дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Гленн осваивает основы ведения допросов, а потом торгуется с детективом за кого-то разумней кошки


Времени на допрос, как полагала Гленн, у нее было не много, а дела этой ночью еще как имелись. Потому общаться с засранцем-Тео она планировала решительно, жестко и без всяких ваших этих. Как именно "этих" она точно не знала, но мысль почему то формулировалась именно так и крайне четко. По дороге до "зверинца" как она мысленно же, окрестила для себя место содержания шустрого парня, цимисх сдернула себе сопроводжение из пары охранников той породы, которым можно видеть "странное". Ну и да, бумагу с принадлежностями для письма прихватила тоже.
- Значит так. Пора просыпаться.
Сказала она, вступая в полулмрак вагона и пристраивая письменные приборы просто на пол, в отдалении от объекта ее интереса.
С кровавой маски, в которую превратилось изуродованное лицо Тео, на полускрытую тенями фигуру Гленн уставились полные ярости глаза. Но только в первый момент; когда итальянец разглядел, кто стоит в вагоне, ярость сменилась ужасом. Парализованное тело напряглось, тщетно пытаясь дёрнуться.
Цимисх вполне осознанно встала против света, возвышаясь темным силуэтом среди гулкого пространства вагона. Она вглядывалась в разбитое до состояния каши лицо юноши, полной грудью вдыхала его запах... И ей казалось, она понимает все. Тео мог обманывать кого угодно, но не ее, нет. Этот засранец прекрасно знал, что делал, когда шел к ним, когда давил на жалость Алисе... Да, он мог тысячу раз ненавидеть себя, но себе подобных он ненавидел больше. Он просто хотел их убивать, и хорошо если по своей инициативе. Куда вероятнее, по наводке кого то другого, коненчно же.
- Прежде чем ты мне расскажешь все , а ты мне расскажешь, запомни кое что. Я нашла тебя на болотах, нашла в городе, и найду сторлько раз, сколько будет надо. Если ты еще хоть раз поднимешь руку на мою стаю, я приду к тебе. И ты знаешь, что тогда будет. И знаешь, что не сможешь спрятаться.
Она говорила медленно, с тяжелой уверенностью медведя, нашедшего в своем логове охотника, у которого кончились патроны.
- Но Алиса заступалась за тебя, хоть ты и счел возможным резать ей глотку. А я соблюдаю дороворенности. Если бы не эти два момента, я бы выдрала тебе позвоночник. Ты знаешь, что я могу это. И ты не умрешь. Потому не беси меня, и отвечай. Когда я верну тебе речь.
С этими словами цимисх придвинулась к Тео, почти нежно укладывая пальцы на расколотую нижнююю челюсть, готовясь собирать то, что сама так недальновидно сломала.
Ужас и ненависть в глазах Тео переплетались друг с другом. Он следил за каждым движением Гленн, и как только кости мучительно срослись и челюсть обрела подвижность, Тео резко клацнул челюстью, пытаясь укусить ненавистные пальцы.
- Плохая идея. Мне нахрен не сдалось, чтоб ты таскался за мной как приязаный, нахлебавшись моей крови.
Цимисх отдернула пальцы в последний момент. И да, поскольку за коварным вредителем Тео сейчас маячила загадочная фигура кого то большего, то в совершенное неведение молодого человека она не верила. И говорила так, будто прописные истины вампирского бытия он знает.
- Сейчас я буду задавать вопросы. Ты будешь отвечать. Отвечаешь- я возвращаю тебе возможность двигаться и ты валишь, куда хочешь. Не отвечаешь- тебе все, что было до этого раем покажется. Меня оба расклада устроят. Ясно?
Она демонстративно повела плечами, будто разминаясь. Здоровенный зверь ворочался, присматриваясь к жертве.
- Что случилось на Розе, и почему ты на нее возвращался.
Жертва молчала, сцепив зубы до резко обозначившихся скул и глядя куда-то мимо Гленн.
- Я могу лепить тебя, как тесто. Ты видел, как я это делаю. Хочешь жить бесформенной грудой плоти?
