21:51 

дерзкий цирк дерзок
Ночь, в которой Алан знакомится с экстравагантной женщиной, валяется на лавке в одних трусах, а потом поит енота виски


Алан старался не задумываться о том, на сколько его ещё хватит. Пока можешь - не останавливайся. Это просто.
Он и не останавливался.
Письмо для Инги было аккуратно упаковано в конверт из плотной бумаги и отправлено с Яхонтом к Королеве.

«Инга!
Прости, что пишу это письмо так поздно (и что передаю это письмом, а не самолично). С Бьорном всё в порядке - ему ни страшны ни дуб, ни оборотень. Ему не слишком нравится временное ограничение подвижности нельзя вылезти в окно но он в безопасности. Действительно - в безопасности. Его похищение было скорее спас организовано старыми друзьями.
Я даже смог его развеселить. Попытался. Поездка на Ласара ему понравилась!»


В письме дальше следовала тщательно зачёркнутая строчка, после которой вновь начинались читаемые слова.

«У меня одна просьба или даже пожелание. Пожалуйста, Инга, держись в эти дни подальше от воды - залива, озера или реки. Ты знаешь День Сожжения Тамплиеров? Одиннадцатое мая. Не подходи к реке в этот день. Пожалуйста. Я знаю, что Птица дома Гвидион ничего и никого не боится, но я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Никто не хочет.

Твой Алан»


