняемыми, если те начинают активно буянить в непредназначенных местах. Виктор Картер объяснял это красочно, с картинками и со всей доступной ему выразительностью, коей у него наличествовало даже сверх нормы.
Гибсон расширенными глазами смотрел на творящееся. От его обычной невозмутимости осталось разве что молчание. горло сжалось, поглотив крик, и смертный резким движением шарахнулся в сторону, пытаясь совладать с рвотными позывами. Держать лицо. Дер-жать. Ты не мальчишка. Ты видел некоторое дерьмо, дурак.
Подо лбом оказалась теплая мокрая стена, и это немного отрезвило. Детектив, стараясь не смотреть и не вдыхать пропитанный запахами крови воздух, хрипло поинтересовался у парней, куда они собираются девать трупы. командир пожал плечами и попросил отойти. Пока. И держать копов, если те заявятся, а трупы они уберут сами.

@темы: 1927 год, 8 мая, Гленн, Гибсон, Тео, Евгений