дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой простая ирландская Цимисх заканчивает свои приключения (на сегодня) на мотоцикле и в болоте


Ночи оставалось всего чуть, а Гленн не врала, когда говорила, что дел у нее действительно еще много. Пробежать по гулям, и отдать им распоряжения, а вернее- подтвердить те, которые уже были. Коротко, в порыве смутной сентиментальности, чмокнуть не в меру радостного Шона в моркый нос. Отправить записку шерифу. Переговорить с Яковом. Что то она определенно забыла, но ладно. Авось обойдется. Цимисху совершенно не нравилось оставлять депо и не способных за себя постоять в нем, но. Энди не вернулся до сих пор. Эш не давал о себе знать. Остальная стая... Лежит у стеночек. Можно было остаться сторожить их, но. Именно что но. Если она останется- может быть ничего и не случится, а слова князя никто не отменял. Если она преуспеет хоть как то, ну, это шанс для всех. Глупая ситуация. Либо рисковать всеми, либо... Рисковать всеми.
- Беги, сынок, скажи, что завтpа бyдет новый день...
немузыкально и совершенно не попадая в такт, мурлыкала она, быстро собираясь. Вечернее платье в болотах не лучший выбор. И случись что, смена одежды нужна. Впрочем, цимисх долго вела кочевой образ жизни, и сейчас радовалась, что приучилась собираться за минуту, в минимум предметов. Гленн пробирал какой то совершенно дурной не то чтобы азарт, не то чтобы кураж, но рядом. Тео мог думать, что хотел, Гибсон мог думать что хотел, но вести допрос на ударной тяге ей не понравилось. Бессмысленное, не приносящее радости действие. Неудобный инструмент. И если пользоваться им пришлось, значит... Значит все и правда идет по пизде.
- Медведь выходит на охоту душить собак...
Ну, не медведь, не душить, не собак. Ну, допустим, отдельно взятая баба, выходит искать пропавшего не ее даже мужчину. Но настрой был примрено тем. "Мне повезет! Ебись оно все конем, мне б только понять, куда бежать, а уж там..." что именно там Гленн точно не знала, но предполагала сориентироваться по ситуации. И, со всем своим дурным куражем борзой, вывернувшейся из шлеи, она поймала первого из подвернувшихся парней.
- Мне надо на болота. Быстро. Так быстро, как птица не летает!
- Очень быстро? - давешний парень из тех, что с вечера расстрелял Цимисха, через пару минут подкатил к ней на мотоцикле. - Ну тогда держись.
- Быстрее, чем очень. Насколько сможешь.
С неким оттенком жизнерадостной дурнины подтвердила Гленн серьезность своих намерений, и лихо заняла места "нажопной грелки". То есть, за спиной водителя, руками за того водителя ухватившись. Прочно ухватившись, ибо падать в ее планы не входило совершенно.
- Ногами тоже цепляйся, а то мы улетим вдвоем, - предупредил парень, аккуратно выруливая вдоль путей.
Лететь, быстрее птицы? Да что может птица против человека, желающего преодолеть сами законы природы? Мотоцикл вздыбился, расплескивая вечную грязь, и помчался вперед, вдаль, обгоняя удивленные массивные поезда, проскакивая перед самым носом у чопорных фордов и неопртяных деревенский грузовиков непонятного происхождения, разметая воду и кучи мусора - и распевая во весь свой голос ритмичную Песню торжества. Торжества Человека над Природой и Техники над самой собой.
В болото все трое влетели, не снижая скорости. Парень вывернул руль, закладывая круги на одном месте, чтобы хоть как-то притормозить и не утонуть в трясине. И только когда расплескавшаяся болотная грязь почти перестала мелко дрожать, повернулся к Гленн.
- Ну и куда тут дальше?
К рекомендации держаться всем, чем можно Гленн отнеслась серьезно, и сама себя за серьезность немало похвалила, пока "железный конь" резал собой пространство города.. Пригорода. За городом уже. И это было.... Шикарно. Идея мотоцикла как символа, как великолепного объекта в себе, как чего то такого, чем хочется обладать, но у чего нет поа названия возникла и укоренилась где то под черепом ирландки. Если они все переживут остаток недели, надо будет чтоб этот парень ее научил. Вот так же, да. Ну или хотябы прокатилл еще раз... Осталось пережить, ага.
- А дальше я сама. Ты с "конем" потопнешь, и это будет огорчительно.
Гленн с ощутимым сожалением слезла с пассажирского места.
- Если не вернусь до рассвета, подбери меня тут следующей ночью. И да, это было охренительно круто!
Цимисх одобрительно похлопала парня по предплечью, и.. И да, направилась ровно в ту самую топь, где положено тонуть мотоциклам. Шла она, надо сказать, прямо таки подчеркнуто не скрываясь, и остановилась у невидимой, но более чем существующей границы владений старшего родича. Входить без разрешения Гленн не давала не толко вежливость и инстинкт самосохранения, но и принципы.