Цимисх демонстративно закатала штанину Тео, уукладывая ладонь на его колено. Сжала пальцы- откровенно сильно и... Замерла. Она давала почувствовать перспективы.
- Что. Случилось. На Розе.
Он не боялся. Вернее, не боялся ловких пальцев на колене, не боялся угроз - и при этом сам вид Гленн вселял в Тео ужас.
- Я вас убью, - проговорил он, не слишком внятно - удар об стену лишил его парочки зубов, но с откровенной злостью. А потом отвёл взгляд, вновь уставившись куда-то в темноту вагона.
- Ты не можешь шевелиться. Алисы, которая тебя спасет, тут нет. Что помешает мне выдрать твою требуху и сказать, что так и было? Или- дождаться, пока ты как следует оголодаешь, и вывезти в город? Хочешь одуреть от голода посреди больницы?
Рука цимисха забралась под рубашку Тео, обозначая эту самую требуху, огладила арку ребер, надавила в районе диафрагмы.
Молчание. Кровавая маска лица даже не шевельнулась, словно угрозы касались кого-то другого, но не Тео. Он продолжал смотреть в потолок.
- Если ты надеешься умереть, то зря.
Цимисх резко и коротко ударила, метя как раз в нижнюю часть ребер. Рассчет в этом действии, которое не произвело бы впечатления на вампира, был простой. Тео мог еще не отвыкнуть быть человеком, и повреждения воспринимать как раз с человеческой точки зрения. Мысль о том, что ты теперь чертовски прочный и палкой не ушатать, она обычно приходит позже.
- Что. Случилось. На Розе.
Ответом на удар был хриплый стон. Тео дёрнулся - пытался было дёрнуться, но только и смог, что мотнуть головой.
- Доппельгангеры… - прохрипел он. - Убили пассажиров. И команду.
- Как ты выжил? Почему не убили тебя?
Цимисх хищно сощурилась, будто зверь, учуявший свежий сред подранка.
Тео ощерился на неё обломками зубов.
- Спасли.
- Кто и как?
Цимисх заметно вздохнула, будто действительно беря верхним чутьем далекий, но будоражащий запах...
- Не знаю.
Это было сказано с возвращающейся злостью. Тео смотрел на Гленн, как смотрит загнанный в западню хорёк, который, если враг окажется слишком нерасторопен, вонзит в него зубы.
- Знаешь. Как это было. Как он выглядел.
Цимисх позволила своему голосу соскользнуть на тон ниже, поплыть жалкой тенью голоса, которым ревела ночь на болотах.
Лицо Тео дрогнуло, когда по вагону раскатился низкий, пробирающий голос. Он с силой впился обломанными клыками себе в губу, до крови, и промолчал, отворачиваясь от Гленн.
- Кто и как.
С тупым звериным упорством повторила Гленн вопрос, сопроводив его его еще одним ударом в корпус Тео. Коротким и резким, как отбивают кусок мяса.
От удара Тео чуть сильней взгрызся себе в губу - по подбородку скользнула, стекая на шею, струйка крови, и с трудом удержал на лице маску спокойствия - та трещала по швам. Он на мгновение разжал зубы, но только чтобы выдохнуть яростное:
- Идите на хрен.
И зажмуриться.
- Скажешь что мне надо- пойду. Кто и как.
Низкое, бархатистое рычание поплыло по помещению, и в нем было на удивление мало от человеческого голоса. Тмя болот была здесь, и она говорила. Она требовала. И она била тяжелой рукой... лапой..? С закрытыми глазами не понять.
Тео не выдержал и заскулил, пытаясь отдёрнуться от ударов, от обволакивающего, как болотная топь, голоса. А потом порывисто заговорил.
- Не знаю! Я очнулся… в ящике. Не помню той ночи! И вокруг были мертвецы! Только Эудженио… живой. И запертый. И тело Леди!
- Дальше. Что стало с леди. Зачем ты вернулся на Розу.
