10:11 

дерзкий цирк дерзок
Сцена после титров.
Ночь, в которой Рихарду очень, очень, ОЧЕНЬ весело.


Высокая крепкая женщина с грациозными, но по-мужски размашистыми движениями, привалилась к стене, скрестив руки на груди. Короткие темные волосы придавали ее и без того не слишком красивому лицу суровости. Рихард нервно икнул, закусывая губы.
- Иш-а-а... - выдавил он, опознав в женщине бывшего Епископа. - А-а...
Он успел увернуться буквально за секунду до того, как Салюбри схватил (схватила?) бы его за глотку. Длинные тонкие пальцы полоснули по воздуху.
- Не-не-не! - быстро затараторил Тремер. - Я не осуждаю! Тебе даже идет!
От второго рывка он уклониться не успел и заговорил еще быстрее.
- Я напомню, что ты сам потребовал, чтобы мы вернулись, я предупреждал! И Ласомбра у тебя мудак, которому надо, чтобы было весело! И...
Договорить он не успел, захлебнувшись кровью из вырванного языка.
Возвращаться Тремер действительно не хотел. Ныл, скулил, уговаривал, повиснув в хватке Трехглазого. На какое-то колдовство сил у него уже не было, он только и смог что найти Леона. И теперь горько сожалел об этом.
Скажите, вот зачем? Что за деятельность души и мозга заставляет следовать своим клятвам с такой маниакальностью?
Колдун снова дернулся. Нет, ответ он знал. Хорошо знал. Просто Иштван нашел себе господина, который будет достаточно часто, но не слишком сильно пинать его сапогами. И теперь будет глубоко счастлив от этого. Но это же Иштван, это его личные проблемы! Зачем он втягивает в это дерьмо посторонних людей, который лизать чужие сапоги невкусно?!
Еще один обреченный рывок.
- Иштван, я тебе предсказываю, ты будешь жалеть. Он не может играть в господина, он просто мудак! Ему нужно, чтобы все вокруг бегали и смотрели на него с придыханием в глазах!
Салюбри промолчал, выходя на пути и поднимая вверх руку с вытянутым большим пальцем. Он вообще все это время молчал. И это молчание злило Савельева. Значит - все. Значит - уже решил и обратной дороги не видит. Фанатик. За что-о-о?!

Тот же вопрос хотелось задать и сейчас. Но было нечем. Колдун с усилием сглотнул кровь, вцепившись зубами во все еще находящийся во рту кулак. Из глубин души поднялся с воем Зверь.
И ему не препятствовали.
Ведь по крайней мере, это все безумно весело. Даже с перспективой самому стать женщиной или чем-то похуже.

@темы: Рихард, Иштван, 1927 год

URL
   

А ещё у нас есть енот

главная