Болота ударили по ушам тишиной. Едва слышно поскрипывало, похлопывало, жужжало. Плеснуло раз, другой. А, нет, это прошел журавль, пробужденный шумом. На Цимисха он покосился неодобрительно и взлетел, шумно захлопав крыльями.
Дракон появился позже. Сегодня он был Человеком, неторопливо выходящим из глубин. Осмотрев Гленн, он кивнул.
- Что?
- Дело.
Цимисх акуурано качнулась смещая центр тяжести, чтобы не съезжать по топкому берегу ниже, чем она была сейчас.
- Я ищу Леона. Возможно, ты знаешь где он может быть сейчас. Или завтра.
Неожиданно решительно озвучила Гленн.
- Возможно, знаю. Но не скажу.
- Почему?
Гленн не удивилась такому ответу. Если по совести, она чего то такого и ждала. Но пробовать то надо все равно.
- Потому что он просил.
- Ну и зря. Он был не прав.
- Это уже его дело.
- Наше с ним дело, увы. Леон уже давольно давно не сам по себе. У него есть ста... мы.
Цимисх подумала, и решила зайти обходным путем.
- Почему он не хочет, чтоб мы знали где он?
- Не знаю. Больно умный?
- Однажды он пропадет, если будет все время действовать один. Он хотябы жив?
- Да должен был, - Лакес пожал плечами. - Но я не слежу.
- Он нужен мне. Я не хочу вступать в драку с князем, и с сиром Леона тоже. Если он не вернется в оговоренный срок, то или это, или оба варианта будут иметь место.
- Печально.
- Ага. Ему будет печально тоже.
Цимисх усмехнулась. Видимо, это было с ее точки зрения забавным.
- Ты в курсе про его завещание?
- Нет. И не хочу.
- Ладно. Не зная где он, я не могу ему помочь. И не могу сказать важные вести. Ты выполняешь его просьбы, но не хочешь помочь мне... Хотя сам же распекал за то, что я помогаю Леону вопреки ему... Почему?
Гленн действительно было интересно. Чертовски прямо таки интересно.
- Потому что ты трепло. А меньше знаешь - меньше выдашь.
- Ясно. Ты не можешь помочь мне в моем деле. Просить передать ему что либо, если вы встретитесь, тоже смысла нет?
С можно сказать остатками интереса в голосе произнесла Гленн. Ну а что поделать? Драться с заведомо более старшим было глупо, просить же претило с совершенно чудовищной силой. оставалось, как обычно, затаить недоброе чувство.
- Не факт. Мне его еще тоже искать. Гленн, ты ведь вроде бы не маленькая девочка, а вся из себя главарь прайда?
- И что? Ты дал понять, что нет. Настаивать я не хочу.
Теперь настало время Гленн пожимать плечами.
- Тогда чего спрашиваешь?
- Вот щас не поняла.
Совершенно искренне округлила Гленн глаза, по собачьи слоняя голову к плечу.
- Что именно ты имеешь сейчас в виду?
- Тебе сказали "нет, я ничего не знаю, знать не хочу". Ты продолжаешь настаивать на чем-то, заходя то с одного бока, то с другого. Так вот, ты глава прайда или бедная маленькая девочка, которая неделю без своего самца сама не проживет?
- А, это!
Гленн ощутимо выдохнула, ибо картина у нее в голове выстроилась давольно четкая.
- Та попробовать надо было. След через болото не хуже и не лучше других, чтобы не пытаться взять его. Не взялся, ну, дело такое...
Цимисх плавно отшагнула чуть назад, в сторону более плотной условно суши.
- Спокойного дня.
- Живи.
Отвечать цимисх не стала, вместо этого она развернулась и пошлал прочь. Сперва тяжело проскальзывая по сочащемуся влагой берегу, потом- выбравшись на свои же следы. Следов почти не было видно, и они были совершенно не той формы, какой должны, но не суть. Где то на полпути до поляны с мотоциклом она перешла на неторопливый, размерянный бег. Не то чтобы критично не успевая к дедлайну рассвета, а именно хотелось. Бежать по болоту- приятно, так почему бы нет? А еще в душе Гленн зрело неприятное такое чувство. Не обида, не злость, а некое... да хватит это терпеть. Если цетой обучения и Лакеса так и будет являться протаскивание ее мордой по полу, то... То навреное, она пожертвует бесценными знаниями ради спокойствия себя. И ради маленького, порочного удовольствия говорить "нет, не-а", тогда, когда от тебя ждут заглядываний в рот и речи с придыханием.
- Не сожрали комары?
Относительно жизнерадостно попривествовала она давешнего своего знакомца.
- В общем, золушке теперь надо быстро-быстро домой. А то нехорошо будет.
Байкер хмыкнул, усаживаясь поудобнее.
- Поехали, значит.
Обратно они ехали чуть медленнее - появилось слишком много народу на улицах. Но до рассвета все же успели, пусть и с трудом.

@темы: 1927 год, 8 мая, Гленн, Лакес