Голос ночной топи чуть сместился, отдаляясь. Давая понять, что пока на вопросы даются ответы, ничего более не происходит. Что именно делала цимисх видно не было-с закрытыми то глазами. Но звуков особо не было тоже. Видимо, ничего особо не делала.
Тео открыл глаза. И без того светлые, они казались ещё светлей на залитом кровью изуродованном лице.
- Не ваше дело. Вы хотели знать про свою подругу? Я нашёл её на лайнере. У морозилки. Помог сбежать. А теперь идите нахер.
- Я хочу знать, что там было. Чтобы не случилось второй Розы. Или ты заодно с ними?
Цимисх недобро и подозрительно сощурилась.
Последние слова Гленн будто бы что-то надломили в Тео. Взгляд остекленел.
- Там были мертвецы, - бесцветно проговорил он, роняя короткие, отрывистые фразы. - Лайнер был полон мёртвых людей. Знак убийц - кинжал, протыкающий язык. Мы спрятали их, мертвецов. В морозилку. Но призраки всё равно были всюду. Тело Леди было в её каюте. В ящике под кроватью. Потом мы сбежали. Эудженио ранила полиция, а я… убил их всех, потеряв контроль. И вернулся на «Розу» за телом Леди. Но его не было. А дверь сломана изнутри.
Он замолчал и зажмурился. Из уголка глаза скользнула вниз по виску, почти незаметная, струйка крови.
- Хорошо. Я больше не стану держать тебя тут. Ты не послушаешь, но все равно: будешь голодать- будешь терять контроль. Будешь злиться- будешь терять контроль. Не хочешь- избегай того и другого.
Цимисх отстранилась, мягко встала и вышла. Дежурящей "на всякий случай" охране она сказала тащить Тео за ней, и не отсвечивать конечно же телом. Не надо.
- Мистер Гибсон, мы закончили. Вы не сликом заскучали тут?
Гленн отдавала дать светской вежливости, но по хорошему было очевидно, что ей все равно.
- Он несколько не в форме, но я постаралась, чтобы он мог говорить. Полагаю, на этом моя часть сделки выполнена...
Тело пока еще связанного Тео было внесено в "салон" и аккуратно складировано возле детектива. Цимисх осталась стоять чуть поодаль, взирая. Не без интереса, надо сказать.
- А жить? - поинтересовался детектив, критически оглядывая Тео.
- Будет, хотя не скажу, что он от этого в восторге.
Гленн пожала плечами, дескать а что ему сделается.
- Сколько времени он так проживет?
- Если его не добить, то долго. Вас так заботит его судьба в песпективе или это просто сочувствие?
- Заботит судьба, поскольку после многих допросов их жертва долго не живет просто потому, что умирает от внутренних травм.
- О, дететкив, вы меня почти обижаете. Я действительно хороший медик. Ничего, что угложало бы его здоровью, на допросе не произошло. Если он умрет, то исключительно с чьей-либо помощью.
Цимисх улыбнулась, мягко так, но скорее своим мыслям, чем детективу.
- Что ж, это приятно слышать. Он может передвигаться самостоятельно?
- Не думаю. Понимаете, когда я его поймала, мне не хотелось чтобы он убегал.
- Это весьма прискорбно. Может быть, вы сразу же и укажете как медик, как можно исправить ситуацию?
- Ситуацию могла бы исправить я, за пару часов. Возможно, со временем он отойдет и сам, но понятия не имею, за какое именно. Долго.
- И что вы хотите за лечение?
- М... Детектив, вы понимаете, это редкий талант, и это стоит дорого. Учитывая, что молодой человек обещал убить мою семью, у меня мало резона ситуацию исправлять. Он в норме принесет мне проблемы, и мне несколько надоело ловить его и объяснять, как не надо делать.
Цимисх поглядела на детектива с интересом. С ощутимым, физическим интересом. Взгляд этот можно было назвать томным, как если бы она представила сейчас Гибсона без одежды.
- Что вы можете предложить, детектив?
- Не стоит тратиться на меня, детектив, - голос Тео был хриплым. И бесцветным. - Это бессмысленно.