К письму прилагались и пирожки, те самые, от Гленн; ведь вряд ли цимисх обиделась бы на это, верно? Тем более, Алан отправил отнюдь не все…
Пока ты не останавливаешься, у тебя нет времени думать. И это даже неплохо.
Бьорну про Милан он не напоминал и пытался отвлечь брата от своего тоскливого взгляда болтовнёй обо всём, чём угодно. Не зря ведь Гленн передала ему блокнот. И пирожки здесь тоже пригодились. И не только для Бьорна, хотя Алан сомневался, что командир охотников остался бы доволен, узнай он, чьими руками были сделаны пирожки, которыми угощали его парней.
Наверное, проведи он весь день в постели, он бы смог открыть дверь ночного кафе без труда. Но чтобы справиться с неожиданно тяжёлой створкой, Алана понадобилась пара попыток, и внутрь он практически ввалился.
- Я вроде во время, - сообщил он куда-то в мутное пространство - сколько ещё ты будешь бегать без очков, идиот? - барного зала.
- Заходи, - Пилигрим перехватил ученика и практически доволок до лавки. - Бригитта, о нем я и говорил. Алан, это Бригитта, одна из моих... знакомых.
Расплывчатая черно-белая фигура сформировалась в женскую, одетую в черное платье или плащ. На голове у нее были черные волосы с седыми (или просто белыми?) прядями, а рот он прикрыла кожаной маской.
На лавку Алан позволил себя уронить, но вот на женщину глянул с настороженным любопытством, ощущая где-то на краю чувств, кончиками пальцев, исходящую от неё силу.
- Бриггита это же не от «мадам Бриджит», нет? - поинтересовался он, но по интонациям было заметно - ответ «да» его бы порадовал куда больше.
- И потому тоже, - голос у нее был плавающим, от тонкого и до старческого. - Пилигрим, ты ведь знаешь, что я хочу тебе сказать?
- Догадываюсь. И еще мне не нравятся его руки.
- О. Его руки он сделал своими руками, поэтому не надейся.
Она ловкими движениями раздела Алана, осматривая.
Он был против. Но бежать было некуда, и Алан сцепил зубы, позволяя себя раздеть и осмотреть, хоть и вздрагивал от каждого прикосновения. Щёки горели, ему было неуютно и хотелось как минимум вернуть себе рубашку.
- Я не мог не… ну, ты понимаешь, - пробормотал он, обращаясь к Пилигриму, потому что свою выходку на дороге мёртвых ничем, кроме как «ну, ты понимаешь» он аргументировать не мог.
Телу становилось легче. Ощутимо легче. Это уже была не неловкость, которая сопровождала мага уже несколько дней.
Бормотание женщины сливалось в мурлычащую кошачью песнь, и она продолжала перебирать, пересобирать, вертеть в руках переломанные кости.
Когда начали проходить странные ощущения, Алан слегка расслабился. Не настолько, чтобы перестать вздрагивать и нервничать, но за движениями Бриггиты он следил теперь лишь с любопытством. И успел заметить взгляд, который она кинула на Пилигрима. Беспокойство? Страх? Алан не мог понять - и это ему не нравилось.
- Что-то не так? - Он заворочался на лавке, пытаясь устроиться так, чтобы спина упиралась в дерево поудобней.
- Нет, все... нормально, - она сосредоточилась, ощупывая самую границу "перчаток". - Чтобы их снять, нужно будет пойти туда, где надел. Отсюда их можно разрушить разве что с руками.
- Я не умею новые руки, ну… отращивать. И ходить в Земли Теней - тоже, - Алан поёжился. - Мы там чуть…
Он осёкся, не уверенный, что стоит продолжать. Но Пилигрим, наверное, доверяет ей…?
- … не застряли. Едва удалось вернуться.
- Не полностью. Ты вытащил с собой часть Земли Теней, и она тебя поглощает.
Страх взметнулся где-то в груди, плеснул холодной волной в лицо, уколов на мгновение щёки крохотными иглами, и тут же растворился в интересе.
- И когда она поглотит, то…? Я… исчезну? - Алан пытался вспомнить что-то про призраков, но ничего, кроме Стигии, вспомнить не мог.
- Нууу... это вряд ли. И призраком не станешь. Немертвый.
Алан откинулся затылком на лавку, глядя отсутствующим взглядом куда-то в потолок - или мимо потолка? - и отчего-то вспоминая, как щекотала босые ноги влажная трава на том залитом солнцем берегу озера, куда вчера их с Бьорном вывел Ласар. А в те годы - если они были? вдруг ты действительно возник прямиком перед ступенями той церкви…? - когда он носил в себе проклятие Каина, задумывался ли он о том, как это приятно, идти босиком по траве.
Нет. Определённо - нет.
Он сглотнул.
- Как… Собратья? Вампиры.
- Вроде того, - она кивнула, снова ощупывая и мурлыча.
Не уверенный, что именно сейчас чувствует, Алан отвернулся, пряча от Пилигрима лицо.
Какой смысл прятать лицо от того, кто видит душу?
- Значит, придется снимать, - колдун привычно встрепал рыжие волосы.
Донёсшийся до него смешок был нервным.
- Снова в дерево? Или руки… резать?
Это были славные девять месяцев, правда?
- Я надеюсь, что можно будет обойтись не такими кардинальными методами.
- Пилигрим!
- Бриггита? Тебе ли не знать?
- Но он же не...
- И что?
- Варлоки...
- Разумеется, - маг снова потрепал Алана. - Не ревнуй. Поздно уже ревновать...
- Я не понимаю, о чём вы говорите, - хмуро пробормотал Алан, ёжась на лавке. - Можно одеться?
- Да, - она недовольно нахмурилась. - Я не ревную!
Маг пошевелил пальцами, заново привыкая к тому, что они вроде как в порядке. И потянулся к одежде.
- Спасибо, - пробормотал он откуда-то из-под рубашки. - Вы, ну… я ваш должник.
Не Пилигрим. Он сам.
- Хммм? И чем ты готов расплатиться? - женщина налила себе чай. Обычный травяной чай из глиняного чайника.
- Прокатить на локомотиве, проходящем, э-ээ, сквозь пространство? - Алан был серьёзен.
- Нууу... а еще? - она рассмеялась. - Культурная программа, например?
Алан смотрел непонимающе, сведя брови к переносице.
- Сходить в музей?
- Да ну... что я в музеях не видела? Вставай и разомнись.
Всё ещё хмурясь, Алан поднялся на ноги и сделал пару шагов. Присел, повертел головой из стороны в сторону, повёл рукой, словно в ладони был меч. И обернулся к Бриггите с сияющим незамутнённым восторгом взглядом.
- Всё отлично, - также сияюще он глянул на Пилигрима.
Она повела плечами, довольная, и скрестила руки на груди.
- Вот так вот. Так что с путешествием?
- Я, ну…
Восприятие наконец прояснилось, и Алан в полной мере вспомнил это место. Вздрогнув, он опустился на ближайший стул, подтянув колени к груди и обхватив их руками.
Как смешно. Ты тут ожил… и тут же узнаёшь, что… скоро перестанешь быть живым
- Ласар. Это мой… конь. Когда-то был. Не то, чтобы мой. Точнее - не совсем мой. Я его позвал, и он теперь локомотив. Силовая установка комбинированная, там… - он осёкся. - Простите. Он может проходить сквозь пространство. Если его уговорить. Не знаю, правда, предела его сил…
- А культурная программа-то какая? Ты куда собрался даму катать? - Пилигрим налил чаю и Алану.
- Я не уверен, что моя культурная программа на ближайшие дни, ну… стоит внимания.
- Понятно, ты опять пойдешь в самые опасные места. Это я уже знаю, - варлок шлепнулся на барный стул. - А с твоими перчатками придумаем что-нибудь.
Алан рассеянно кивнул. Теперь он понимал, что первое имя, всплывшее в голове, было… не совсем верным.
- Дочь Дагды, - он смотрел, не отрываясь, как Бриггита пьёт чай. Потом заморгал и покосился на наставника. - Я не могу рисковать ещё кем-то.
- Да-да. И какой твой план?
- Разведать, - рыжий скрестил руки на груди. - У меня ещё есть две ночи.
Он коротко глянул на Бриггиту, всё ещё не до конца уверенный, что при ней можно говорить всё.
- Копьё должно пылать, как маяк. Я думаю. Главное, ну, правильно смотреть.
- Даже не спорю. И как ты один собрался его смотреть?
Взгляд, брошенный Аланом на наставника, был хмурым. И едва-едва обиженным. «Ну зачем при чужих-то?».
- Ты намекаешь, что я не должен идти один.
- Работать один. Или придумать такой план, который можешь воплотить один. И без страховки...
Бриггита послала варлоку точно такой же укоризненный взгляд.
- Я собирался попросить Яхонта. Прийти, ну, в светлое время. У меня есть два дня, чтобы провести разведку и всё сделать.
Алан нервничал. И не только от чужого присутствия, но и от того, что именно сейчас Пилигрим задавал вопросы, на которые он не мог дать точного ответа. И всё же: Бриггита склеила его…
- В светлое время там? Хорошо. И да. Бриггита - одна из тех, кого я в свое время вытаскивал. Если не хочешь говорить при ней, не говори. Но гулять все равно свози, раз уж обещал!
- Свожу, - кивнул Алан, напряженно сплетая и расплетая пальцы. Покосился на Бриггиту. Интересно, что под маской? - Куда бы вы хотели, ну… прокатиться?
- Не знаю. Это было неожиданно. А как ты оформляешь переезд через границу?
- Никак. Ласар идёт там, где ему удобно. Да и я, ну… не прыгал с ним далеко. Настолько далеко.
- А, тогда лучше что поближе посмотреть?
Алан не удержался и улыбнулся несколько шире, чем стоило бы, и отозвался прежде, чем успел сообразить, что говорит.
- Ну почему же. Всегда можно проверить, как далеко он может зайти.
- Хммм... что, даже в Антарктиду?
- Я знаю одного… человека, который может рассказать очень много об Антарктиде, - Алан прикусил губу и задумчиво проговорил. - Не знаю, как Ласар поведёт себя на льду… и в мороз.
- А, - она пожала плечами. - Думай сам. Мне все равно.
У чая был вкус цветов и сухой травы. Алан смотрел на Бриггиту и видел комья мокрой земли. И тонкие детские руки, разрывающие эту землю. Девочка выбирается из могилы.
Он залпом допил обжегший горло чай. Так вот откуда… её вытаскивали.
- Хотите в Йеллоустон? Там почти как в Умбре. И можно попытаться увидеть сасквоча. Только не, ну… не сегодня. И не завтра.
- Можно, - она рассмеялась, и маска поглотила ее смех.
Алан потёр пальцами переносицу и покосился на странно молчащего Пилигрима. Потом - снова на Бриггиту.
- Спасибо ещё раз. За это, - он невнятным жестом указал на себя. Потом нахмурился. - Вы ведь не из Нового Орлеана, да?
- Нет, - она махнула рукой. Пилигрим усмехнулся.
Глаза Алана чуть расширились.
- Из-за этой стороны Вуали или…? - спросил он едва ли неугад.
- Ну... я часто туда хожу, но я человек, если ты об этом.
- Как ты, - добавил варлок.
Рыжий аж дёрнулся, мгновенно расплетая руки вокруг колен, выпрямившись и подавшись вперёд на стуле.
- Как я? - Повторил он вслед за наставником. Перед глазами снова встала могильная земля. - Вернувшаяся к жизни?
- Практически. Но для Эвтанатос это почти норма, - колдун пожал плечами. - Сплетни, сплетни... пойду я от вас. Посплю...
Алан, всё ещё завороженно глядящий на Бриггиту, только и мог, что кивнуть. А потом заморгал, опомнившись, и поспешно отвёл взгляд в сторону.
- Разбудить потом?
- Ага, когда соберешься к чему-нибудь, - Пилигрим зевнул и ушел в подсобку.
Через полминуты поблизости образовался взъерошенный енот, протягивающий Алану записку, написанную привычным почерком Гленн. И сумку с продуктами.

"О, ты быстро нашел! Угадал или папалась записка?
Если что то пойдет ни так, я тебе последнюю задницу оторву, так и знай! Что у тебя происходит ваще, какое такое не опасне заданиё, шо ты Носочка пристраивать решил? Я ж волнуюсь теперь ты не представляшь как. Вообше вот целиком, а это давольно сильно.
Нет, это плохое начало. Как ты себя чувствуешь? Ты доел пирожки (извини, тут навалилось беготни, не было шанса наделать еще)? Нет, Энди и Эш не возвращались, будет круто если ты скажешь, где их высадил. Потому что меня в край задрало бегать и искат всех, пропавших невесть куда. Черт, Пилигримм сказал, тебе волноваться нельзя. Так вот, не волнуйся, у нас ВСЕ НОРМАЛЬНО. Да, если будешь возвращаться до нас опосля 11 числа, ты аккуратнее. Проведи разведку наперед. Тут такая хурма, что Леон нам завещание оставил, по смыслу - если он после 11 не вернется, то все чего у него есть отходит его папеньке. Вот нормально вообще???!! Ну ты в курсе, я думаю. Князь ясен хрен не доволен таким раскладом, и собирается после 11 принимать меры. Короче, я конечно справлюсь, фиг ли мне, но ты бди.
Не волнуйся, реально! Рано пока!
ЕСли вдруг чего, ну ты понял, прибери Шона себе, он хороший.
И слушай, ну ты чего? Выше нос, прощальные письмо плахая штука!
А, с кораблем короче мы выяснили почти все, встретимся расскажу.
Надери там всем задницу!