- Я бы мог предложить вам волка, но увы, я не жажду разрывать контракт с вами таким образом. Деньги... неинтересно. Опять же, увы, но я не знаю ваших увлечений, чтобы понять, что именно могу предложить, связанное с ними, - Гибсон повертел в руках сигарету. - Мистер Моратти, разумеется, я могу оставить вас просто на улице, но это было бы бессмысленно после тех усилий, что я уже приложил.
- Волк мне не интересен, да, равно как и деньги. Мои увлечения.. Нет, это тоже не вариант, у вас этого просто нет.
Цимисх продолжала изучать Гибсона. С тем особым выражением лица, с которым смотрят на потенциального любовника... Или отлчшейний кусок вырезки. Или на все вместе.
- Какая мне будет польза от того, что я вложуж свой труд, ресурсы, и обрету лишнюю головную боль? Мне нужна выгода.
- Выгода проста. Даже более проста, чем волк. Вы хотите знать про лайнер и про те возможные преступления, которые связаны с ним и с вами. Скажем так, если бы я просто хотел выполнить моральный долг и все такое, то мне было бы все равно, что случилось с моим клиентом, и может ли он ходить. Это его проблемы, мне от него нужны только деньги. Но сейчас мне понадобятся его ноги и работа. Работа с теми сведениями, которыми он уже обладает. Руки и голова точно. Ноги - предпочтительно. Скажем... как вам, наверное, нужны ассистенты. Можно обойтись без них, можно обойтись калеками, но со здоровыми проще и быстрее. Отчет о работе я предоставлю, разумеется. Вы хотите быстро и качественно - не ломайте мне инструмент. Не хотите лечить - я буду работать дольше просто потому, что у меня рук ограниченное количество. И ног.
- Детектив... За помощь в расследовании похищения племянницы я уже отдаю вам молодого человека. Либо я вас сейчас неверно поняла, либо вы пытаетесь подбить меня на благотоврительность... Учитывая что до этого вы как то справлялись один. И учитывая наш предыдуший разговор.
Голос цимисха стал несколько укоризненным. А еще судя по всему, детектив сейчас неплохо так пал в ее глазах, ибо попытка дважды продать один товар- это совсем нехорошо.
- Итак, у вас есть только вы, и ваши услуги, насколько я поняла...
- Не только. Но вы ясно сказали, что у вас нет увлечений, - детектив поднялся, посмотрев на Тео. - Пожалуй, мы поторгуемся позже. О чем-нибудь неразумном. Например, о кошке.
Тео он поднял с некоторым трудом, попутно освобождая от веревок.
- Отчет я пришлю завтра вечером. До встречи, мисс О`Фланнаган. Надеюсь, препятствовать моему выходу не будут
- У меня нет увлечений, которые могли бы удовлетворить вы, детектив. Они... весьма специфичны.
Гленн улыбнулась, как человек, который точно знает, о чем говорит.
- Не в коей мере. Мы договаривались, что вы уйдете с молодым человеком, а не отказываюсь от своих слов. Удачи в расследовании. Если все же решите, что этот помощник вам нужен на ногах, и решите продолжить разговор об обмене... услугами, вы знаете где меня найти.
Она по кошачьи сощурила густо обведенные темным глаза, и взгляд этот был.. неоднозначным. Но не враждебным, нет.
- Возможно. Мне нужно обдумать, чем именно я готов пожертвовать, - Гибсон слегка улыбнулся, повернувшись напоследок. Глаза смертного сверкнули азартом.
- Думайте, мистер Гибсон. В любом случае, вы приятный собеседник, и мне будет приятно поболтать с вами вновь.
Цимисх улыбнулась самым краем до тошноты ярко накрашенных губ. При желании эту улыбку можно было даже назвать дружеской. При очень большом желании.
- И, мне интересно, придумаете ли вы что то. Сейчас же вам пора. У меня еще очень много совсем не таких интересных дел.
Она качнула головой, позволяя волосам рассыпаться по очень белым плечам, обрамленным очень темной тканью платья.

@темы: Гибсон, Тео, Депо, Гленн, 8 мая, 1927 год