Килкенни"


Сумка и записка это было важно, это было действительно важно, но… Алан сгрёб Яхонта, усаживая его на стул рядом с собой и сорвался с места, выискивая взглядом какую-нибудь бутылку за барной стойкой. Да, вот эта, с курицей - или это индейка? чёрт разберёшь - на этикетке подойдёт. Бутылка была всунута Яхонту в лапы, а сам Алан вновь устроился на стуле и погрузился в чтение.
- Какого хрена?! - Выдохнул он, дочитав письмо до подписи. И нервно взъерошил волосы на затылке, пытаясь осознать, как далеко простираются границы слова «всё».
- Э... это что? - Эвтанатос захлопала глазами, пытаясь сунуться в записку. Енот торопливо от нее шарахнулся.
Алан поспешно сложил записку.
- Очень… неожиданное письмо. П-подождите пару минут. Пожалуйста.
Он сунул письмо в карман, подхватил в охапку енота (и бутылку) и отошёл в угол, где рухнул на стул, не выпуская Яхонта.
- Ты ведь читал, ну, письмо? Завещание?! - Он пытался не нервничать, но написанное Гленн слишком резко выбило почву из-под ног.
Енот помотал головой, разводя лапками.
Слишком встревоженный, чтобы сидеть, Алан подскочил на ноги и заметался из стороны в сторону. Налетел бедром на угол стола, яростно зашипев, и наконец замер на пару секунд, переводя сбившееся дыхание.
- Но это глупо! - Он смотрел на Яхонта, в волне эмоций позабыв о сидящей в стороне Бриггите. - Это… это неудачная комбинация. Леон не стал бы так делать: он знает, что Его Высочество очень не одобрит передачу земли кому-то из Чёрной Руки. Зачем ему делать то, что заранее, ну… заранее хреновая идея!
Алан в отчаянии прикусил костяшки пальцев, сильно, до боли.
- Завещание может быть подделкой, - наконец выдохнул он. - Или это какая-то хрень.
Енот пожал плечами, снова разводя лапками. Дескать, ну откуда ему знать? Вы ши, вы и разбирайтесь. Бриггита хлопала глазами примерно с тем же выражением лица.
[ Письмо от Гленн было аккуратно сложенно и запихнуто в карман. Алан порывистым жестом обернулся к колдунье и сделал пару шагов вперёд, останавливаясь перед ней. Он выглядел смущённым, но глаза лихорадочно поблёскивали.
- Дочь Дагды, простите, но мне… мне нужно бежать. Не то, чтобы, ну… спасать мир. Но что-то вроде того. Я ваш должник - и не только в том, чтобы прокатить вас на Ласаре. Знаю, я, э-ээ, не то, чтобы могущественный маг. Но, клянусь, если вам нужна будет моя помощь - я выполню всё, что в моих силах. И не в моих.
Он чуть отступил.
- Не будите Пилигрима, хорошо? Он очень устал за последние дни.
Ещё один шаг назад и ещё. Енот был подхвачен на руки с тихим «мне очень, очень нужно в депо».
Она слегка рассмеялась старческим дребезжащим смехом и махнула рукой.
- У меня тоже тут дела. И смотри, я обижусь, если ты все сломаешь.
Енот почесал макушку и, когда они отошли подальше, обнял Алана передними лапками, буквально подхватывая и перенося в его вагон.
Там было темно, тихо, пахло ромашкой и немного пылью.
Алан прерывисто выдохнул, на мгновение уткнувшись носом в жёстковатую шерсть енота.
- Спасибо, - пробормотал он, выпуская Яхонта. А потом рванул из вагона на улицу - ему нужно было найти Гленн.

@темы: ночное кафе «Стюарт», Яхонт, Пилигрим, Бриггита, Алан, 9 мая, 1927 год, письма

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная